Из дневников Умара Кочиева (часть 4)

18-09-2023, 13:09, История [просмотров 489] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Из дневников Умара Кочиева (часть 4)Наша газета предлагает выборочную публикацию воспоминаний одного из ярких представителей интеллигенции Южной Осетии середины прошлого века Умара Степановича Кочиева (Хъоцыты). У.Кочиев (1903-1985) инженер-строитель, кандидат технических наук. Принимал активное участие в становлении Советской власти на юге Осетии. Руководил строительством участков Сухум-Гагра (1938), Гори-Сталинир (1939), Закавказской железной дороги, мостов в Южной Осетии. Участник Великой Отечественной войны. Автор ряда научных работ. Работал на разных ответственных должностях в Южной Осетии. В воспоминаниях У.Кочиева история Южной Осетии предстает перед нами увиденной глазами очевидца. Без прикрас и исторических измышлений.

 

(Продолжение. Начало в № 70-75)

…Однажды мне позвонили из ЦК и предложили немедленно явиться к секретарю ЦК КП (б) Грузии по кадрам товарищу А. Топуридзе. Когда я зашел к нему в кабинет, он начал меня расспрашивать: какое учебное заведение я закончил, где работаю, с ка​кого года член партии. Выслушав мои ответы, он сказал:

– В Юго-Осетии репрессировали Председателя ЦИК-а Джиджоева, и мы хотим на его место послать тебя

– Товарищ Топуридзе, я инженер-строитель, люблю свою работу. Куда сочтете нужным, пошлите меня работать по специальности, но ваше предложение принять не могу!» – ответил я.

– Вот как! – угрожающе произнес Топуридзе, и продолжил, – Тогда пройдемте к Лаврентию Павловичу (Берия) и ему повторите свой отказ!

С этими словами он встал и пошел к дверям, показывая мне жестом следовать за ним. Такой оборот меня поразил как ударом молнией и, следуя за Топуридзе, мои ноги непроизвольно начали подкашиваться. Дело в том, что доподлинно было известно, что Берия не допускал, чтобы кто-нибудь ему посмел возражать, в особенности при выдвижении. Такого «смельчака» он уничтожал физически, зачислив его во враги народа. К счастью, у Берия на тот момент было совещание и мне было сказано: «Иди к себе и жди, вечером вызовем»… Иду я по коридору ЦК сам не свой, и вижу, идет навстречу Козаев Владимир Ражденович, (он тогда работал зам.секретаря ЦК по кадрам). Подошел ко мне, сердечно поздоровался со мной и спросил:

– Умар, что с тобой случилось, почему ты такой взволнованный?

Когда я ему рассказал, какое несчастье случилось со мной, он расхохотался:

– Значит, я оказал тебе медвежью услугу? Вчера меня вызвал Берия и предложил назвать осетин, кого можно рекомендовать на должность Председателя ЦИК-а Юго-Осетии. Я назвал тебя и еще одного. Но тот оказался неподходящим, и выбор пал только на тебя.

– Володя, я тебя заклинаю именем нашей дружбы, как ты заварил кашу, так и расхлебывай. Я не хочу этой должности, и пусть не трогают меня. А то ты доведешь меня до больших неприятностей!

– Но Умар, посуди сам: как я пойду и скажу Берия, что, мол, вчера я ошибся, назвав кандидатуру Кочиева. Он же меня за это уничтожит!

– Володя, да ты и не ходи к Берия, а вызови кого-нибудь другого вместо меня!

– Легко сказать: «вызови другого». А кого вызвать? Нет другого кандидата!

Я секунды три подумал и вспомнил Хубаева Владимира Ивановича, недавно встретившегося в трамвае.

– А вот Хубаев Владимир, чем не подходящая кандидатура? – сказал я.

– Хубаев, да! Он очень подойдет на эту должность, но где его искать?

– Он работает в Наркомате пищевой промышленности, начальником технического отдела.

– Хорошо, Умар, я его разыщу, и вызовем в ЦК. Но если его не окажется в Тбилиси, то я ничем не смогу тебе помочь.

Весь вечер я сидел у телефона до поздней ночи, находясь в сильном нервном возбуждении. Но звонка из ЦК не было. Не было ни на второй, ни на третий день. А на четвертый день разворачиваю газету «Заря Востока» и читаю: «Вчера состоялась внеочередная сессия Центрального Исполнительного Комитета Юго-Осетии. Председателем ЦИК избран Хубаев Владимир Иванович». Я глубоко вздохнул и успокоился… Забегая вперед, хочу рассказать один эпизод, связанный с В.Хубаевым. В конце 1941 года Цховребашвили, Хубаев и я были вызваны в ЦК на совещание. Из гостиницы вышли и идем ночью по затемненному проспекту Руставели к зданию ЦК. Хубаев взял меня под руки, и, немного отстав от других, конфиденциально сказал:

– Умар, я сегодня был у Бакрадзе (Предсовнаркома Грузии) и просил освободить меня от работы председателя ЦИК-а Юго-Осетии, ввиду несработанности с первым секретарем Обкома. Он в принципе согласился со мной, но сказал, что надо подумать о кандидатуре на это место. Я назвал твою кандидатуру, и он с этим сразу согласился и обещал поддержать в ЦК.

На его слова я громко расхохотался… Он же не знал, как произошло его выдвижение на работу в Юго-Осетию...

 

Строительство железнодорожной линии Гори-Сталинир

7 января 1939 года я приехал в Тбилиси, и на второй день приступил к работе как начальник строительного управления железнодорожной линии Гори-Сталинир.

Первые несколько дней мы занимались заявками на строительные материалы, необходимые для временных сооружений (контор, складов, а также жилых, производственных и бытовых зданий). Решено было для большей оперативности и удобства контору управления и базисный склад расположить в г.Гори.

10 января мы приехали утром в Гори и в первую очередь зашли в райком Компартии Грузии сообщить приятную новость о начале строительства дороги (которая на 90% проходила по территории Горийского района Груз.ССР и только 10% – по Юго-Осетии) и попросить на 1 месяц выделить нам помещение для конторы. Первый секретарь райкома Лоладзе В.А. был в это время в Москве и мы зашли ко второму секретарю. Тот наше сообщение о строительстве дороги воспринял совершенно равнодушно, а насчет выделения на короткий срок помещения под контору, сказал:

– Нам, Горийскому району, эта дорога не нужна, она будет строиться для Юго-Осетии. Поэтому вы должны поехать в Сталинир и там вам дадут помещение.

Слышать такой ответ от официального лица, честно говоря, было странно и непонятно, и я ему возразил:

– Дорога будет проходить через густонаселенное правобережье реки Лиахва с часто расположенными остановочными платформами и большой станцией в с.Шиндиси. Для кого тогда строятся эти остановочные пункты, если не для населения Горийского района?

…Заказчиком строительства была группа при Закавказской железной дороге (ЗКВЖД). От нее к строительству был прикреплен инспектор Рамишвили Корнелий Андреевич, который почти безвыездно находился на стройке. Он был молодой, но уже с большим опытом инженер, хороший организатор.

К основным работам мы приступили только в апреле 1939 г., после получения материалов для выполнения подготовительных работ. В течение года, за неимением рабочих чертежей, мы занимались в основном лишь освоением трассы (она на большом протяжении проходила через сады и виноградники). При этом из стоимости строительства по генеральной смете в сумме 25 350 тыс. руб. на 1939 год было отпущено 3 500 т.р.

Работа тормозилась, причиной были: нехватка рабочей силы, отсутствие механизмов, перебои в финансировании. Местные организации Горийского района отказали в выделении нам рабочих из колхозов, даже в свободное от полевых работ время. Навербованные же на узловых станциях страны рабочие, по приезду на место и выдаче им аванса и постельных принадлежностей на второй же день исчезали, прихватив с собой одеяла, простыни, пододеяльники, наволочки, оставив нам свои паспорта «на память»...

 

(продолжение в следующем номере)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярно