Весеннее интервью на невесенние темы

9-03-2022, 13:30, Интервью [просмотров 997] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Весеннее интервью на невесенние темыКажется, в этой женщине сочетается несочетаемое – рациональность с эмоциональностью, педантичность с умением экспериментировать, приверженность своим принципам и умение легко признавать свои ошибки, сила со слабостью. Наверное, в этих противоречиях и есть ее индивидуальность. Индивидуальность человека со своим мнением, своим нестандартным походом к работе. Индивидуальность женщины, которая умеет руководить. Аряна Джиоева, Заслуженный работник образования, много лет возглавляющая Дворец детского творчества. Успешный руководитель и мудрый наставник молодежи, который в одном отдельно взятом образовательном учреждении смог создать и сохранить атмосферу, в которой комфортно всем. И коллективу, и его многочисленным воспитанникам. В канун весеннего праздника мы адресовали ей несколько вопросов, в ответах на которые – несколько штрихов к женскому портрету нашей неординарной собеседницы.

 

– Аряна Константиновна, Вы прошли все ступени трудовой деятельности, начиная с вожатой в пионерской организации, были и министром образования, уже много лет являетесь директором большого коллектива. И почти все, кто с Вами пересекался в процессе работы, отзываются о Вас как о человеке, требовательном прежде всего к себе. Дисциплина начинается с руководителя или собственный пример просто как ориентир для других?

– Да, безусловно. Хотя, наверное, дело не в том, на какой должности человек работает, а в самом подходе к работе. Где бы я не работала на протяжении всей своей трудовой деятельности, я никогда не приходила туда «с чемоданом». Каждый раз это была настроенность на результат и полная самоотдача делу, которым занималась, не задумываясь о том, что через определенное время мне придется покинуть это место в силу разных обстоятельств. В моей достаточно продолжительной трудовой деятельности было много разных эпизодов, одним из которых была работа на Цхинвальской швейной фабрике. После школы, когда я не прошла по конкурсу в ВУЗ, приняла для себя решение не терять год и устроилась на фабрику. Работала швеей, за год с небольшим стала передовиком производства. На следующий год, когда я уже поступила в институт на вечернее отделение и не могла себе уже позволить посменную работу, руководство фабрики уже не хотело меня отпускать, поэтому мне придумали работу, которую я могла совмещать с учебой. Мне предложили формировать коробки для изделий швейной фабрики. Фабрика тогда только расширялась, отдельные помещения все еще были не обустроены, в некоторых цехах даже не было окон. На этом сквозняке, в этой пыли я одевала рабочий халат и погружалась в трудовой процесс. И никогда не думала, что я здесь временно. Так было всегда. Где бы я не работала. Где бы человек не работал и какую бы он профессию не выбрал, самое главное, быть честным и перед собой, и перед другими. Мне очень не нравитсявыражение «быть в гармонии с самим собой». Что значит быть в гармонии с самим собой? Иногда это звучит как оправдание какой-то беспечности и поверхностного отношения к своим обязанностям перед обществом. Я думаю, человек, в первую очередь, должен быть в гармонии с окружающим миром. И всегда стремиться к тому, чтобы окружающим было с ним комфортно, особенно если это касается работы.

– А человеку самому должно быть комфортно в профессии, которую он выбрал… В Вашем случае педагог, наставник, воспитатель подрастающего поколения – это внутреннее призвание или обязанность перед выбранной однажды профессией?

– Не могу сказать, что это призвание. И даже не выбор, к которому я стремилась в юности. Просто так сложилось. Я училась во второй Цхинвальской школе, окончила математический класс и мечтала стать юристом. После школы предприняла две попытки поступить на юридический факультет за пределами Южной Осетии. В советское время на факультет юриспруденции было очень сложно устроиться. Мало мест выделялось абитуриентам, которые поступали туда сразу после школы. Поэтому два года подряд я не прошла по конкурсу. Третьей попытки уже не было. Из чувства неловкости перед родителями, которые переживали, что я все никак не становлюсь студенткой, я отказалась от идеи стать юристом и поступила на филологический факультет ЮОГПИ. Сегодня, с высоты своих лет я нисколько не сожалею, что все так сложилось. Я бы, наверное, не смогла стать частью системы, которая сама способствует тому, чтобы общество воспринимало ее неоднозначно с учетом определенной несправедливости, свойственной каждому периоду времени. Мне кажется, я бы в этой системе, в силу своего обостренного чувства справедливости, попросту не выжила. В систему образования я тоже пришла не сразу, поскольку и в годы учебы, и сразу после нее была большей частью вовлечена в общественную работу через участие в деятельности комсомольской организации. Как я уже сказала, была и передовиком производства, и комсомольским лидером, и депутатом городского совета народных депутатов. А после получения диплома устроилась в Райком партии…

– Но потом в Вашей жизни появляется Дворец пионеров, с которым жизнь свяжет Вас на долгие годы. Венера Николаевна Басишвили, бывший директор Дворца – имя, олицетворяющее в системе образования юга Осетии истинный профессионализм педагога и воспитателя, еще при жизни именно в Вас увидела свою преемницу, человека, которому можно доверить будущее своего детища. Можете сказать, что именно у нее Вы прошли школу наставника молодежи и руководителя?

– Отчасти да. Венера Николаевна в свое время сумела создать во Дворце атмосферу, которая и по сей день является отличительной чертой нашего коллектива. И желание способствовать тому, чтобы коллектив был одной семьей, а каждому нашему воспитаннику в этой своеобразной семейной обстановке было комфортно, является, по сути, продолжением заложенных этой удивительной женщиной традиций. Вместе с тем, у нас с Венерой Николаевной совершенно разные стили работы. Первое и самое главное ее качество – умение чувствовать людей. Она всегда умела окружать себя единомышленниками, которые были асами в своей профессии, и четко знала, кого приблизить, кому что поручить. Вместе с тем, она могла отодвинуть человека или распрощаться с ним, если он не способен показать ожидаемого результата в работе. У меня в этом смысле немного другой подход. Я всегда стараюсь добиться от человека хотя бы минимума тех задач, которые, как руководитель, перед ним ставлю. Во Дворце сегодня много сотрудников, которые пришли в наш коллектив сразу после окончания ВУЗа, т.е. фактически без какого-либо опыта. Всегда непросто работать с молодыми специалистами и учить их чему-то – это, конечно, зачастую долгий процесс, не всегда приносящий результат, но в каждом случае я стараюсь идти до конца, стараюсь предлагать другие направления, где способности человека могут раскрыться с неожиданной стороны. Я всегда на стороне молодежи. И считаю, что если кто-то из начинающих где-то не дорабатывает, то это вина старших. Системы образования, школы, ВУЗа и т.д. Конечно, проще всего отмахнуться от молодого специалиста, который в силу разных причин не получил достаточной квалификации. Но мы не можем себе этого позволить. Кризис специалистов абсолютно во всех сферах достаточно ощутим уже сегодня, нарушена преемственность поколений, и если мы не переломим ситуацию, нам попросту не на кого будет рассчитывать в будущем. Поэтому сегодня перед нами, старшими, колоссальная ответственность. Передать свои опыт, знания, наработки как можно большему количеству молодых специалистов. Учить их, если надо – заставлять работать, добиваться решения поставленных задач. Да, возможно, зачастую и вопреки. Но пока нет системной работы, ощутимых результатов добиться крайне сложно.

– В бытность министром образования именно Вы заложили основу многоступенчатой работы под названием «Программа духовно-нравственного развития молодежи». Национальный компонент довольно ярко просматривается и в работе Дворца, который Вы сегодня возглавляете. В приоритетах работы с подрастающим поколением воспитание национального самосознания рассматривается Вами как основа?

– Когда мы задумываемся над тем, как же нам воспитывать наших детей, которые уже не те, что, скажем, лет 20 назад, и даже уже не те, что были лет 10 назад. Мы должны им предлагать то, что им близко. В том числе и то, что им близко генетически. Может быть это звучит архаично и может я чрезмерно консервативна, но другого выхода у нас нет, если мы не хотим раствориться в этом мире. Почему, если отдельные народы Северного Кавказа с трепетом относятся ко всему национальному и делают все возможное для воспитания своих детей в духе продолжения своих лучших традиций, мы не можем активизировать работу в этом направлении? Кстати, программа духовно-нравственного развития молодежи, основа которой была заложена в 2009 году – это не мое ноу-хау. Эту идею нам предложил экс-президент Эдуард Кокойты. И на ее реализацию тогда были выделены немалые финансовые средства. А мы уже в Министерстве образования эту программу разработали. У меня изначально был принципиальный подход к отдельным позициям, предусмотренных программой. Когда мы говорим о программе духовно-нравственного развития, мы должны задумываться о том, что мы получим в итоге. Какой продукт окажется в результате своих усилий. Можно, конечно, без конца организовывать разовые акции, можно проводить мероприятия, но они результата не дают, если нет продуманной системы. Если мы выпускаем книги и не задумываемся о том, для чего они нам нужны и что они в принципе могут дать нашим детям. Когда мы работали над программой развития родного языка, нас буквально заваливали рукописями всевозможных книг, требующих издания. И тут возникал вопрос, а для кого мы издаем эти книги, если дети у нас не читают на осетинском языке и если все эти издания не найдут своего адресата. Мы же их издаем не для того, чтобы они пылились на полках библиотек и книжных магазинов. Именно поэтому было принято решение пока разработать программу для детей детских садов и начать работу именно с этого. И я благодарна Зое Битаровой за ту работу, которую она провела. Ведь и в дошкольных учебных заведениях, и в школах за последние годы в рамках этих программ было сделано немало, но недостаточно, поскольку очень мало людей, которые по-настоящему в этом заинтересованы, а усилиями лишь отдельных людей впечатляющих результатов добиться сложно.

– А насколько оправданным, на Ваш взгляд, в наших условиях может стать открытие осетинской школы? Хотя бы одной, в виде эксперимента, с учетом того, что мы фактически являемся частью российского образовательного пространства.

– Я думаю, что в данный момент мы к этому не готовы. Поскольку одной идеи открыть школу недостаточно. Нужны учебные программы, но и это не главная проблема. Главнее, на мой взгляд, наполнить эту школу содержанием. Кто поведет своего ребенка туда учиться, с учетом отношения сегодняшних родителей к родному языку? И какими условиями обучения мы сможем сделать подобное учебное заведение привлекательным для большого количества учащихся и их родителей. Все эти вопросы требуют глубокого анализа, которым мы на сегодняшний день не занимаемся. Впрочем, вопрос повышения качества образования лежит в гораздо более широкой плоскости. С учетом количества учителей и учеников по Республике и соотношении этих цифр, можно сказать, что на одного учителя приходится пять учеников. То есть при желании образовательный процесс можно организовать так, что до каждого ученика совершенно реально доводить программы на уровне репетиторства. Но опять-таки, это огромные усилия и бесконечно трудоемкая работа.

– Кстати, об объемах работы. Загруженность и вечная занятость, особенно, когда женщина – руководитель, требует определенных жертв, и зачастую от этого страдает именно семья. Вы были супругой и, как казалось со стороны, соратницей Вадима Габараева, достаточно известной на юге Осетии личности, мэра Цхинвала в военные 90-ые, активного участника национального сопротивления. Да и сами Вы во все времена были активно вовлечены в общественную и трудовую деятельность. Как удавалось удерживать баланс и правильно расставлять приоритеты, чтобы семья, дети, быт, наконец, от этого не страдали?

– Удавалось. Потому что было желание. Огромное желание справляться со всем, что, наверное, и придавало сил. Мне, несомненно, повезло с супругом. И я благодарна Богу за то, что этот человек был рядом со мной. Он оказал на меня, на мое мировоззрение очень сильное влияние. Конечно, при этом нельзя сказать, что я потеряла себя, свою точку зрения, свое отношение к жизни. Но, тем не менее, я на многое в жизни посмотрела его глазами. Конечно, когда мы с ним что-то обсуждали и я высказывала точку зрения, которая не совпадала с его точкой зрения, я, как женщина, воспитывавшаяся в чисто осетинских традициях, могла просто промолчать и прислушаться к тому, что говорил мой муж. И в большинстве случаев я проявляла покорность и не спорила с ним. Но проходило время и я убеждалась в том, что он был прав. И, тем не менее, для него всегда была важна моя точка зрения. Семейные отношения, благоприятная погода в доме во многом держатся именно на женской мудрости. Умении промолчать даже тогда, когда это кажется невозможным. Если я говорю, что я всегда старалась понимать своего супруга, то с его стороны было то же самое. Хотя, наверное, он никогда бы мне не простил, если бы я как хранительница домашнего очага, допускала, чтобы у нас дома в чем-то был непорядок. Он как мужчина, как хозяин в доме, как отец своих детей был очень требователен. И все у него должно было быть идеально. Как же я смогла балансировать между работой и домом? Смогла. Потому что мне самой это было нужно и важно. Я не могла жить без активной трудовой деятельности, но я всегда на главенствующие позиции в своих приоритетах ставила свою семью. По-другому быть и не могло.

– Женщина-мать, женщина-супруга и соратница, женщина-руководитель. Вы своим примером доказываете, что можно быть успешной во всем, но, тем не менее, признаете, что право главного слова оставляете за мужчинами. А как же равенство?

– Я за равенство, но в этом случае женщина должна забывать о своей гендерной принадлежности. И если она хочет, к примеру, заниматься политикой наравне с мужчинами, занимать в государстве высокие должности и т.д., то следует забыть о том, что она – женщина. И окружающие должны забывать об этом. Или же выбрать другое предназначение, где есть место и женскому кокетству, и слабостям, которые совершенно естественно можно взвалить на сильные мужские плечи. Выбор есть всегда. Но и в том, и в другом случае он требует четких контуров. Если не стирать границы, в нашем обществе с восприятием женщины в любом качестве все в порядке.

– С наступающим праздником весны Вас. И успехов!

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно