Роберт Гаглойты: «К столетнему юбилею ЮОНИИ мы подходим с солидными достижениями, но еще больше нам предстоит сделать…»

1-02-2022, 11:19, Интервью [просмотров 1636] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Роберт Гаглойты: «К столетнему юбилею ЮОНИИ мы подходим с солидными достижениями, но еще больше нам предстоит сделать…»1 февраля Юго-Осетинскому Научно-исследовательскому институту им. З.Н. Ванеева исполняется 100 лет. Именно в этот день 1922 года представители интеллигенции Южной Осетии создали «Научно-литературное общество», преобразованное впоследствии в Юго-Осетинский Научно-исследовательский институт.

В течение века Институт занимается исследованиями в области истории Осетии, археологии, этнографии, Нартского эпоса, осетинского языка и литературы, многих других направлений. Из научно-литературного общества институт превратился в крупный научный центр. ЮОНИИ внес весомый вклад в развитие осетинской национальной культуры, а в судьбоносные для Южной Осетии годы ученые Института были в авангарде борьбы за национальные интересы. О том, с какими свершениями подошел авторитетный храм науки к своему вековому юбилею, какие задачи перед ним стоят сегодня и о том понимании, на которое рассчитывает Институт со стороны государства – наш разговор с директором ЮОНИИ имени З.Н. Ванеева, Заслуженным деятелем науки РЮО, кандидатом исторических наук Робертом Гаглойты.

 

– Роберт Хазбиевич, известно, что празднование 100-летия ЮОНИИ перенесено на более поздний срок в связи с ограничениями вследствие пандемии. Какие основные мероприятия планируется провести, и насколько широко будет отмечаться солидный юбилей Института?

– Прежде всего, хочу сказать, что 100-летие Научно-исследовательского института является значимой вехой для Южной Осетии в целом и, соответственно, будет отмечаться на государственном уровне. Мы представили руководству Республики план мероприятий, в который вошло много разных направлений. Основным из них, заключительным этапом, к которому будет двигаться весь спектр событий, станет торжественное заседание с участием гостей – наших коллег-ученых, представителей разных научных институтов и центров России, Абхазии, других стран, но в течение года будут происходить и другие интересные события. К примеру, совместно с телевидением мы работаем над циклом передач о наших выдающихся ученых, которые внесли большой вклад в развитие отечественной науки, те, кто работал, кто продолжает работать здесь: доктора наук – историки, филологи, философы, экономисты. Мы уже рассказали о Мурате Петровиче Санакоеве и Баг-рате Виссарионовиче Техове, предполагаются передачи о Иване Никифоровиче Цховребове, Сослане Шалвовиче Габараеве, Зинаиде Давидовне Гаглоевой, Нафи Григорьевиче Джусойты, Баграте Захарьевиче Плиеве, Викторе Сикоевиче Техове и многих других. Обязательно будут рассказы о ныне здравствующих наших ученых, кто и сегодня прославляет своим трудом науку Южной Осетии, докторах исторических наук Юрии Сергеевиче Гаглойти, Руслане Георгиевиче Дзаттиаты и многих других, включая более молодое поколение наших сотрудников. Цикл передач будет идти до конца всего юбилейного года. План предполагает также цикл телевизионных передач по научным направлениям – истории Южной Осетии, как древней, так и последующих периодов, археологии, языкознания, этнографии Южной Осетии. Будут проводиться круглые столы и другие мероприятия в контексте вопросов того или иного научного направления.

Все пункты нашего плана, кроме телевизионных передач и публикаций в СМИ, связаны с финансированием. Так, в плане много мероприятий, связанных с изданием научных работ, проведением конференций и т.д. Дата юбилея совпала с периодом подготовки и проведения президентских выборов, что, естественно, предполагало проблемы с финансированием. Ограничения, связанные с пандемией коронавируса, тоже создали нам определенные трудности, но такая солидная юбилейная дата единственного научно-исследовательского института страны заслуживает всестороннего внимания.

Сейчас пока нельзя уверенно сказать, что мы успеем осуществить все задуманное, это зависит от многих обстоятельств, пришлось перенести даже научную конференцию, приуроченную ко Дню науки, к 1 февраля, пока не будут сняты ограничительные мероприятия. Конференцию мы готовим, но дату еще не установили. На торжества, которые состоятся не раньше сентября, мы рассчитываем пригласить много гостей, представителей научного мира России – Москвы, Карачаево-Черкессии, Дагестана, Чечни, а также Абхазии, где у нас много друзей, коллег, к примеру, президент Академии наук Абхазии Зураб Джапуа, нартолог, еще не бывал у нас, будем ему рады, как и другим ученым Абхазии, с которыми у нас очень теплые отношения. Планируем организовать интересную культурную программу с выездом к местам памятников истории и археологии. О мероприятиях к юбилею ЮОНИИ будут сообщать баннеры и растяжки на улицах города. Хотим также увековечить память об одном из основателей института, директоре ЮОНИИ в 1941-1943 годах Захарии Ванееве портретом в популярном у нас в Цхинвале стиле стрит-арт на доме, в котором он жил, или мемориальной доской на здании НИИ. Хотели бы также, например, одну из городских улиц назвать именем одного из наших именитых ученых, это также в планах юбилейных мероприятий. Во время торжественного собрания гости и участники смогут получить подарочные наборы для гостей с нашей издательской продукцией, блокнотами и ручками с логотипом ЮОНИИ. Хорошая идея обратиться к Национальному банку РЮО с просьбой изготовить серебряные монеты, посвященные 100-летнему юбилею Института. Есть планы, связанные с выпуском научной литературы, прежде всего, 42-го и 43-го номеров «Известий ЮОНИИ»... На время торжеств планируем оформить в фойе Института экспозицию, выставить имеющиеся у нас раритетные книги, археологические и иные экспонаты в витринах, чтобы участники торжеств могли видеть эти ценности. Безусловно, очень важно на должном уровне осуществить все эти планы, но я считаю, что лучшим подарком Институту, которым были бы отмечены уважение и забота о развитии науки в Южной Осетии, должно стать решение его финансовых проблем. Там, где ценят науку, принято говорить о расширении финансирования на исследовательские процессы, мы же надеемся хотя бы на закрытие тех вопиющих дыр в бюджете Института, при которых говорить о плодотворном, прорывном развитии науки говорить не приходится.

– Если попытаться коротко подвести итоги, с чем подошел Институт к своему знаменательному юбилею? Какие можно назвать самые большие достижения, открытия, прорывные проекты, выполненные в стенах Института?

– Это очень сложный вопрос, потому что многое зависело от условий, в которых работали наши предшественники, многие из их достижений равнозначны подвигу. К примеру, с первых лет существования Института, еще в 1920-х годах, когда было не более 6-7 сотрудников, они уже были заняты работой над предметными толковыми словарями – по ботанике, естествознанию и т.д. Занимались вопросами фольклора, сбором материала по Нартскому эпосу. Большую работу проводил сотрудник Института в 1950-х годах Борис Александрович Галаев по сбору и записи осетинских народных песен, создавал аранжировки мелодий для фортепиано и хора, издал фундаментальные труды по осетинскому музыкальному фольклору. В 1930-40-х годах заметную роль играла в работе института Евгения Георгиевна Пчелина, которая проделала большой объём полевой работы, она первая составила археологическую карту Южной Осетии и опубликовала очень содержательные работы по этнографии осетин: «Обычай гостеприимства у осетин», «Дом и усадьба нагорной полосы Южной Осетии», а также описание обряда посвящения коня умершему.

Если говорить о сотрудниках ЮОНИИ, кто из них какую лепту внес в деятельность Института за все эти годы, это предмет отдельного исследования. Если даже называть имена в случайном порядке, среди наших сотрудников во все периоды были большие ученые, скажем, Сослан Шалвович Габараев, который был и директором Института, его труды по философии переведены и вышли, в том числе в Китае. Владимир Давидович Абаев, тоже в свое время возглавлял Институт, опубликовал очень интересные труды по экономике, вопросам промышленности, он был и участником Гражданской войны, очень интересный человек. Дзатте Гугкаев – был ученым секретарем Института, у него блестящие исследования по теме творчества Иуане Ялгузидзе…

Если подводить итоги в целом о деятельности НИИ, то к вековому юбилею мы пришли в целом с солидными достижениями, но за последние двадцать лет успехи института уже не так впечатляют, наметился заметный спад в научной деятельности, тому есть объективные причины. Но и за этот период есть определенные достижения, к примеру, «Толковый словарь осетинского языка». Не у всех народов есть такой словарь. Первые два тома вышли в 2007-2009-м годах, выход третьего тома, к сожалению, завис, если можно так выразиться, по техническим причинам, которые мы постараемся устранить в самое ближайшее время. Третий и четвертый тома должны также выйти в Москве в издательстве «Наука». Долгие годы над исследованием «Топонимия Южной Осетии в письменных источниках» работали Замира Дмитриевна Цховребова и Юрий Альбертович Дзиццойты, они выпустили первые два тома, сейчас над книгой продолжает работу Ю.А. Дзиццойты. В области археологии у Института блестящие достижения – прославленное исследование знаменитого Тлийского могильника (раскопки вел Баграт Виссарионович Техов) и Едисского городища (Руслан Георгиевич Дзаттиаты). Изданы книги по вопросам экономики, которыми и сегодня пользуются те, кто интересуется природными ресурсами Южной Осетии, к примеру, работы Евгении Павловны Дзагоевой, которая возглавляла отдел экономики. Следует сказать особо об исследованиях в области литературы – о книгах по Нартскому эпосу и другим вопросам Нафи Григорьевича Джусойты, который долгое время заведовал отделом истории осетинской литературы. Эту же должность занимал потом Мелитон Резоевич Казиев, у которого также был очень плодотворный период работы в ЮОНИИ. Над вопросами языкознания работал выдающийся ученый Николай Ясонович Габараев, он был редактором «Толкового словаря осетинского языка». Есть солидные достижения и по другим направлениям: работы Зинаиды Давидовны Гаглоевой по осетинским фамилиям, религиозным праздникам, эти книги очень популярны среди народа и уже переиздавались. Необходимо отдельно выделить исследования Юрия Сергеевича Гаглойты в области истории и нартоведения. Известны работы Мурата Кузьмича Джиоева по средневековой аланской истории. В прошлом году состоялась презентация книги «Фарн Вассо» Зои Александровны Битарты, в которой собраны научные труды выдающегося ученого, ираниста-осетиноведа Васо Абаева и воспоминания о нем. Это все результаты плодотворного труда ЮОНИИ, которому да-на высокая оценка научным сообществом. Все же надо отметить, что особенно эффективно наши сотрудники работали до начала событий 1990-х годов прошлого века. Перманентные войны, экономическая разруха, миграция, утечка кадров отбросили нашу науку лет на 30 назад, хотя я считаю, что ученый работает в любых условиях, а если их нет, старается использовать все возможности – так требует наше высокое призвание.

– Утечка кадров происходила, в том числе, в сферу политики – так требовала политическая ситуация.

– В конце 1980-х было заметно самое активное участие наших ученых в борьбе за национальные интересы, более того, ученые были в авангарде этой борьбы. После провозглашения независимости Южной Осетии многие из них возглавили ведомства, которые создавались в молодом государстве, так что и тут мы внесли в строительство государства большой вклад – наши возможности, опыт и знания.

– В последнее время мы наблюдаем со стороны определенных народов попытки пересмотра исторических фактов, необоснованные претензии на аланское наследие. Голос ученых сейчас так же нужен, как в конце 80-х годов в условиях борьбы с грузинским национализмом.

– Согласен, и основная проблема здесь в том, что нашим видным ученым нужно готовить себе последователей, это жизненно необходимо для Института и для науки в целом. Но, к сожалению, нет заинтересованности к служению науке среди молодого поколения. К примеру, я считаю себя на сто процентов учеником Баграта Техова, хоть и учился в аспирантуре в Тбилиси, моим руководителем был академик А. Апакидзе, очень уважаемый мной человек. А. Робакидзе, известнейший этнограф Грузии, был научным руководителем Алана Резоевича Чочиева. Многие грузинские ученые, которых я знал, не были националистами, ни слова против осетин не прозвучало с их стороны... Сейчас у Института трудные времена, мы не можем вернуться в русло той масштабной работы, которой всегда славился ЮОНИИ. У корифеев отечественной науки, к сожалению, нет преемников, они не подготовили учеников, а при этом искусственно навязанный пересмотр в отношении аланского наследия только набирает обороты.

– Алан Резоевич Чочиев, сейчас тяжело болен, Институт поддерживает с ним контакт?

– Мы в контакте с его близкими, желаем ему скорейшего выздоровления. Я высоко ценю его труды, считаю, что Алан Резоевич на несколько шагов опережает многих коллег по научному складу ума, логике. Василий Иванович Абаев был высокого мнения о его работах и был рад, что идет хорошая преемственность осетинских историков. Все работы Алана Чочиева имеются в библиотеке нашего научного института, в том числе те, что вышли за последние годы, он передавал их ЮОНИИ через дочь, Анну. По возможности хотелось бы помогать нашим именитым ученым в трудное для них время, речь не только об Алане Чочиеве. Должен быть фонд поддержки, это вопрос не просто этики, а коллегиальности, существования единой команды, где царят взаимоподдержка и уважение.

– Расскажите о международных контактах Института.

– У нас есть договоры о сотрудничестве с Московскими институтами – Археологии, Языкознания, Востоковедения, Санкт-Петербургским Институтом истории материальной культуры. Налаживаем контакты с сербскими учеными, с их Археологическим центром, один из сотрудников которого принимал участие в раскопках у нас селе Аргвиц, где были найдены погребения. Непосредственно контактируем с Абхазским Институтом гуманитарных исследований, участвуем в их мероприятиях. Теплые отношения нас связывают с Академией наук Абхазии. На уровне личных контактов есть связи почти со всеми странами бывшего СССР. Мы обязательно участвуем во многих международных научных конференциях. Я постоянный член оргкомитета конференции по археологии Северного Кавказа «Крупновские чтения», которые регулярно проводятся в столицах северо-кавказских республик уже более 30 лет. Конференция носит имя выдающегося ученого Е.И. Крупнова, чей вклад в науку связан с масштабной работой в области археологии Северного Кавказа. В этом году конференция пройдет в г. Майкопе в апреле, если не помешают ограничения по коронавирусу.

– А можно провести «Крупновские чтения» в Цхинвале?

– Почему нет? Я могу предложить коллегам Цхинвал в качестве места проведения следующей конференции. Подготовить такую солидную конференцию – большой труд и ответственность, но и престиж высокий, на нее, как правило, приезжает много гостей, участников – не менее 300 человек. Наш институт, которому исполнилось 100 лет, заслуживает такого уважения, но и мы должны стремиться сохранить высокий престиж ЮОНИИ, заработанный нашими учеными за все предыдущие годы, нужно продолжать исследования, издавать научные труды, защищать диссертации. Эта последняя задача у нас упирается в отсутствие требуемого количества докторов наук, в связи с чем не может быть сформирован диссертационный совет. К примеру, в Абхазии большинство членов диссертационного совета – приглашенные ученые из российских и других институтов, доктора наук. В Абхазии восемь действующих научно-исследовательских институтов, у нас же один НИИ. ЮОГУ также является научным центром, и Национальный музей тоже должен заниматься научными исследованиями. Людвиг Чибиров, Зинаида Гаглоева и многие другие наши ученые начинали свой научный путь с музеев, а сам Национальный музей был создан на базе Научного института еще в 30-х годах прошлого века. В нашем институте достаточно сотрудников-языковедов, чтобы сформировать из них Институт языкознания, и он может быть отдельной научно-исследовательской единицей. Перспективная идея также создать отдельно Институт осетиноведения.

Будущие кандидаты наук готовят свои диссертации не только в стенах Института, мы даем им возможность пройти стажировку в Москве, но есть определенные трудности, связанные с установленным порядком защиты в России. Есть также банальная проблема, связанная с оплатой работы руководителя. Многое зависит и от самих соискателей, им следует проявлять больше активности и настойчивости. В данный момент три человека готовятся к защите кандидатских диссертаций по направлению языкознания, есть и сотрудники, которые выходят на защиту докторской диссертации.

– В этом году у нас еще один знаменательный юбилей – исполняется 1760 лет со дня основания города Цхинвал. К празднованию этой даты, вероятно, привлечен и Научный институт.

– Исторические источники утверждают, что Цхинвал как населенный пункт, был основан царем Аспагуром/Асфагуром в 262-265 годах н.э. («асп» на персидском означает «лошадь»). Аспагур прибыл в эту местность для того, чтобы собрать воинов в свое войско, но заболел и умер здесь, он похоронен где-то в окрестностях города. Эти данные есть в исследованиях М. Цотниашвили, Р. Меписашвили, и других грузинских авторов. Но есть свидетельства того, что жизнь здесь не прекращалась с эпохи камня, к примеру, на территории города есть курган «Нацаргора», один из известнейших на Кавказе, с погребениями IV тысячелетия до н.э., есть и другие курганы в окрестностях Цхинвала. Мы готовы отметить эту дату совместно с администрацией города. Я получил письмо от мэра столицы с предложением продумать план мероприятий к юбилею Цхинвала, мы обсудили этот вопрос на Ученом совете. Словом, год у нас получается насыщенным событиями...

– Роберт Хазбиевич, о кадровом вопросе Вы не раз говорили в интервью СМИ, в том числе, нашему изданию. С какими еще проблемами приходится «сражаться» ученым ЮОНИИ вместо того, чтобы заниматься непосредственно наукой?

– Приятно, что за последнее время мы приняли новых сотрудников, но речь идет в целом о подготовке молодой смены ученых, это большая проблема для нас, корень которой уходит в финансирование Института. У нас есть плановые программы, интересные проекты, их надо осуществлять, но как это сделать без финансирования? Причем, финансирование требуется не по остаточному принципу, а в самом полном объеме, если мы рассчитываем на серьезные достижения. Нам необходимо специально оборудованное помещение для архива НИИ, которое обеспечит сохранность материалов, это дорогой проект, но нельзя считать, что с ним можно повременить. Обязательно нужно хранилище со всеми специальными условиями хранения археологического материала. Нужен проектор с интерактивной доской, постоянное пополнение библиотечного фонда, без чего невозможна научная работа. Нужна новая современная оргтехника, в том числе, обязательная, я бы сказал, жизненно необходимая Институту техника для оцифровки имеющихся у нас материалов, особенно редких, таких как личные письма Коста Хетагурова, например. И нашим сотрудникам, в конце-концов, нужна достойная зарплата, которая привлечет молодежь и вдохнет жизнь в эти исторические стены. Потому что там, где нет науки и образования, нельзя говорить о государственности! Интерес к науке нужно возрождать комплексными мерами, государство само должно поднять авторитет науки, это и будет благодарностью всем ученым ЮОНИИ за весь тот багаж знаний и ценнейшие открытия, которые оставили нам наши предшественники.

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярно