Дань памяти жертв политических репрессий или По ком звонит колокол?

30-10-2023, 14:18, История [просмотров 292] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Дань памяти жертв политических репрессий или По ком звонит колокол?Каждый год, 30 октября отмечается День памяти граждан, ставших жертвами преследований по политическим мотивам. Для жителей бывшего СССР эта дата преимущественно ассоциируется с политическими репрессиями Сталинской эпохи 30-х годов ХХ века. Трагическими страницами отметился этот период советской истории и в Южной Осетии. Сотни представителей осетинского народа были уничтожены только за то, что стремились к национальному единству.

 

Сегодня можно много говорить о том, насколько соответствовала здравому смыслу та жестокость и безапелляционность, которые были в основе репрессий Сталинской эпохи. Можно понять расстрелы и ссылки в отношении политических оппонентов, но как объяснить, скажем, смертный приговор крестьянину Калужской губернии за то, что он… регулярно посещал церковь?

По результатам работы в архивах профессору К.Дзугаеву удалось выяснить, что в списке репрессированных по Южной Осетии наличествует 406 человек. В том числе: осетин – 251, из них к высшей мере наказания приговорено 108 человек, что составляет 48,65 % от общегоколичества судебных решений. Для сравнения – процент расстрелянных по остальным регионам СССР составил в среднем лишь 9,6%.

Осетия вообще оказалась в лидерах среди регионов СССР по количеству приговоренных к смерти. Например, в Северо-Осетинской АССР в ноябре 1941 года исполнения смертного приговора ожидали 796 осужденных, это было самое большое количество по всему Советскому Союзу. В той же Грузии – 395, в огромной по территории и населению Волгоградской области – 144 человека, в Казахстане – 396, Молдавии – 420 граждан, осужденных на расстрел.

В Южной Осетии репрессивные меры по большей части коснулись граждан, которые выступали за объединение Южной и Северной Осетии, высказывались за сохранение использования осетинского языка в официальной сфере, критиковали грузификацию горного края. Именно в годы государственного террора 30-х годов по этой причине была уничтожена лучшая, пассионарная часть осетинской интеллигенции. Как пример, дело первых руководителей Юго-Осетинской автономной области, первого секретаря областного комитета компартии Б.Таутиева и председателя ЦИК И.Джиджоева. В основе уголовного дела – проводимая ими политика по объединению Осетии. Правда, эта причина в обвинительном заключении практически никогда не упоминалась, ее заменяли фантастические измышления.

7 июня 1938 года в Сталинире (Цхинвале) состоялся пленум Компартии Южной Осетии, на котором выступил первый секретарь Обкома Владимир Цховребашвили. Он сменил на этом посту расстрелянного годом ранее Бориса Таутиева. В своей речи Цховребашвили практически повторил обвинительное заключение грузинского НКВД в отношении репрессированных представителей Южной Осетии. «В Юго-Осетии была вскрыта и ликвидирована правотроцкистская контрреволюционная организация, возглавляемая бывшими секретарями обкома Таутиевым, Хубаевым и председателем ЦИК Джиджоевым и объединяющая все вражеские силы по автономной области, как то: меньшевиков, троцкистов, гвардейцев, бичераховцев и прочую сволочь. Эта контрреволюционная организация проводила вредительство в сельском хозяйстве, животноводстве, промышленности, народном образовании, в торговле, связи, здравоохранении и других областях и подготавливала вооруженное восстание против советской власти. Они готовили террористический акт над руководителями партии и советской власти. Наша советская разведка, руководимая Сталинским Наркомом тов. Ежовым, под руководством партии, разоблачила этих гнусных предателей и раздавила железным каблуком», – докладывал с пафосом Цховребашвили.

Еще одной «расстрельной статьей» было обвинение в сотрудничестве с вражескими разведками. Такими подробностями пестрит дело Александра Тибилова, ученого и известного общественного деятеля Южной Осетии (расстрелян 10 ноября 1937 г.). «Материалами следствия изобличается в том, что с 1930 г. по день ареста он состоял в сети одной из иностранных разведок, занимался шпионажем и вел контрреволюционную вредительскую работу, получая за это денежное вознаграждение», – указано в материалах следствия. Приговор: расстрел с конфискацией личного имущества.

Порой содержание пунктов обвинения в некоторых уголовных делах напоминает отрывок из шпионского романа. Для примера, небольшая цитата из дела одного из репрессированных осетин юга нашей Родины: «Материалами следствия изобличается в том, что с 1921 года по день ареста состоял агентом двух иностранных разведок, занимался шпионской и диверсионно-вредительской работой, а также вел вербовку контрреволюционных элементов для формирования повстанческих кадров на случай войны в СССР. Состоял на положении резидента одной из иностранных разведок, втянул в свою шпионскую, диверсионно-вредительскую сеть 8 человек, из них 6 завербовал сам. За свою работу получил в виде вознаграждения от иностранной разведки 24 тысячи рублей», – такое ощущение, что разговор идет о Джеймсе Бонде, а не о простом строителе. По сравнению с этим формулировки «бывший эсер», «бывший меньшевик» или «троцкист» не выглядят сколь-либо зловещими.

Иногда машина репрессий, к счастью, давала осечку. В январе 1942 года был арестован уроженец с.Гуфта Джиоев Матвей Леванович, заведующий ларьком. Неизвестно, в чем его обвиняли по политической статье, но уже в феврале он был освобожден с формулировкой: «дело прекращено за недоказанностью обвинения». Возможно, по той причине, что маховик репрессий с ремаркой «расстрел», который пришелся на 1937-38 гг., к сороковым годам стал замедляться. Но даже в 40-50-х годах любой человек мог оказаться в центре внимания компетентных органов, и порой по ложному навету.

Жертвой таких обстоятельств едва не стала и Марта Плиева, знаменитая председатель горного колхоза-миллионера селения Рук. В 1947 году ее обвинили в расхищении колхозного имущества и даже в укрывательстве… дезертиров. К счастью для нее, проверка показала, что все обвинения были клеветой. Самое удивительное то, что авторы анонимки, которых удалось выявить, были наказаны – они были сняты с работы и исключены из партии.

…Прошло время. Понятно, что сгоревших в огне репрессий нам уже не вернуть, но мы должны помнить об исключительной ценности человеческой жизни, даже в сравнении с любыми политическими задачами.

 

Коцты Х.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Март 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно