Картинки из глубины столетий

24-03-2015, 17:57, История [просмотров 2358] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Картинки из глубины столетийСолнце прошло верхнюю точку на небе, когда торговый караван, перевалив лесистый перевал, тонкой змейкой вытянулся по горному тракту. Посреди вереницы мулов и лошадей, навьюченных поклажей, ехал караван-баши Исраель Беш. Прошел почти месяц, как он со своими спутниками вышел из ворот персидского Табриза. Рядом с ним медленно шел проводник, уроженец этих мест. «Эй, царца, долго еще до таможни? », – обратился к нему Исраель. Проводник вытер пот со лба и ответил, указав рукой в сторону возвышенности: «Вон за этой горой».

Действительно, не успели еще тени от мулов вытянуться вбок от каравана, как впереди показались дома, разбросанные россыпью по холму и, нависшая над ними цитадель. Перед взором Исраеля Беш возвышался укрепленный город, где стоял сторожевой аланский гарнизон.

У дороги купцов встречали трое вооруженных воинов, которые проводили время за выпивкой. И если они в своих тостах обращались к своему Богу, чтобы тот послал им сегодня богатый караван, то молитвы их были услышаны. В караване купца из Персии было не меньше полусотни нагруженных вьюками мулов.

«Царциаты калак» – город царциатов, так называется древнее городище, расположенное у селения Едыс Дзауского района. Более восьмидесяти помещений составляли основу поселения, и это количество архитектурно упорядоченных строений являлось уникальным явлением для горной зоны Кавказа.

Наша газета уже писала о данном городище, поэтому рассмотрим историю «Царциаты калак» не с точки зрения археологического памятника, а используя полученные при его раскопках археологические данные для реконструкции жизни и быта жителей древнего поселения. Материалы раскопок позволили ученым выделить два периода в истории города. Первый, аланский, который проявляется в домонгольский период, и второй, собственно двальский (туальский) послемонгольского периода.

Первый период, по мнению, археолога Р.Дзаттиаты охватывает VI-VII вв. и связан с несением гарнизонной службы в одном из пунктов на транзитном пути из Северного Кавказа в Закавказье. В это время здесь проживала большая аланская община, включавшая воинов и их семьи. Об основательном и длительном присутствии здесь алан свидетельствуют захоронения с предметами аланского быта, и, главное, наличие деформированных черепов, характерных для аланских захоронений. Кроме того, найденные сосуды из Едисского захоронения раннесредневекового времени также присущи аланскому быту. Причем, обнаруженная в погребениях керамика не импортная, а является составной частью аланской гончарной традиции.

Аланский гарнизон был представлен состоятельным сословием, об этом свидетельствуют и богатые захоронения. Бокал-керкезум из тонкого прозрачного стекла желтого цвета с напаянными на поверхность волнистыми и обвивающими стеклянными нитями. Подобные бокалы были распространены от Кавказа до Центральной Европы и представляли неимоверно большую ценность. Многочисленные бронзовые и серебряные пряжки, серебряные и золотые серьги, золотые привески-медальоны, заколки и фибулы, выполненные в филигранной технике. Серебряные монеты и даже редкость для этих мест – раковина каури, применяемая в качестве платежного средства. О достатке алан, проживавших в городище, свидетельствуют и находки перстней из сердолика и бронзы. Редкие для этих краев и поэтому очень ценные, янтарные бусы.

«Царциаты калак» расположен на холме на правом берегу реки Большая Лиахва. Местные жители связывают это название с именем древнего народа, известного под именем «царциата». Восточную часть холма опоясывали дома, на вершине – башня, где укрывались жители во время набегов врагов. Каждый дом состоял из двух отделений, жилой части и хранилища для продуктов питания, перекрытия представляли деревянные балки, на которых плоские каменные плиты засыпались глиной. Деревянные балки опирались на столбы, стоящие на каменных подпорках. В домах были большие печи-очаги, сложенные из камня, и предназначались для выпечки хлеба и приготовления пищи. В одном из строений была найдена и мастерская, где изготавливались глиняные и железные предметы.

Основное помещение в домах поселения были размером 8х8 метров, имели от одной до двух кладовых. В кладовых имелись большие кувшины «быркуы» для хранения зерна. Стены выкладывались из обработанных глыб андезита или травертина, перегородки внутри помещений выложены шиферным сланцем «къæй». Изнутри стены были отштукатурены известковым раствором.

Жители городища для повседневной жизни использовали и домашнюю утварь. Глиняные сосуды для питья и хранения напитков, масел и благовоний. Это кружки разной конфигурации, зооморфные сосуды с изображением барана. Вся керамика черного обжига, традиционного для аланского стиля. Сосуды изготовлены на гончарном круге, их моделировка демонстрирует высокий технический уровень производства. Гончары-изготовители этой посуды, не замыкались в тесных рамках одной какой-то модели, разнообразили предметы по вместимости, профилировке и детализации. При этом существование в городище гончарной мастерской свидетельствует о том, что большая часть посуды производилась на месте.

Возникает вопрос, что делали аланы в этом месте, ведь в ту эпоху аланское влияние на этих территориях, как принято считать, еще не было преобладающим. В то время это ареал расселения племени двалов (туальцев), которые хотя и сыграли важную роль в формировании осетинской идентичности, тем не менее, тогда еще дифференцировались в отношении алан. В этом случае аланское представительство должно было иметь иной характер, чем просто поселение одной этнической группы среди другой.

Период существования городища совпадает с эпохой взлета и падения Сасанидской династии Ирана. Именно в это время отмечаются попытки иранских воинских отрядов пробиться на Северный Кавказ, именно в это время возводятся оборонительные сооружения у перевалов главного кавказского хребта и гарнизоны из местных жителей ставятся для поддержания порядка на торгово-перевальных путях. И аланское поселение в «Царициаты калак», по мнению Р.Дзаттиаты, является одним из таких гарнизонов. Действительно, мимо городища проходил путь, по которому можно было через перевал Кадласан перебраться на Северный Кавказ.

Вот что писал об этой эпохе грузинский хронист Леонти Мровели: «Когда прекратилось царство в Картли и усилились персы и покорили Герети и Армению. Но Картли сильнее покорили, вступили к кавказцам и соорудили ворота Осетии, одни большие ворота в Осетии и те двое в Двалетии (Южная Осетия-прим.сост)… и тех горцев поставили сторожевыми».

Непонятно только почему персы не поставили охранять этот важный стратегический путь самих двалов, а предпочли алан. Ведь для охраны проходов и торговых путей обычно ставили местных жителей. Поэтому можно предположить, что аланский гарнизон был выставлен самими аланами, с целью воспрепятствовать иранской экспансии в Аланию, территория которой на тот момент начиналась сразу же за перевалом.

На этой территории, очевидно, проживало и местное двальское население. И, скорее всего, аланы и двалы жили вместе, именно эта общность хозяйства и быта становится началом новой этнической формации.

Для обеспечения воинского гарнизона необходимо продовольственное обеспечение. И эту функцию могли выполнять двалы. Археологические находки свидетельствуют о наличии здесь развитого скотоводства. Были найдены маслобойки для приготовления масла и кувшины для хранения топленного масла.

Развита была и кулинария. Жители городища использовали для приготовления еды жаровни, печи, в ассортименте посуды миски, чаши, солонки, многочисленные многофункциональные сосуды. Для освещения домов ночью были светильники, для воскурения благовоний – курительницы, в свободное время играли глиняными игральными шариками.

При этом нужно заметить, что территория вокруг городища не богата сельскохозяйственными угодьями. Тем более, для такого значительного количества населения, жившего в «Царциаты калак».

Если предположить, что в каждом из домов городища проживала семья из трех-четырех человек, то население могло достигать цифры в 300 человек. А для ограниченного пространства территории, где располагается древний город это значительное количество. Вместе с тем, по остаткам зерна в кувшинах мы видим, что местные жители потребляли большое количество хлеба. Поэтом можно предположить, что зерно, которое было необходимо завозить извне, могло оплачиваться средствами военного жалованья, либо из средств от торговых операций. Свидетельством торговых связей служат также и ценные предметы быта и украшения.

«Царциаты калак» был оживленным военно-торговым местом. Обитатели города не были изолированы от мира, несмотря на труднодоступность самого его расположения. Проходящие из Закавказья на Северный Кавказ караваны поставляли не только материальные блага, но и служили ценным источником информации о событиях и людях окружающего мира.

Сегодня мы не знаем, как выглядели жители этого «таинственного» города на территории Южной Осетии. Хотя археологическая наука уже давно разработала метод восстановления облика человека по его черепу. Так что со временем можно будет сделать и реконструкцию облика поселенцев «Царциаты калак».

Р.Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярно