Министр культуры Махарбег Кокоев: «Отсутствие авторитетов в сегодняшнем составе труппы является, пожалуй, одной из главных причин духовного разложения нашего театра…»

2-07-2012, 18:28, Интервью [просмотров 3044] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

В интервью с Министром культуры Махарбегом Кокоевым, месяц назад утвержденным в своей должности новым главой республики, мы намеревались коснуться практически всех направлений работы находящегося в его ведении ведомства. Тем более что, эта сфера, казалось бы, являющаяся олицетворением национальной самобытности, этакой визитной карточкой целой нации, по причине нашей же безрассудности и совершенного равнодушия, вопреки своей значимости оказалась в сегодняшних реалиях где-то на «задворках» наших национальных приоритетов и ценностей. Сегодняшнюю ситуацию в сфере культуры можно характеризовать по-разному: безвременье, стагнация, и даже режущим слух определением – хаос. Министр культуры, не дожидаясь наших вопросов, изначально сам задал разговору критический тон, заметив, что критику отчасти понимает и принимает, но при этом нацелен на кардинальные изменения в своем ведомстве. Интервью, безусловно, не понравится многим и, прежде всего, тем, кому адресованы критические замечания министра. При этом мы готовы предоставить газетные полосы всем, кто видит и может предложить пути выхода из сложившейся критической ситуации в сфере культуры. А пока предлагаем Вашему вниманию беседу с Махарбегом Рутеновичем Кокоевым, которую мы начали с самого болезненного вопроса – возрождения национального театра.

 

– Руководством Республики было принято решение о строительстве театра по последнему проекту из тех, которые рассматривались на протяжении последних лет. Что из себя представляет этот проект? За эти несколько лет мне довелось ознакомиться с тремя проектами, из которых последний представляется самым оптимальным. Первый, который еще до войны 2008 года, разработала и представила московская проектная организация «Моспроект» был достаточно масштабный и хотя было принято решение об его утверждении, он никак не вписывался в архитектурные особенности нашего города. Позднее реализация проекта, к счастью, была приостановлена, поскольку столь масштабные расходы для нашего государства оказались попросту неподъемными. Второй также сродни первому был масштабным и «неуместным». Последний проект, за который взялись специалисты из Северной Осетии, разрабатывался непосредственно с учетом нашего мнения. И вот здесь мы пришли к практически абсолютному взаимопониманию. Было решено оставить фасад сгоревшего здания, представляющий собой архитектурную и историческую ценность, в прежнем виде, ну а само здание возвести с нуля, несколько увеличив его в объемах. В один момент, правда, было принято неожиданное решение возвести театр в прежних, сгоревших стенах. Но, к счастью, второй тур президентских выборов состоялся, поменялось руководство республики и новый глава страны, еще в ходе предвыборной кампании высказывающийся резко против подобного подхода к восстановлению театра, первым же делом распорядился приостановить подобный произвол. Сейчас принято решение о возврате к проекту северо-осетинских проектировщиков, согласно которому здание театра полностью сносится, незначительно увеличивается и строится. Многие, должен отметить, желают видеть в центре нашего города исключительно театр прошлого. Но мы должны понимать, что время идет и необходимо поспевать за новыми тенденциями. К примеру в старом театре сцена была 8,5 х 9 метров. Сейчас таких сцен в драматических театрах уже нигде не встретишь. И если, допустим, к нам захочет приехать гастрольный театр, а мы предложим старые параметры – уверен, никакой уважающий себя театр сюда приезжать уже не захочет. Надо, чтобы сцена была как минимум двенадцатиметровой, а еще лучше все пятнадцать метров. Да и нашей труппе легче будет работать в приемлемых условиях, не ограничивая постановки в декорациях. Кроме того, должен быть увеличен и зрительный зал. И здесь тоже принято оптимальное решение – было 326 мест, будет уже 500, что тоже отвечает стандартам сегодняшнего дня, ведь если в зрительном зале театра меньше 500 мест, он не может претендовать на статус государственного драматического. Меньшее количество посадочных мест может быть в ТЮЗе, в кукольном театре и т.д.

– Одним из главных требований, озвучиваемых чаще всего, является сохранение национального колорита театра. В сгоревшем здании театра были уникальные росписи на потолках зрительного зала, отражающие нашу национальную историю и самобытность, в свое время сотворенные лучшими мастерами искусства Южной Осетии. Немаловажным считается и их восстановление, иначе мы в конечном итоге можем получить некое безликое сооружение, мало чем отличающееся, к примеру, от стандартных театральных зданий, сплошь и рядом встречающихся где-нибудь в российской периферии…   

– К сожалению, фотографий, материалов, касающихся внутреннего облика театра и, в частности, потолков зрительного зала у нас нет. Но тут вопрос довольно спорный – а надо ли восстанавливать точную «копию» того самого сгоревшего зала? Эти расписные потолки были уместны в том здании, в ту эпоху, будут ли они также органично вписываться  в  возрожденном  здании театра? Поэтому пока об этом речь не идет, вот когда мы сможем, наконец, получить новое здание, когда забрезжит свет в конце тоннеля, тогда и будем обсуждать этот вопрос. А пока… Единственное, что я могу сказать, это то, что мы должны постараться, чтобы новое здание максимально было оформлено в национальном стиле, с изобилием элементов исторического и культурного наследия наших предков.

– Когда же вопрос строительства театра, наконец, перейдет из проектной стадии в плоскость практической реализации? Существуют ли вообще конкретные сроки строительства?

– К сожалению, нет. По крайней мере, мне о них ничего не известно…

– Каждый раз, когда речь заходит о возрождении театра, разговор идет не только о строительстве здания, но и, в большей степени, возрождении духовного величия. То, что нам приходится наблюдать в отношении нашего главного очага культуры в последние годы, иначе как недоумением назвать сложно. Наверное, все, в том числе и сами актеры, должны понимать, что если переломить сегодняшнюю ситуацию не удастся, в будущем входить в восстановленное здание нам будет попросту не с чем…

– Это, пожалуй, самая больная и животрепещущая проблема. Театр, к сожалению, стал таким не сегодня и даже не вчера. Этой ситуации, этому кризису уже больше десятка лет. Настоящее искусство в нашем театре отсутствует, причем с течением времени ситуация только усугубляется. К сожалению, так происходит, когда из театра уходят лидеры, костяк, который, образно говоря, никто не имеет права перекричать. Если же каждый считает себя талантищем вне зависимости от собственного потенциала и возможностей, считая себя гениальным, причем в единственном роде, выше остальных, здорового духа в коллективе не будет никогда. Ушла эпоха гениальных, знаковых для нашего театра фигур, истинных лидеров, которые, как показала сегодняшняя реальность театра, унесли с собой фарн и негласные устои национального театра. Авторитетов в сегодняшнем театре нет и это, пожалуй, является одним из главных причин духовного, не побоюсь этого слова, разложения нашего театра. Безусловно, есть хорошие актеры, но нет авторитетов. Смена поколений претерпела изменения.

– Помимо прочего в числе причин затянувшегося творческого застоя сами же актеры, к примеру, называют отсутствие профессиональных режиссеров…

– Я уже назвал главную причину кризиса в работе нашего театра. Возможность пригласить в наш театр профессиональных режиссеров из России у нас есть. И то, что мы ею до сих пор не воспользовались, вызвано не отсутствием финансовых средств или нашим непониманием этой проблемы. Их попросту некуда приглашать. Если мы сейчас пригласим специалиста, через пару дней он попросту сбежит. К примеру, в прошлом году Союз театральных деятелей России организовал приезд в наш театр двух мастеров по сценической речи и сцендвижению, которые должны были провести с нашей труппой ряд занятий. Так к ним на занятия дважды пришли по три человека. Сложилось впечатление, что все остальные настолько уверены в собственной гениальности и профессионализме, что им это попросту не нужно. Самодисциплины в сегодняшнем театре нет, более того, напрочь отсутствует и такое необходимое качество как самокритика. Между тем, зритель, тем более неискушенный, зачастую не понимает, что многие из наших актеров говорят со сцены, хотя практически все постановки осуществлены на родном языке. Пришло время пересмотреть все подходы к работе не только театра, но и всей сферы культуры и здесь, в первую очередь, нужна необходимость четкого понимания ситуации. Нужно перестать жить днем вчерашним и начать действовать в соответствии с требованиями дня сегодняшнего.

– Понимание того, что нужны радикальные перемены, и сфера культуры здесь не исключение, есть. Но насколько серьезны ожидаемые перемены в Вашем ведомстве и что предусмотрено менять в первую очередь, чтобы уже за определенный временной промежуток показать очевидные результаты?

– Во-первых, никого не хочу обидеть, но у нас очень высок процент случайных людей. Причем, некоторые из них при этом неустанно утверждают, что являются людьми незаменимыми. Никто не хочет признавать собственные ошибки, все единственные и гениальные в своем роде. Так быть не должно. Амбициозность может приветствоваться только тогда, когда она в меру здоровая. Если не будет единения в любой работе, любом начинании – дело обречено на провал. Я не исключаю, что будут серьезные кадровые перестановки в нашем ведомстве, какими бы болезненными они не были для нас. Мы будем придерживаться определенных принципов при подборе кадров, приоритетным критерием среди которых непременно будет молодость. Нужны люди современные, с четким видением и пониманием того, что и как надо менять. 

– В одном из интервью Вы положительно отзывались о Сергее Шавлохове, новом художественном руководителе Государственного ансамбля «Симд». Все последние годы, будем откровенны, мы в ожидании перемен в работе «Симд»-а каждый раз возлагали на нового руководителя серьезные надежды по выведению ансамбля на должный уровень. Есть ли реальный шанс увидеть результат хотя бы в этот раз или опять через определенное время мы будем находиться в поиске уже нового руководителя, который в свою очередь при случае будет повторять, что ансамбль фактически раз-вален и его нужно возрождать с нуля?

– Те мысли и идеи, с которыми Сергей Шавлохов меня ознакомил до приезда в Южную Осетию меня заинтересовали. Сейчас я знаю, что в ансамбле работа ведется, есть уже пара постановок на высоком уровне, однако мы поддерживаем худрука в его мнении, что пока не надо показывать работу, образно говоря, кусками, урывками. Нужно дать человеку время. С другой стороны, нам надо как можно быстрее показать результат, но это не означает, что мы будем нетребовательны к качеству. Уже озвучено, что в сентябре «Симд» должен дать сводный концерт с каким-либо другим ансамблем, скажем, народным. А вообще, на мой взгляд, «Симд» сейчас на правильном пути. При  госансамбле функционируют детская и юношеская группы, которые в идеале должны готовить будущие кадры для госансамбля.

– Кстати, о детской хореографии. По-прежнему непонятной остается судьба школы-студии под руководством Мэлса Шавлохова…

– Проблема хореографической школы-студии весьма банальна – отсутствие соответствующего помещения. Зал Правительства, который многие ошибочно называют Хореографическим, не может даже при всем нашем желании выполнять эти функции, по той простой причине, что это на сегодняшний день единственный зал по всей республике, где есть возможность проводить сколь-нибудь масштабные мероприятия. Возможности выделить для подопечных Мэлса Мухтаровича отдельное помещение, так же как и для Государственного детского хора под руководством Анисима Дзаттиаты, в данный момент у нас нет. Но этот вопрос никто с повестки дня не снимал, будем искать решение.

– Что касается решения проблем с помещениями, то единственное, пожалуй, что находится на стадии практической реализации – вопрос строительства Государственного музея. Ранее Вы говорили, что сдача объекта запланирована на конец 2013 года. Все ли идет по плану?

– Пока оснований для каких-либо переживаний нет. Если не будет проблем с финансированием, думается, объект будет сдан в эксплуатацию в срок.

– Упадок в сфере культуры тесно переплетен не только с отсутствием или недоработками масштабных, пусть и национально значимых объектов вроде театра или музея. «Погоду» в сфере культуры во многом «диктуют» и самодеятельные коллективы, сельские клубы, районные дома культуры и т.д. Есть редкие исключения, но в основном почти все объекты из перечисленных категорий как будто, образно говоря, в унисон доживают свои дни. Между тем, в былые времена именно из самодеятельности в сферу национальной  культуры вливались яркие и индивидуальные таланты. Есть ли планы по реанимированию данного направления работы?

– Есть мысли о создании научно-методического центра при министерстве культуры. Это напрямую связано с тем, чтобы в районах республики проводилась работа. Эта мысль возникла не просто так. Практически вся клубная работа забыта напрочь, на селе в настоящее время никто культурой не занимается и тому есть не только объективные, но и субъективные факторы. Взять, к примеру, Кваисинский Дом культуры. Квайса во все времена считалась главным «поставщиком» талантов, которые, к счастью, не перевелись и сейчас. Однако этой молодежи негде собираться, здание находится в аварийном состоянии. Мы, конечно, помогаем районным домам культуры музыкальными инструментами, но толк от этого какой, если людям негде полноценно заниматься творчеством. В любом случае решение этих вопросов должно будет рассматриваться по мере возможностей.

– Вы уже обозначили приоритеты в работе на ближайшее время, а как скоро, на Ваш взгляд, можно будет говорить о результатах?

– Возрождение культуры – это дело не одного дня, и быстрых итогов работы не стоит ждать априори. Но хочется сказать, что перемены будут серьезные. Меры по выходу из кризиса мы будем принимать жесткие, но справедливые. Прошло время, когда на работу можно было приходить лишь в день зарплаты. Реалии требуют от нас движения вперед.

 

Рада Дзагоева 

  • Pirlo

    Про случайных людей верно сказано.Их везде навалом. Что же касается культуры, то еще хуже ситуация у художников. Грызутся, мама не горюй!А главное все Репины и Тугановы.

    А с другой стороны Махарбег Кокоев почему об этом только сейчас заговорил? Раньше не замечал что ли...

  • виктория

    Махарбег должен показать реальный результат. Проблемы он знает, знает и тех, кого надо убрать, чтобы не мешали работать. Если получится, с ним начнут считаться, а так отношение к нему до сих пор со стороны его же подчиненных было как к какому-то предмету. 

  • Lc80

    Цитата: Виктория
    Махарбег должен показать реальный результат. Проблемы он знает, знает и тех, кого надо убрать, чтобы не мешали работать. Если получится, с ним начнут считаться, а так отношение к нему до сих пор со стороны его же подчиненных было как к какому-то предмету.

     

    временному предмету!!!

    я же говорю, что у него стул стал покрепче! wink

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно