Коста Коштэ: «Мы фактически забыли 1920 год, забудем и 2008-й. В восприятии мира многолетняя борьба осетинского народа уже свелась просто к определению «пятидневной войны»… Но надо понимать, что без четкой идеологии не может быть нации в принципе»

Коста Коштэ: «Мы фактически забыли 1920 год, забудем и 2008-й. В восприятии мира многолетняя борьба осетинского народа уже свелась просто к определению «пятидневной войны»… Но надо понимать, что без четкой идеологии не может быть нации в принципе»Его журналистика запомнилась всем бескомпромиссностью, небывалой для Южной Осетии жесткостью, критичностью и прямотой. Работа на телевидении, где под его авторством было реализовано несколько творческих разноплановых проектов, проведена необходимая работа по оцифровыванию богатейшего архива национального радио, его широкая общественная деятельность, участие в политических процессах Республики как председателя одной из политических партий страны под названием «Рæстаг Ир» («Справедливая Осетия») – каждое из этих направлений его деятельности в силу разных причин осталось в прошлом. Сегодня Коста Коштэ, известный юго-осетинский журналист и общественный деятель, пока не планирует возвращаться в медиа-пространство страны. Но согласился рассказать нам о своем юго-осетинском опыте работы в СМИ, восприятии свободной журналистики, важности национальной идеологии и других темах, к которым он приложил руку за период его активной общественно-политической деятельности.

 

– Начнем, наверное, с начала нулевых. 2001-ый год. Ваш переезд из Москвы, где Вы долгое время жили и новая сфера деятельности. Чем было обусловлено Ваше появление в медиа пространстве Южной Осетии?

– Я увлекался журналистикой на любительском уровне. Но какие-то серьезные формы мое творчество за много лет так и не приобрело. Работу в СМИ мне предложил Эдуард Кокойты, причем практически сразу после того, как он возглавил государство. В первое время моя работа ограничивалась технической составляющей работы ГТРК «ИР» и направлена она была на улучшение материально-технической базы телевидения, организацию обучающих курсов для сотрудников за пределами страны. Творческой составляющей заниматься я не планировал, это желание появилось немного позднее, когда я начал понимать, что здесь происходит. И первая тема, за которую взялся, была тема трикотажной фабрики. Огромный объект, который растащили, разворовали, распродали на глазах у всей Республики – совершенно очевидное преступное явление, в котором захотелось разобраться и сделать так, чтобы кто-то понес за это наказание. Началось журналистское расследование, которое изо дня в день стало открывать новые шокирующие подробности дела. Ранее им занимались соответствующие органы, но то расследование было похоже на фарс. Выяснилось, что собранных материалов уголовного дела, то есть оригиналов, не было ни в Прокуратуре, ни в Правительстве, ни в суде. Были какие-то копии, клочки бумаг, которые не могли быть доказательствами фактов. Огромный объект, принадлежащий государству, который легко можно было восстановить, разворовали и распродали, а конкретных виновных в этом вопиющем преступлении, судя по материалам дела, небыло. Что могло говорить только об одном – имело место сокрытие преступления на самых верхах... Я не могу утверждать, что в этом конкретном случае были замешаны высокие чины, но то, что покрывали преступление на самом высоком уровне – однозначно. И это, по сути, только один пример.

– То есть фигуранты так и не стали известны и никто не понес наказание. Получается ожидаемого итога у Вашего расследования не было? Сразу ли пришло понимание, что работать в масштабах маленькой Южной Осетии в жанре журналистского расследования фактически невозможно?

– Итог был один. Люди, которые почувствовали, что немножко начинает тлеть под ногами, начали предпринимать какие-то превентивные меры для того, чтобы меня просто убрать с информационного поля. Начались доносы, попытки убеждения главы государства в моей деструктивной деятельности… И, тем не менее, мне удалось продержаться на госканале чуть больше восьми лет. И не просто продержаться, а работать так, как я считал нужным, хотя работать в жанре журналистского расследования в реалиях Южной Осетии, где во главу угла ставится кумовство и родство, действительно, фактически означает биться головой об стену. И я, признаться, до сих пор нахожусь в большом удивлении от того, почему Эдуард Кокойты не убрал меня раньше. Ведь если быть объективным, я своей работой принес ему немало неприятностей.

– Еще одно направление, фактически не занятое до Вашего появления на ТВ – жанр политического анализа. В период очередной волны грузинской агрессии, продолжившейся с 2004 по 2008 год, именно Ваш «Набат» был одним из главных рупоров Южной Осетии в информационной войне с Грузией. И тут уже, напротив, со стороны власти это могло только приветствоваться…

– Здесь тоже не все было так просто, как может показаться со стороны. Были люди на самых верхах, которым не нравились отдельные определения, отдельная терминология, а то и тональность моих передач.

– Речь идет об определении «грузинский фашизм», которое впервые в новейшей истории публично, с экрана гостелевидения, начали употреблять именно Вы?

– Да, в том числе. Более того, мне не раз рекомендовали и самому, и через третьих лиц воздерживаться от подобных «крайностей». Так получилось, что вопреки ужасам грузинского фашизма, которые имели место быть на территории Южной Осетии в начале 90-ых, такой «великий» орган как СКК довел нашу Отечественную войну до уровня грузино-осетинского конфликта. Я и сейчас считаю, что это была абсолютно бездарная, бездумная организация, создание которой было выгодно европейцам и Грузии в частности. И сегодня мы видим продолжение этого в виде Женевских дискуссий. Ни на одной площадке до сих пор не звучит то определение, которое имеет место быть, то определение, которое отражает то, что произошло с нашим народом... Со временем понимание пришло. В частности, определение «фашизм» в разные годы употребляли главы нашего государства. Этот термин озвучивается с трибуны. Но дело в том, что в документах он почему-то до сих пор не находит отражение... Помню был момент,когда нас, руководителей и главных редакторов СМИ, как-то собрали, и один из деятелей Республики совершенно недвусмысленно потребовал от меня прекратить употреблять это слово с экрана. Я никогда не забуду его слова – «это набило оскомину и вызывает улыбку». Как говорится, без комментариев. В итоге получилось, что усилиями наших же, наделенных властью людей, политическую борьбу, которую осетинский народ ведет на протяжении столетий и которая благодаря нашим лучшим сынам обрекла стройную форму документов и вылилась в организацию государства, была низведена до драки колхозника с колхозником. Всю нашу борьбу с национал-шовинизмом и фашизмом наше же руководство свело к нулю. Ведь до сих пор ни на одной международной встрече не озвучивается реальная картина. И эта политика приводит к тому, что во всем мире Россию называют агрессором, а территорию Южной Осетии называют оккупированной территорией.

– Вопреки не поддающимся здравой логике подводным течениям, о которых Вы говорите, Вам все же удалось провести колоссальную работу, подтверждающую факты фашизма со стороны Грузии. Это и создание сайта «Осинформ», где представлен отдельный раздел под названием «Геноцид», и сбор информации в результате работы с очевидцами преступлений Грузии в рамках Вашей организации «Закон выше власти» и многое другое…

– Понимание того, что нужен ресурс, который будет транслировать происходящее в Южной Осетии на весь мир и отражать именно позицию нашего государства, пришло в разгар очередной волны грузинской агрессии. Это был 2004 год. Мы написали проект, согласно которому сайт «Осинформ» должен был стать структурным подразделением ГТРК «ИР». Это дополнительные штатные единицы, какие-то мизерные, в масштабах государства финансовые средства на обслуживание сайта и т.д. – проект был представлен в Правительство. Вопрос был принципиален – сайт должен быть именно государственным, отражающим политику государства, иначе все это можно было бы без труда сделать и с помощью частных лиц. Но и это благое начинание неоднозначно было воспринято в чиновничьей среде. То, что мне тогда удалось услышать на заседании Правительства, можно почитать разве что у Салтыкова-Щедрина. Сказать, что это было противодействие – не сказать ничего. Но «шедевральные» выступления осетинских министров остановил русский премьер Юрий Морозов, который подключился к объяснению необходимости такого СМИ в текущей обстановке. Вот такой вот был патриотизм некоторых наших деятелей и их понимание приоритетов...

– А что стало с материалами, собранными на основании свидетельств очевидцев геноцида в рамках работы организации «Закон выше власти»?

– К сожалению, тот масштаб сбора информации, который я изначально задумывал, осуществить не удалось. Организация была неправительственная, финансовыми средствами фактически не располагала, а понимания важности со стороны государства не было. Был момент, когда в Республику приехал российский чиновник, отвечающий за неправительственный сектор российских НПО. Собрал нпошников, которые хотели работать за счет российских грантов. Я представил ему свой проект, касающийся сбора материала по геноциду при минимальной финансовой составляющей. Речь шла о двух машинах с водителями, двух юристах и двух журналистах, работу которых следовало оплатить – их необходимо было командировать в Северную Осетию на определенный период. Эти группы должны были поработать с очевидцами и собрать документальную базу. База данных беженцев, которые пережили геноцид и теперь проживают на севере Осетии, к тому моменту нами уже была собрана. Однако поддержки этот проект не получил – одобрение получали проекты, на которые можно было спустить большие деньги... Что касается материалов, собранных за время существования организации «Закон выше власти», то их я передал в Правительство, конкретно Коста Карленовичу Кочиеву. Копии всех материалов были также переданы и в КГБ Республики. Это материалы, которые мы собрали на основании письменных свидетельств конкретных людей.

– На фоне какого-то равнодушия к теме 100-летия геноцида осетинского народа, которая должна была «прозвучать» на весь мир, но не «прозвучала» должным образом, получается, мы безрассудно уже забываем и то, что произошло недавно, в наше время…

– Да, тему геноцида мы «размазали». А это означает, что мы идем в никуда. Мы упускаем шанс за шансом. Здесь два варианта – либо это глупость, либо предательство. И то и другое губительно. Мы разбавили нашу кровь, и сами же сделали из нее водицу… Сегодня работа по признанию геноцида даже если и проводится, чего я не исключаю, то она настолько мизерна, что рассматривать ее серьезно не получается даже при всем желании. Очень мало и людей, которые вообще говорят об этом вслух. Необходима общенациональная системная работа. Да и вообще о чем можно говорить, если у нас по фактам бесчинств грузин в «наши» 90-ые годы нет документов, по Зарской трагедии нет документов-оригиналов. Я не знаю, как с этим обстоит дело сейчас, но в свое время, когда я занимался этим вопросами и искал материалы, их не было. Сказали, что все забрали в Россию... Мы фактически забыли 1920 год, забудем и 2008-ой. В восприятии мира многолетняя борьба осетинского народа и так уже свелась к определению «пятидневная война» между Грузией и Россией. А те, кто призван заниматься этими направлениями, со времен первого президента сидят на тех же должностях и извратили тему геноцида до простой драчки. Вся эта галиматья, заправляемая на протяжениидесятилетий какими-то лозунгами – ерунда, потому что без четкой идеологии не может быть нации в принципе. А у нас идеологии нет. Зачатки были во время основания Республики, когда люди встали как один на защиту своего Отечества. Да, и тогда были предатели. Они бывают в любые времена. Но в те годы была заложена основа, на которой мы могли построить сильное государство.

Рада Дзагоева


Опубликованно: 19-07-2021, 13:17
Документ: Интервью > http://respublikarso.org/interview/3754-kosta-koshte-my-fakticheski-zabyli-1920-god-zabudem-i-2008-y-v-vospriyatii-mira-mnogoletnyaya-borba-osetinskogo-naroda-uzhe-svelas-prosto-k-opredeleniyu-pyatidnevnoy-voyny-no-nado-ponimat-chto-bez.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад