Южная Осетия. Хроника повседневности

19-12-2022, 15:07, История [просмотров 2223] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №1-96).

«Дед Василь, а дед Василь!» – маленькая девочка надрывала голос под окном дома по ул.Карла Маркса. Окно на втором этаже распахнулось, и оттуда выглянул мужчина с черными усами: «Ну что опять случилось, Людочка?!». Девочка, указывая вниз по улице ручонкой, едва сдерживала слезы: «Там Пальма застряла в мазуте!».

Эта новость явно не обрадовала мужчину. Окно захлопнулось, и спустя минуту дед Василь, – а именно так звали внуки Василия Уварова – уже шел быстрым шагом в сторону дымящего черным дымом асфальтного завода. Девочка, всхлипывая, бежала за ним.

Рядом с заводом было хранилище мазута – целое озерцо. В нем периодически вязли собаки и коровы. Вот и сейчас дед Василь вытащил за хвост свою охотничью собаку Пальму, невесть как застрявшую в черной вязкой массе. Псина всябыла в мазуте, дед Василь взял собаку на руки и понес в сторону своего дома.

«Никифорович, зачем далеко идешь, занеси ее в баню и отмой хозяйственным мылом!» – раздался комментарий из группы мужчин, сидевших у входа в городскую ГЭС. Совет был практичный – рядом с асфальтным заводом располагалась городская баня, однако было понятно, что Василий Никифорович свою собаку туда не понесет.

Уже дома мужчина старательно отмыл собаку керосином. Пальма старалась вырваться из рук хозяина, но тщетно. После керосина собаку опустили в таз с теплой водой и тщательно вымыли с мылом. Такое внимание к псине было объяснимо – Пальма была охотничьей собакой и любимицей Василия. Не раз и не два они вместе ходили на зайцев и лисиц, и редко возвращались без добычи.

На охоту Василий старался выбираться каждое воскресенье, благо характер повседневной деятельности это позволял – работал он на дому плотником. Но выезжать на отстрел дичи надо было только на следующее утро, а пока дед Василь, по обыкновению плотно пообедав и пропустив рюмку холодной водки, взял в руки гармонь. Раздались звуки мелодии, которую едва ли можно было назвать мелодичной. Соседи, несмотря на духоту, стали захлопывать окна. Но гармонист не обращал внимания на музыкальный лад своего исполнения, он просто получал от игры удовольствие. Благо благодарный слушатель у него все же был: Пальма тихо подвывала той какофонии звуков, которые раздували меха гармошки...

Уваров не являлся коренным цхинвальцем, он вообще появился на юге Осетии сравнительно недавно – после раскулачивания казаков в 30-е годы с семьей ониперебрались с Кубани. Почему Василий выбрал для себя именно Цхинвал, сказать трудно, но город принял его радушно, хотя сам все еще страдал от последствий геноцида 1920 года. Советская власть строила административные здания, гостиницу, дом колхозника, но сам народ жил бедно. Правда, дружно. Видимо, это искреннее радушие цхинвальцев подкупило гонимого казака, и он в короткий срок стал для них своим.

…Намедни Василий Уваров сидел на собрании членов Союза охотников области, где с итоговым докладом выступил председатель заготконторы Арсен Гаглоев. Тот рассказал, сколько было сдано государству шкур диких животных. Были отмечены наиболее результативные охотники, среди них Бардзим Кабисов. Этот зверобой занимался отстрелом зверей 55 лет и в ответ на похвалу и добрые пожелания объявил о своих обязательствах на новый 1955 год: убить 4 медведя, 9 волков, 25 лисиц и 15 куниц.

Сидевший у окна дед Василь ухмылялся в усы и вполголоса прокомментировал пламенную речь охотника Кабисова поговоркой: «Зайка по дорожке бежит, а незнайка дома сидит!». Начальник заготконторы Гаглоев, не расслышав слов Василия, строго переспросил: «Вы что-то хотите возразить, Уваров?!». Тот ответил: «А что, если в следующем году столько волков и медведей не наберется в лесах, как тогда Кабисов будет отчитываться по взятым обязательствам?». Сидящие в комнате рассмеялись. Гаглоев, постучав по столу, призвал к тишине: «Советские охотники всегда выполняют план!».

На следующее утро дед Василь уже стоял на ул.Джавская, которая недавно была переименована в улицу Карла Маркса. С минуты на минуту должен был подъехать рейсовый автобус, следующий в сторону районного центра, поселка Дзау. Там в окрестных лесах было много лисиц. Пальма радостно повизгивала, как бы чувствуя грядущий гон за зверем. Но была проблема – водители автобуса неохотно брали пассажира с собакой. Во-первых, это запрещалось правилами, во-вторых, люди в салоне обычно шарахались от Пальмы, образуя вокруг нее пустое пространство. Что, конечно же, плохо отражалось на заполняемости салона. Но в воскресное утро в сторону райцентра ехало мало людей, сельчане с утра обычно спешили в город, на рынок. Так что салон был полупустой.

Приехав в райцентр, дед Василь первым делом зашел повидаться с родственником со стороны своей невестки – Сардо Цховребовым. Встречу двое мужчин отмечали рюмкой доброй араки. Сардо уже был в летах, но прежнюю стать и привлекательность все еще сохранил. В районе он был известным человеком с репутацией авантюриста. А как можно еще назвать человека, который, будучи начальником милиции, похитил понравившуюся ему девушку прямо с ее свадьбы?

Возвращаясь с охоты, дед Василь снова навещал Сардо и последним автобусом возвращался в Сталинир (Цхинвал). Перед домом на лавочке он заставал, как обычно, веселую компанию – его невестка, мать маленькой Люды, Евгения Газзаева была веселой и общительной женщиной. К ней тянулись все соседи, никто не мог так раззадорить и развеселить людей, как она. Поэтому до самой ночи воскресенья на улице не смолкали смех и разговоры. Иногда эти громкие пересуды не давали уснуть деду Василию, и тогда тот грозился вынести гармошку и начать играть. Этот довод действовал на шумную компанию безоговорочно – пересуды женщин сразу же становились тише...

Отличительной особенностью советской действительности того периода была традиция снижения цен. Иногда дважды в год. Так, 1 июля 1954 года на 20% снизилась стоимость билетов в кинотеатры. А с 1 октября – цены на проезд в автобусах и легковых такси. Доехать на автобусе из Сталинира до поселка Дзау можно было за 3 рубля 45 коп., в Знаур – 4 рубля 95 коп., до райцентра Ленингор – за 13 рублей 95 коп., до города Гори – 5 рублей 75 коп.

Стабильной была и оплата труда. В 1954 году зарплата начальника управления составляла 1 100 рублей, инженера – 880 рублей, бухгалтера – 690 рублей, курьера – 260 рублей, водителя служебной автомашины – 210 рублей.

 

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

Фото из личного архива Л.Уваровой

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно