Кавказские шахматы или о «заморозках» и «разморозках» на постсоветском пространстве

24-01-2021, 19:02, Политика [просмотров 623] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Кавказские шахматы или о «заморозках» и «разморозках» на постсоветском пространствеМинувший 2020 год продемонстрировал, что постсоветское пространство остается вулканом, который, даже спустя почти 30 лет после распада СССР, извергает войны, революции и другие потрясения. А все потому, что большинство этих стран, когда-то составляющих единое целое, так и не сумели создать устойчивой государственности, построить солидные общественные институты, обеспечить разделение властей. А это означает, что шторм еще продолжится.

Распад Советского Союза заметно обогатил и политический лексикон. При этом некоторые понятия и формулировки стали во многом условны. В должной мере уже не работает международное право, следуют односторонние подходы, появляется ущербный феномен двойных (а то и тройных) стандартов. К примеру, все согласны, что есть право нации на самоопределение, но параллельно зафиксировано положение о территориальной целостности. Спорить о том, что из этого важнее, бесперспективно. Любая конкурирующая сторона выберет устраивающий ее вариант и будет настаивать на главенстве своей версии. Как яркое тому доказательство – Косово имеет право на независимость и международное признание, а Южная Осетия – нет. Пусть прав у последней и намного больше. Так и появилось понятие как «беспрецедентный случай».

Среди политического «новояза» и такое давно уже привычное понятие как «замороженный конфликт». Это когда какое-то межнациональное противостояние, находящееся в горячей стадии, удается загасить без принятия весомого политического решения. При этом, каждая из сторон таит надежду на наращивание своей мощи, выжидая при этом удобного момента для перелома ситуации в свою сторону. Поэтому в таких случаях эффективнее всего оказывается введение в зону конфликта миротворческих контингентов.

Но если с процессом «заморозки» все более-менее ясно, то сложнее обстоит дело с «разморозкой». Между этими знаковыми моментами может проходить самый разный срок. Причем совсем не обязательно, чтобы процессом «разморозки» занимался тот, кто его собственно замораживал. Скорее тут возникают совершенно новые обстоятельства. При этом случаи возобновления горячей фазы конфликта хоть и планируются, на практике порой происходят спонтанно.

Почему мы решили поговорить об этом достаточно заезженном в политической аналитике вопросе? Во-первых, понятие «замороженный конфликт» надолго был привязан и к Южной Осетии, а понятие «разморозка конфликта» в минувшем году в полной мере коснулась Карабаха. И возможно продолжение «с оттаиванием» ситуации в Закавказье еще будет.

В политическом «меню» отношения между Грузией и нашей Республикой, сложившиеся за последние три десятка лет, и по сей день продолжают упорно называть «грузино-осетинским конфликтом». Различные международные структуры, в том числе и те, кто принимает непосредственное участие в консультациях по безопасности в Закавказье (ООН, ОБСЕ, Евросоюз) настаивают на такой трактовке. При этом мы с самого начала были категорически против этого. Дело в том, что грузинские власти при всех режимах – царском, советском и нынешнем, псевдодемократическом – одной из основных целей своей национальной состоятельности ставили окончательное решение так называемого «осетинского вопроса». При этом наши южные соседи были готовы использовать любые возможности, в том числе и до действия чужими руками. В XVIII-XIXвеках все попытки доморощенных грузинских князьков сделать из осетин юга своих крепостных бывали полностью разбиты. Тогда пошли доносы и наветы. Подкупы и лизоблюдство перед чиновниками царского наместничества приводили к тому, что против осетин снаряжались карательные экспедиции. Но и они не помогли грузинскому «дворянству». Дело дошло до уникального прецедента, когда император Николай Iиздал удивительный по своему содержанию указ, повелевав грузинам оставить осетин в покое, а в виде «компенсации» всей ватаге новоявленных грузинских тавадов был обещан пансион, который суммарно даже превышал то, что требовали эти князьки в виде податей. Но грузинам нужны были не столько деньги, сколько им хотелось власти. Власти над народом, который веками ранее их необдуманно приютил...

Произошедшая Октябрьская революция и свержение самодержавия расколола российское общество, возник промежуток беззакония и безвременья. Осетия целиком поддержала большевиков, а грузинские власти объявили себя национал-меньшевиками, и вновь пошли «усмирять» осетин. Все это вылилось в трагедию нашего народа и квалифицируется не иначе как геноцид. Тогда на спасение мирных жителей пришли войска Красной Армии, а грузинам пришлось перенести планы по решению «осетинского вопроса» на более поздний срок. При этом со сменой строя претензии если несколько и завуалировались, то цель решения «осетинского вопроса» как была, так и осталась. Нам и в советский период предлагался небогатый выбор: полное подчинение с последующей ассимиляцией, бегство и уничтожение. Все годы существования СССР уже под лозунгом «братства народов» по отношению к осетинам планово проходил культурный геноцид. Но подходящего момента для окончательного решения вопроса в Тбилиси ждали всегда.

По их раскладам такой момент сложился в период распада СССР. Центру не было времени до периферий, хотя на референдуме южные осетины проголосовали за сохранение Союза. Народ Южной Осетии в какой-то момент попал в некий политико-временной вакуум. Свое мнение и требования народ выражал на Театральной площади Цхинвала, которая была обрамлена транспарантами. Один из них, к примеру, вещал: «Горбачев! Ты предаешь народ, который за Союз!».

А вот грузинские власти срочно из коммунистических перекрасились в радикал-националистические и поспешили на выход из СССР. И опять первое, что пришло в разгоряченный, находящийся в опьяненном националистическом угаре ум, было «усмирение» южных осетин. По разумению тогдашнего тбилисского вождя Звиада Гамсахурдиа следовало не только показательно наказать «пришельцев-осетин», но и вообще «ликвидировать… Рокский перевал».

Поход на Цхинвал и временная оккупация части города к желательной цели не привели. Блицкриг не случился. Сопротивление ополченцев оказалось неожиданно упорным. Тогда была выбрана тактика постоянного давления. Цхинвал былосажден, блокированы дороги, устраивались регулярные обстрелы населенных пунктов из разного вида оружия. В результате ежедневно погибали мирные жители, было сожжено более ста осетинских сел, число беженцев исчислялось десятками тысяч. Понятно, что такое положение не могло длиться вечно, поскольку людской ресурс не безграничен. Ельцина, как и Горбачева, ситуация в приграничье интересовала мало. Но широкий резонанс, в том числе и международный, а также имевшее место давление, все-таки заставили первого президента России в кратчайшие сроки организовать Дагомысское соглашение, главным пунктом которого был ввод на юг Осетии смешанного контингента миротворческих сил. Таким образом, произошла та самая «заморозка» конфликта. Позднее подобное было проделано в Приднестровье, Карабахе и Абхазии.

Понятно, что «заморозка» ситуации предполагает возможную, хотя и не обязательную «разморозку». Причины и время обострения ситуации, нарушение зыбкого равновесия зависит от разных факторов, и в каждом случае они сугубо индивидуальны. Так случилось, что на постсоветском пространстве успешная «заморозка» была осуществлена именно в Южной Осетии, не случайно миротворческая операция здесь считалась уникальной и образцовой. Впервые был проведен эксперимент, когда миротворческий контингент составили три батальона: два – от сторон конфликта грузинский и осетинский, плюс российский. Считалось, что такой подход даст возможность сохранять равновесие на долгосрочную перспективу. И до поры это работало. Пока в Тбилиси к власти не пришел шеварднадзевский выученик Саакашвили, который, страдая манией величия, возомнил себя чуть ли не царем Давидом-Строителем, «собирателем земель грузинских». В итоге, естественно при поддержке внешних советчиков, Грузия решила расправиться с южными осетинами, теперь уже окончательно и бесповоротно. Карательную операцию так и назвали – «Чистое поле». Но взамен были сами разгромлены в ходе «пятидневной войны» и пережили унизительное «принуждение к миру».

В сокрушительном поражении в августовской войне 2008 года грузинским властям необходимо винить только самих себя. Задуманное зверство по определению должно было закончиться показательной поркой. В итоге миру был явлен чудовищный, человеконенавистнический лик грузинского национализма. В данном случае «разморозка» оказалась пагубной, унесло сотни человеческих жертв и на сегодняшний день ситуация вновь перешла в стадию очередной «заморозки». Будем объективны, пока под боком существует такая страна как Грузия, даже при наличии здесь российской военной базы, говорить о полном разрешении ситуации нельзя. Тем более, что у Тбилиси теперь еще и есть обратный воодушевляющий пример, когда «размораживатели» добились своей цели.

Нагорный Карабах издавна былкамнем преткновения, объектом споров, причиной межнационального конфликта. При этом армяне и азербайджанцы готовы до бесконечности спорить на эту тему, приводя «убийственные» исторические, археологические, лингвистические и всякие иные факты в свою пользу. Свою весомую лепту в этот межнациональный раздрай внесли и большевики. В вопросах административно-территориального деления они действовали топорно и уже тогда закладывали бомбы замедленного действия, которые в итоге сыграли в Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе... В отношении последнего (как и в случае с югом Осетии), было принято иезуитское решение. Регион с подавляющим армянским населением оказался в составе Азербайджанской ССР, получив в качестве успокоительной пилюли статус автономного образования. Ну а дальше по писанному – в условиях «народного братства» ведущая нация стала проводить ползучую экспансию против армян, прежде всего в демографическом, культурологическом и языковом плане. В итоге процент армянского населения в Карабахе стал регулярно сокращаться (то же происходило и в Абхазии, а в Южной Осетии их процент и вовсе приблизился к угрожающим тридцати).

А вот в годы крушения Союза карабахцы (в отличие от нас) очень быстро и умело очистили область от азербайджанцев, заодно оттяпав все прилегающие к Армении территории Азербайджана, превратив их в буферную зону и пробив так называемый Лачинский коридор, соединяющий Карабах с Арменией. Карабахцы были полностью удовлетворены достигнутым, а Баку вынужден был принять на тот момент создавшийся расклад. В 1994 году карабахский конфликт «заморозили». Была создана так называемая «Минская группа» по урегулированию ситуации. Но за более чем два десятка лет этой структуре мало что удалось сделать.

На фоне фактического бездействия «Минской группы» и затянувшейся эйфории армян по поводу победы, Азербайджан между тем сосредотачивался, выжидал и наращивал силы. При этом у Баку, в отличие от соседей, оказалось одно серьезное преимущество в виде огромных запасов энергоресурсов (нефть, газ). И он этим образцово воспользовался: ударились в рост хозяйственные показатели, выросло в разы благосостояние населения. Но главное, деньги шли на военное строительство: укреплялась армия, закупалась современная военная техника, приглашались военные специалисты, разрабатывались различные военные планы и программы. И это видели все, кроме… самих армян, которые почему-то решили, что «Баку не решится». Ну а когда приграничные столкновения в 2016-м и весной прошлого года записали в плюс армянской стороне, Ереван и вовсе успокоился.

Тут следует напомнить, что в 2013 году в Казани Россией был предложен вариант, по которому армянская сторона поэтапно возвращает азербайджанской занятые районы, превращенные в буферную зону. Параллельно решается вопрос возвращения азербайджанских беженцев в Карабах... То, что от этого предложения откажется армянская сторона – было ожидаемо. Удивило, что от такого расклада отказались и азербайджанцы. И это был уже не просто звоночек, а конкретный набат. По сути, еще за семь лет до «разморозки» Россия предлагала мирное решение вопроса, но к тому же самому стороны пришли через войну, многие жертвы, человеческую трагедию.

То, что Азербайджан стал отказываться от мирного пути решения вопроса, указывало на выбор силового достижения своих целей (именно по этой же причине Тбилиси все эти годы отказывается подписывать документ о ненападении). Баку просчитывал все варианты и ждал своего часа. За это время очевидным стало трехкратное превосходство Азербайджана в плане людских ресурсов. Преимущество в вооружении и военной технике также вырисовывалось достаточно очевидно. Заметно повысился боевой дух азербайджанской армии. Кроме того, азербайджанцы учли все нюансы грузинской авантюры августа 2008 года. Теперь необходимо было, чтобы благоприятно сложились и внешние факторы.

В итоге, Армения, в лице Никола Пашиняна, сама подыгрывала Азербайджану. Этот лидер за короткий срок умудрился разобщить и расконсолидировать армянское общество, ослабил армию... И еще умудрился отдать под суд героев карабахской войны. При этом не скупился на публичные оскорбления в адрес президента Азербайджана Ильхама Алиева и устроил танцы в Шуше. Для Баку такой лидер враждебного государства стал настоящим подарком.

На момент «разморозки» Россия, удобно для Азербайджана, оказалась в двусмысленном положении, поскольку открытая поддержка одной из сторон могла привести к негативным последствиям. К тому же Москве и самой надоели высказывания и действия Пашиняна, а его заигрывания с «демократическим» Западом просто раздражали. Кроме того, Азербайджану удалось перетянуть на свою сторону Грузию, которая заблокировала Армению с севера, закрыв свое воздушное пространство для российских самолетов. Такого удара от соседей-христиан Армения не ожидала. Но главным двигателем для Баку стала Турция, которая предоставила своим «братьям по крови и по вере» всю возможную военную технику, в том числе те самые боевые беспилотники, которые, как сейчас говорят, стали решающим аргументом в этой войне.

В итоге Армения ничего не смогла представить в противовес, хотя на многое и рассчитывала. В том числе и на мощную армянскую диаспору (прежде всего, в США и Франции), которая на сей раз оказалась на удивление пассивной. Вполне вероятно, что и ее крайне разочаровал Пашинян. В итоге конфликт был активно «разморожен», что повлекло за собою множество человеческих жизней и создало новые геополитические реалии в закавказском регионе.

Что будет дальше – сказать трудно. Но окончательная точка в карабахском вопросе еще точно не поставлена. Вопрос не решен, противостояние вновь «заморожено». Теперь уже на более выгодных условиях для Баку. И когда произойдет очередная «разморозка» не скажет никто. При этом наличие российского миротворческого батальона в Арцахе не станет весомым препятствием к разморозке. Также, как не стало препятствием и у нас, на юге Осетии. К тому же о возможной «Кавказской весне», которую планирует и провоцирует Запад, не говорит только ленивый. И как только это станет возможным, разморозится не только карабахский конфликт – Грузия, по науськиванию и при поддержке Запада, также поспешит «разморозить» ситуацию с Южной Осетией. По крайней мере, модернизация армии и закупка современного вооружения здесь давно уже идет полным ходом...

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно