Южная Осетия. Хроника повседневности

3-07-2023, 13:55, История [просмотров 473] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №1-53).

 

Дом Евкомбеда – двухэтажный по ул. Исака Харебова, № 32а. Его начали строить на средства Всегрузинского еврейского комитета бедноты в 1934 году и закончили через год, в 1936-м. Первое время здесь жили только еврейские семьи, переселившиеся из Старого города. Но уже в 40-х годах сюда стали селиться и осетины. Первой была семья осетинского писателя Петра Пухаева, у которого с супругойбыло четверо детей – сын и три дочери.

В советское время граждане СССР не особо отличались своим имущественным положением. Даже если кто-то и ухитрялся заработать большие деньги, то старался особо не демонстрировать свой достаток. Не были богаты и евреи, живущие в доме Евкомбеда, большинство из них работало в артелях или на скромных должностях в организациях города. Например, еврей Датико, который точил для жителей Цхинвала ножи и ножницы. С утра он отправлялся в город со своим переносным точилом на механической тяге, напоминающим прялку. Заходил во дворы и созывал народ громким криком: «Тачим ножи – ножниц!». И вот уже с абразивного круга сыпятся искры с затупившегося лезвия ножа.

Не отличались большим достатком и осетинские семьи. Скромно жили и Пухаевы. Это в Москве известный литератор мог отдыхать каждый год в Крыму и разъезжать на автомашине «ЗИС», а в Цхинвале писатели и поэты жили от гонорара к гонорару.

Был среди жильцов и фронтовик, а в то время сотрудник военкомата Сулико Бибилов, который отличался большой строгостью и авторитетом. Когда он выходил из дома при полном параде, да еще с кобурой на боку, все жильцы старались быстро исчезнуть с его горизонта – на всякий случай. Он был живым воплощением власти. Как-то раз после уборки двора жильцы не вывезли собранный мусор. Сулико, проходя мимо, остановился возле кучи.Он просто стоял и ждал, не проронив ни слова. Уже через пять минут из дома выбежали жильцы, прикатили тачку и стали грузить в нее мусор. Вот и сегодня, как только Сулико Бибилов исчез за поворотом, соседка Зилпа, смотревшая в окно, сказала: «Гестапо ушел, можно шуметь!». Обращалась она к своим родственницам, которые пришли помогатьготовиться к свадьбе. Замуж выходила девочка Сима, красавица еврейка с черными, как гудрон и жесткими, как пружинки волосами.

Женщины с утра готовили начинку для сладостей, раскалывая грецкие орехи. Так как это приходилось делать с помощью молотка, то шуму было много. Но все боялись вызвать недовольство строгого соседа, поэтому старались бить по орехам… тихо. Это, конечно же, сказывалось на производительности и рабочем настрое женщин. Действительно, что это за коллективное занятие, когда нельзя громко посмеяться и пошуметь?! Поэтому, как только Сулико Бибилов ушел, женщины перестали таиться – теперь по орехам били во всю силу.

Товарки веселились, рассказывали забавные истории, каждая вспоминала свою свадьбу. Но внезапно все замерли, – в соседней комнате раздался какой-то шум, потом грохот. Женщины забежали туда. Из раскрывшейся дверцы шкафа высыпались тарелки и чашки, а за ними вывалилась… маленькая девочка.

Этико, жена Иосеба Крихели, ударила себя по щекам: «О Боже, мы пропали!». Это был ребенок соседей-осетин. Мать девочки Евдокия Виссарионовна с утра уходила на работу, так как послеродовой отпуск был всего три месяца и девочку оставляла соседке Этико. Та была домохозяйкой, к тому же у нее самой был сын Арон, ровесник девочки. Женщина не только присматривала за ребенком, но и кормила его грудью.

В тот день девочка играла в комнате, и, оставшись вне внимания увлеченных работой и пересудами женщин, забралась в шкаф, где и уснула под полкой с посудой. А как раздался треск раскалываемых молотком орехов, проснулась. «Как же ты нас Жужуна напугала!», – Этико рассмеялась и взяла плачущего ребенка на руки. Сидевшая рядом с ней Манана съязвила: «Она агент Сулико, подслушивала нас по его заданию».

Дети из осетинских семей часто были гостями у соседей евреев. У них даже были в этих семьях свои имена. Вот и Жужуна было не настоящим именем девочки, но соседки еврейки звали ее только так. А детей в доме Евкомбеда было немало, в некоторых семьях по 7-14 ребятишек. Вот и сейчас вся детвора жила ожиданием скорой свадьбы.

Наконец настал день большого праздника. Квартира невесты и весь подъезд были убраны цветами, нарезанными из разноцветной бумаги. Эти украшения делали русские староверы с соседней улицы. Столы накрыты, все в легком волнении. К дому из-за поворота во весь опор бежит мальчик Габо, а впереди несется его крик: «Едут!».

Сам жених был из города Они, что в грузинском регионе Рача. А с ним группа благообразных высоких евреев в темных костюмах и сапогах. Делегация зашла в дом, где прошла традиционная церемония. Через какое-то время жених и невеста вышли во двор в сопровождении сватов и родственников. Над молодоженами растянули покров. Было шумно и весело, вместе с родителями невесты радовались все жильцы дома и соседи: осетины, грузины, армяне, русские. Правда, женщины осетинки переживали, когда узнали, что девушка и парень познакомились только в день свадьбы. Да еще то, что невесте было всего 14 лет.

И вот уже свадебная процессия идет по живому коридору, который образовали жильцы дома. Один из них Арсен схватил жениха за плечи и, тряхнув, строго указал: «Смотри у меня, обидишь нашу девочку, поеду в Они и прибью!». На что жених с улыбкой ответил: «Не напугаешь, я тебе не цхинвальский еврей!». Мужчина опешил, но не потому, что получил такую дерзкую отповедь. Жених ответил по-осетински, да еще с кударским выговором.

То, что поразило цхинвальского жителя, не удивило бы жителей города Они, здесь вместе жили евреи и осетины из соседнего Кударского ущелья. Двуязычие, особенно среди молодого поколения, было тогда нормой.

 

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

Южная Осетия. Хроника повседневности

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 

Популярно