Откровенный разговор о пенсиях граждан РЮО с министром труда и социальной защиты Олегом Гаглоевым

1-07-2024, 13:17, Интервью [просмотров 390] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

 

Откровенный разговор о пенсиях граждан РЮО с министром труда и социальной защиты Олегом ГаглоевымСозданному недавно в Республике Министерству труда и социальной защиты предстоит немало работы. Помимо воп-росов организационного характера перед министерством стоят задачи социальной поддержки, стабилизации рынка труда, и – один из наиболее актуальных на сегодня вопросов – проблема пенсионного обеспечения граждан Республики. О том, какие проблемы есть сегодня в данной сфере и каких реформ следует ожидать жителям нашей страны, мы поговорили с министром труда и соцзащиты Республики Олегом Гаглоевым.

 

– В России фактически нет потолка размера пенсий: сумма выплат зависит от стажа, региона, размеров заработной платы и, соответственно, размеров отчислений в Социальный фонд. В Южной Осетии, однако, потолок установлен, и вне зависимости от стажа и объема отчислений пенсионер не сможет получать выплаты выше этой суммы. Почему так?

– Действительно, у нас существует порог пенсий, на сегодняшний день это 10 250 рублей, все мы понимаем, что сумма это мизерная. Тем более, что прожиточный минимум на текущий год у нас утвержден в размере 17 249 рублей – то есть фактически максимальная пенсия существенно ниже установленного прожиточного минимума.

К сожалению, мановением волшебной палочки эту проблему не решить. Выплаты гражданских пенсий производятся только из бюджета Социального фонда Республики, а пополняется он, в свою очередь, только из отчислений с заработных плат трудоустроенного населения. При этом сегодня ситуация такая, что фактически все полученные Социальным фондом средства сразу же распределяются на действующие выплаты, на пенсии и пособия. Никакого «запаса», за счет которого можно было бы увеличить размер пенсий, у фонда нет.

– Почему так произошло?

– Причин несколько. В первую очередь это размер отчислений: в Российской Федерации в Социальный фонд отчисляется 22% от фонда оплаты труда работников, тогда как у нас отчисляется лишь 11%. Учитывая размер зарплат в Республике, в Социальный фонд изначально поступает небольшая сумма. Другая причина – соотношение количества пенсионеров и трудоспособного населения. По официальным данным численность населения у нас всего 56 тысяч человек. При этом 13 тысяч граждан Республики являются лицами пенсионного возраста. Не все они получают пенсии в Южной Осетии – по данным на 1 мая 2024 года получателей пенсий у нас 6 258 человек.

Пенсионному фонду при его создании в 2012 году была передана определенная сумма в качестве финансовой «подушки». Все эти годы недостающие для выплат средства фонд брал из этой суммы. Однако в прошлом году деньги закончились. Фактически сейчас у Социального фонда нет никаких «запасных» средств. Именно по этой причине в 2024 году появились задержки выплат пенсий: по сути, мы платим ровно столько, сколько можем.

– Иными словами, сегодня трудоустроенные граждане отчисляют средства от своих зарплат в Социальный фонд не на свои собственные будущие пенсии, а на те пенсии, которые платятся сейчас?

– Да, к сожалению, таковы минусы советской пенсионной системы, которая у нас действует по сегодняшний день. Социальный фонд расходует те средства, которые ему удается собрать. Сегодня мы ставим перед собой задачу нарастить возможности нашей пенсионной системы – нам необходимо работать на достижение стратегической цели, чтобы поколение людей, рожденных, скажем, в 90-х, выйдя на пенсию, не получали сегодняшние мизерные суммы.

Что касается краткосрочной перспективы, то без радикальных вливаний в Социальный фонд мы экстренно ничего изменить не сможем. А возможность масштабных вливаний, которые могли бы одномоментно ситуацию исправить, маловероятна. Мы ведь не можем резко повысить размер взносов в Социальный фонд, если не произойдет повышение размеров заработной платы. Так что единственный выход, который мы видим сегодня – это работать на перспективу.

– Каким образом?

– В первую очередь, и это, конечно, очень сложный вопрос – повышать пенсионный возраст. У нас сейчас, по сравнению с той же Россией и другими странами, пенсионный возраст достаточно низкий – 55 лет для женщин и 60 для мужчин. Учитывая размеры пенсий, населению все равно приходится работать и после наступления пенсионного возраста. Мы будем работать над предложением увеличить пенсионный порог, но не для тех наших граждан, которые будут выходить на пенсию в ближайшие пять лет. Потенциально повышения следует ожидать лицам, рожденным примерно после 1980 года – они должны быть готовы к тому, что выйдут на пенсию на пять лет позже.

Второе – надо так или иначе увеличивать отчисления в Социальный фонд. Конечно, радикального увеличения не будет, но постепенно ставку придется повышать, хотим мы этого или нет. Сегодняшние 11% не могут обеспечить Соцфонд необходимыми средствами для пенсий, которые были бы выше прожиточного минимума.

С отчислениями, кстати, есть еще такая проблема: многие владельцы частного бизнеса, заведений общественного питания, сферы услуг не регистрируются в Социальном фонде и, таким образом, не делают страховые взносы. Да, сегодня их сотрудники получают на руки чуть больше оплаты, но в будущем им будет сложно претендовать на получение пенсии, или вообще невозможно. Кроме того, это снижает общий уровень поступлений в бюджет Социального фонда, что, в свою очередь, влияет на сегодняшние выплаты и делает невозможным их повышение. Ведь чем меньше денег получает Социальный фонд, тем меньше он может выплатить.

Еще один стратегический вопрос – это работа с демографическими данными. Социальный фонд должен, в идеале, иметь возможность планировать выплаты на будущее, иметь представление о том, сколько пенсионеров будет через год, десять лет, двадцать. Количество трудоустроенных граждан, которые производят отчисления, может уменьшиться, а пенсионеров, наоборот, увеличиться – и за этой динамикой демографических изменений необходимо следить. Сегодня, к сожалению, возможностей для такого планирования у Соцфонда нет.

– Однако данные о сегодняшнем количестве пенсионеров есть, они ведь обновляются регулярно?

– Да, и эти данные показывают рост. Как я ранее отметил, на 1 мая у нас было 6 258 получателей пенсий, а за четыре месяца до этого, по данным на 1 января 2024 года, их было 6 003 человека.

Однако эти данные не дают возможности прогнозировать изменение количества пенсионеров. Сегодняшний рост в том числе обусловлен и тем, что определенная часть наших граждан лишилась возможности получать пенсии в России (Северной Осетии) – по результатам проведенных Социальным фондом России проверок выявилось, что при оформлении пенсий они предоставили неверные, неполные или вообще ненастоящие документы.

Одна из причин такой ситуации – то, что в Российской Федерации пенсии наши граждане получают только по тому стажу, который они отработали в советское время. То есть годы работы в Республике Южная Осетия при оформлении российской пенсии не учитываются, и в идеале за этот стаж гражданину должно платить наше государство. Однако, к сожалению, сегодня возможности нашей пенсионной системы это исключают.

Другая проблема с числом пенсионеров – непропорционально большое количество среди них инвалидов. Из 6 тысяч получателей пенсий треть – две тысячи человек – пенсионеры по инвалидности. Это, как минимум, странно, и, вероятно, стоит проверить, как именно эта инвалидность оформлялась.

– Предчувствуем, что эти проверки не вызовут восторга у населения...

– Да, будет возмущение, наверняка. Но люди, которые оформили «левые» справки, получают свои выплаты незаконно. Они обманывают все остальное население, и в том числе из-за этих людей у нас такой размер пенсий сегодня. Да, они стараются улучшить свои условия жизни, но при этом забывают о том, что из-за их действий страдают другие.

– Как сейчас может гражданин повлиять на размер своей будущей пенсии?

– Недавно мы подкорректировали механизм добровольных отчислений в Социальный фонд – теперь граждане, которые не работают на постоянной основе здесь или трудятся за рубежом, но в будущем хотели бы получать юго-осетинскую пенсию, могут делать отчисления добровольно.

Государственные награды и звания, к сожалению, тоже не влияют на размер пенсионных выплат. Единственное исключение – почетное звание Заслуженного работника, за которое пенсия увеличивается на 350 рублей.

– Без учета взносов в Социальный фонд, может ли гражданин как-то еще повлиять на размер выплат?

– Сейчас, к сожалению, нет. Но в идеале такая возможность должна быть. Один из возможных примеров – различные банковские продукты, вклады, которые могут работать по подобию пенсионных систем.

– Актуальная проблема рынка труда в Южной Осетии – совместительство, и к нашей теме она тоже имеет отношение. Понятно, что сегодня законодательство отличается от прошлых лет и полные две или, тем более, три ставки уже вне закона; однако как быть гражданам, которые в прошлом, возможно, годами работали на нескольких работах и делали отчисления с зарплат на каждой должности?

– На текущий момент мы в любом случае упираемся в наш потолок пенсий, связанный с количеством средств у Социального фонда. Как бы человек ни работал, на скольких работах, сколько лет бы он ни трудился, и какой бы ни был его вклад в становление Республики – сегодня мы физически не можем платить больше десяти тысяч.

Отдельный вопрос – так называемые военные пенсии для сотрудников военных ведомств, МВД, КГБ. Этот вопрос вне компетенции Министерства труда, так как пенсии для военных выплачиваются через государственное пенсионное страхование, напрямую из государственного бюджета, а не из средств Социального фонда.

Гражданское население же по закону должно проходить систему пенсионного страхования в Социальном фонде – таковы нормы и в Южной Осетии, и в России. И это не зависит от того, где это гражданское население работало – на мирных должностях или в какой-нибудь зоне конфликта. К сожалению, военные пенсии могут получать только кадровые военные – причем не обязательно солдаты, а в том числе кадровые офицеры-военные журналисты или медики. Гражданские врачи, например, некоторое время добровольно проработавшие в военной зоне, все равно могут получать только гражданскую пенсию через Социальный фонд.

– Таким образом, в будущем – и, судя по всему, довольно близком, – населению Республики стоит ожидать повышения пенсионного возраста и увеличения размеров отчислений в Социальный фонд. Как Вы сами сказали, это меры стратегические. Однако, может, есть возможность все же «исправить» ситуацию срочно, этаким мановением волшебной палочки?

Конечно, есть. Это деньги. Если завтра на счету Социального фонда внезапно появится большое количество денег, то мы и пенсии пересчитаем, и социальные выплаты увеличим, и накопительную часть подключим... Но сегодня, к сожалению, такой возможности у нас нет. И мы будем в меру наших сил эту ситуацию исправлять – теми механизмами, которые подвластны нам, а не воле случая.

 

Александра Цховребова

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно