Яндекс и осетинский язык

1-03-2021, 17:17, Интервью [просмотров 746] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Яндекс и осетинский языкВ последнее время на лентах новостей часто мелькают сообщения о молодых людях, которые продвигают осетинский язык и культуру во всемирной паутине. Энтузиасты, преданные родному языку, переводят популярные мультипликационные фильмы, интерфейсы программ, разрабатывают приложения... Но старания волонтеров пока капля в неисследованном море возможностей. Среди инициатив области цифровизации можно выделить проект группы лингвистов и программистов во главе с Аланом Тасолтановичем Салбиевым, которые взяли на себя бремя пополнить «Яндекс-переводчик» миллионом устойчивых фраз на осетинском языке.Поисковик будет постигать осетинский язык постепенно, словарный запас пополняться одноразово по 50 тысяч слов и к концу текущего года перечень языков мира на платформе Яндекс обзаведется осетинским языком. По словам руководителя группы, «Яндекс-переводчик» станет первым шагом осетинского языка в киберпространстве, а в будущем даже умной технике можно будет дать команду к действию на осетинском языке «мӕ къуымтӕ ма мын расӕрф». О Яндекс-переводчике, цифровизации осетинского языка, своей волонтерской команде и будущем Алании в цифровой среде в интервью газете «Республика» рассказал руководитель проекта Алан Салбиев.

– Возможно, я скажу очевидную мысль, но нет такой отрасли в нашей жизнедеятельности и всего общества, которого бы не коснулась цифровизация.Мир идет к тому, что, то, чего нет в цифровом мире, этого вовсе не существует или не имеет перспективы на развитие. В современном мире, если народ не может генерировать информацию о своей культуре, истории и традициях, о том, что составляет нравственную, художественную, литературную, ненаучную, спортивную ценности, то рано или поздно этот вакуум будет кем-то заполнен. Но тогда у народа, который позволил этому вакууму образоваться, нет никакой исторической перспективы. Иными словами, вопрос создания цифровых сервисов и формирования цифровых следов народа в новом киберпространстве – это далеко не технический вопрос. Это вопрос жизненной важности для будущего любого народа и нации в нашем постоянно меняющемся мире глобализации. Каждый из нас это должен почувствовать и принять, это волна всеобщего прогресса. Либо мы удержимся и окажемся на гребне волны, либо, сопротивляясь новшествам,в силу небольшой численности относительно других народов, просто уйдем, как вода сквозь песок истории. А на шу историю и культуру, уверяю вас, приберут к своим рукам.И подобные попытки мы уже наблюдаем.

Мы не можем себе позволить быть расслабленными, так как это могут делать более крупные народы, более ресурсообеспеченные страны. Наше выживание – за счет скорости работы наших мозгов, никакой другой перспективы в эпоху экономики знаний и экономики интеллекта не существует.

Идет новый технологический уклад, четвертый по счету в истории человечества. Если проанализировать историю нашего народа, то величие наших предков заключалось в их дальновидности. Именно благодаря их мудрости, прозорливости, мы сохранились как этнос.Когда-нибудь наши потомки должны сказать про нас, что мы в эпоху слома образа жизни, привычного мироустройства на основе новых технологий и цифровых знаний оказались столь прозорливы, что определили наш вектор развития таким образом, что мы до сих пор живём. Мы стоим у истоков величайших изменений, связанных с новыми технологиями и не имеем права не сформировать фундаментальный качественный базис нашего народа в цифровом мире.И главное в этом деле наш язык. Мы должны сделать так, чтобы любые популярные цифровые платформы начали понимать осетинский язык, и он стал равноправным игроком среди других языков мира. Мы должны сделать так, чтобы люди свободно переводили с осетинского и на осетинский. Яндекс-переводчик позволит многим людям открыть для себя сокровищницу осетинский культуры. Языковой барьер мешает даже осетинам постигать собственную культуру. Многие из нас не на достаточном уровне знают свой родной язык, потому что в доме с ними на родном языке никто не говорил,потому что преподавание языка было не на хорошем уровне. Ему попросту на дали изучить родной язык.

Сегодня чуть ли не с рождения ребенок осваивает телефон, а там, к сожалению, тоже нет осетинского языка.

Расскажите поподробнее об осетинском Яндекс-переводчике.

– Проект начался буквально полтора месяца назад, координирует его заслуженный учитель Республики Северная Осетия – Алания Дзарасова Белла Николаевна, она уже почти 50 лет учит новое поколение нашего народа осетинскому языку. По договоренности с компанией Яндекс нам надо один миллион фраз перевести на осетинский язык. При этом фразы касаются практически всех аспектов жизнедеятельности. Очень важно при этом, что большая часть этого набора фраз предполагает использование современных терминов и выражений.

Наша задача заключается в том, чтобы в Яндекс-переводчике оказался живой и гибкий язык, который не застыл где-тона стыке XlX-XX веков и не развивается. Он не должен быть как красивый музейный экспонат, которым любуются время от времени, но не могут использовать в быту. Поэтому задача наша сначала договориться и определиться, как переводится тот или иной термин и только потом его перевести.Все работы мы должны освоить до ноября, чтобы всё это закачать в обучающую нейросеть и чтобы Яндекс-переводчик стал понимать осетинский.Это важнейшая филологическая работа на стыке технологий и современных знаний. Ведь очень много слов перевести невозможно, скажем слово «фарн».Поэтому нашей группе предстоит практически неподъемная на первый взгляд, но жизненно для нас необходимая работа. В последнее время в работу подключились много новых помощников, у нас намечается сбор активистов, их около 15 человек, мы будем разрабатывать дорожную карту.

Мы собираемся подключать к работе не только лингвистов,учителей осетинского языка, представителей научных кругов интеллигенции, но также хотим бросить клич нашему народу и выполнить задачу при помощи волонтерства и доброй воли неравнодушных к истории своей нации и к будущему своего народа, своих детей. Активно задействовать ресурсы севера и юга Алании,потому что это задача подлинно общенародная, она касается каждого осетина, в какой бы точке земного шара он не жил.

– На данный момент работы Вам чья помощь нужна больше, лингвистов, языковедов или помощников в техническом плане?

– Сейчас важно проработать вопрос адаптации предложенных фраз и слов на осетинский язык. Буквально дословно переводить не получится.У нас нет цели создать переводчик ради галочки. Мы должны создать переводчик таким образом, чтобы он действительно переводил тексты, как с осетинского на любой язык мира, так и с любого языка мира на осетинский язык. Здесь механический бездушный подход не подойдёт,он абсолютно вреден для нашей задачи. И здесь, конечно, нужна будет помощь не только профессиональных лингвистов, но и всех, кто владеет родным языком, любит всё богатство родного языка и, самое главное, использует родной язык в живой разговорной практике.Я не представляю, как бы мы обошлись без помощи юга, потому что именно на юге Алании до сих пор, к огромному моему счастью, хотя уже не в той степени как раньше, на бытовом уровне используется родной язык. Поэтому неравнодушные люди с юга нам очень нужны, ведь задача наша заключается в формировании базиса осетинского языка и культуры в цифровом мире. Как только искусственный интеллект изучит наш язык до такой степени, что будет переводить тексты, то следующим шагом станет, чтобы голосовые помощники начали понимать осетинский язык.

– Какие проекты реализуются по цифровизации осетинского языка в Алании и конкретно Вами? Как представлена Алания в цифровой среде?

– Мы создали в рамках единой линии 122 на территории Северной Осетии линию по коронавирусной инфекции. С любого телефона, если набрать 122, вы попадете на линию помощи по коронавирусной инфекции. Мы подключили голосовую помощницу на основе искусственного интеллекта, которая знает ответы на 1 300 вопросов по коронавирусной инфекции. Но она это делает пока на русском языке, потому что нейросеть еще не знает осетинского языка. Мы уже отстаем, потому что не можем давать умной технике голосовые команды на осетинском языке. Современному пылесосу ты не скажешь «мӕнӕ ма рыгтӕ асӕрф». Поэтому создание переводчика – только первый этап нашей работы, после чего мы начнем интегрировать и в другие цифровые сервисы. Яндекс-навигатор, умные колонки, многого других аспектов, которые мы используем в современной жизни…

– Вы сказали о необходимости помощников, в том числе и с юга Алании. Сколько добровольцев к Вам уже обратилось, откликнулось на Ваш призыв?

– С тех пор, как мы в первый раз рассказали о своей инициативе, мы получили только по социальным сетям порядка уже 20 заявок. Уверен, это только начало. И, конечно, я наш народ никогда не делил на север и юг. И как только мы определимся с планом работы, мы всем народом навалимся и решим общенациональную задачу.

– Вы сказали, миллион фраз нужно перевести на осетинский язык с русского. А как формировалась эта база?

– Корпус был сформирован Яндексом на основе статистики востребованности и анализа всех массивов, в том числе и поисковых запросов. Именно этот корпус был взят за основу, когда Яндекс-переводчик обучали другим языкам, даже самым крупным. Ровно на том же словарном базисе, который был для обучения системы английскому, китайскому, французскому и другим языкам. Осетинский язык будет создан точно на той же словарной базе.

– Известно, что любая работа не обходится без ошибок. Уже после завершения работы можно будет исправлять и дополнять Яндекс-переводчик?

– Когда мы переведем миллионную по счету фразу, отдадим Яндексу и они загрузят ее на свою платформу, вся работа начнется именно тогда, потому что обязательно будут погрешности, ошибки,неточности. Нов Яндекс-переводчике вы с любого языка можете указывать, если видите какие-то погрешности в переводе. Этот механизм будет жить вместе с языком.Поэтому я говорю, что миллион фраз – это начало работы. Пусть ни у кого не складывается ложное ощущение,что этот пласт слов и фраз мы переведем и всё, забудем. Это только минимальные условия для начала большой истории присутствия осетинского языка в глобальном цифровом мире.

– Уже какой-то объем фраз загружен? Яндекс уже начинает понимать осетинский?

– Пока нет. Мы договорились с Яндексом, что будем отправлять им порции фраз по 50 000, первый набор самых сложных фраз мы отдали Белле Николаевне, заслуженному учителю, она над ними работает. Она занималась многими проектами, у нее колоссальный опыт. К примеру, Белла Николаевна руководила подготовкой осетино-русско-китайского словаря в мобильном приложении, кроме того, она литературный редактор очень интересного и востребованного многими проекта студии Frank animation, которая выпустила 10 серий обучающих мультфильмов на осетинском языке…

– Сегодня многие молодые люди занимаются продвижением осетинского языка в интернете, периодически о них пишут в СМИ. Вы следите за их работами?

– Не то что следим, но и пользуемся их трудами. Другое дело, что мне больно, что подобные проекты реализуется как частные инициативы. Без системного государственного подхода, мы мало что сможем сделать. Поэтому не работать над продвижением этого вопроса – непростительная ошибка для руководителя, который смотрит в будущее своей страны хотя бы на 10 лет вперед.

Я могу рассказать о подвижниках развития осетинского языка, которые не имеют никого отношения к государственным программам. Это Тамерлан Цгоев, Анжела Кудзоева, Инал Плиты, Сергей Таболов, Ахсар Габараев, Таймураз Бтемыраты и другие. Вот они истинные патриоты своей Родины, которые без громких лозунгов,без претензий на миллиарды, тихо и уверенно делают работу на своем участке, вносят свою лепту в формирование следа всего народа в цифровом мире.

– Складывается впечатление, что несмотря на популярные лозунги о спасении родного языка, что на юге, что на севере Алании, о сохранении языка заботятся только энтузиасты, и он практически отдан на попечение волонтеров?

– Вся эта работа, которая нами выполняется, не входит в мои обязанности руководителя управления РСО-Алания по информационным технологиям и связям. Сознаю, что могу нажить себе недоброжелателей, но у меня сердце болит, когда мы на севере сделали портал государственных услуг и сервисы, перешли на электронные дневники и журналы, развиваем так называемые проактивные услуги, когда за получением полагающихся субсидий и пособий никуда ходить не надо, на юге этого всего нет. Я уже работаю пятый год и мне бы хотелось, чтобы все наши работы были внедрены на юге нашей Родины. Без ложной скромности могу заявить, что мы продвинулись далеко вперед даже на фоне остальной страны. И у меня сердце болит, что в этом плане юг нашей земли с каждым днем отстает. Видит Бог, что в этом плане у меня совесть чиста перед народом, я пытался. Почему мы зависим от одного оператора мобильной связи, почему нет портала государственных услуг Государства Алания. Даже если бы они не были востребованы, в целях государственного престижа, они необходимы как атрибут страны… Очень много почему и ни одного ответа. Мы проводим много курсов для университетов, но ни разу мы не получили приглашения из ЮОГУ.Я далек от мысли кого-то ругать, но уверен, что найду понимание в этих элементарных, но необходимых вопросах.

Яндекс и осетинский язык

Фатима Плион

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно