Южная Осетия. Хроника повседневности

22-08-2022, 00:51, История [просмотров 1279] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической ретроспективе (начало в №1-61).

 

Начало рабочего дня. Управление сельского хозяйства. Только что закончилось совещание. Глава ведомства Феликс Точиев хотел было позвонить супруге и узнать, как самочувствие сына Георгия, температурившего с вечера, но тут раздался стук, и в комнату вошла молодая девушка. Во взгляде Точиева был немой вопрос.

«Здравствуйте! Меня зовут Лида, и я ищу работу» – уверенность девушке придавали свежесть юности и броская внешность. Она бойко отрапортовала, что ей восемнадцать лет, что закончила школу, но не прошла экзамены в педагогический институт. Однако не хочет быть обузой для семьи и теперь пришла устраиваться на работу.

«Дорогая моя, а не пойти ли тебе в театр. С твоей внешностью там тебе будут очень рады», – произнес на мягком северо-осетинском говоре начальник управления. Он абсолютно не представлял, где бы его посетительница смогла применить свои силы. Ни диплома, ни опыта работы. В итоге после короткого разговора пришли к решению, что девушка возвращается домой и ждет, что ей позвонят, когда появится вакансия. Тогда Лида было подумала, что таким образом от нее пытаются тактично избавиться, но как ни странно, о ней вскоре вспомнили – девушку пригласили на работу на открывшийся в Цхинвале молокозавод.

Свою первую продукцию Цхинвальский молочный завод выпустил 5 февраля 1971 года. Новое предприятие работало в две смены, с производительностью 20 тонн молочных продуктов в сутки: молоко и кефир в стеклянных бутылках, сыр, масло и сметана. Уже в первый день продукция поступила в торговую сеть Цхинвала. Об этом сообщалось в объявлении в газете: «С пятого февраля в магазинах города будет продаваться молоко в бутылках емкостью 0,5 литра. Цена одной бутылки молока 15 копеек (без стоимости посуды)».

Работать Лида начала на машино-розливе, где на автоматической линии в стеклянную тару разливали молоко. В смене было четверо женщин и один мужчина-грузчик.

В тот год ежесуточно молзавод выпускал 1000 бутылок молока. В производстве использовалось как натуральное молоко, поступавшее с колхозных ферм, так и сухой молочный концентрат. С апреля по май, пока молочное стадо было в стойлах, работали с натуральным молоком, после коров отгоняли на горные пастбища. Завозить молоко в Цхинвал с выпасов становилось накладно, да и в дороге оно могло скиснуть и молзавод переходил на сухую молочную смесь, а в горах из суточного надоя доярки делали сыр.

В 1973 году в производстве появился новый вид сыра «Чечил». Родина этого продукта – Армения, считается, что его придумали простые пастухи. Производство данного вида было достаточно экономным, так как «Чечил» готовили из обрата – обезжиренного молока. Поэтому и стоимость была невысокой – 50 копеек.

Отметим, что этот сыр производится и сегодня, только в другой форме. Это известный многим любителям сырной продукции копченый сыр – «косичка».

Ассортимент производимой продукции менялся постоянно. Так, в первые дни января 1985 года Цхинвальский молочный завод сделал подарок любителям кисломолочной продукции – предприятие начало выпускать творог с изюмом 7% жирности. Творог был упакован в бумажную обертку, вес изделия 100 грамм, стоимость 13 копеек.

В апреле 1986 года Цхинвальский молочный завод начал выпускать новый вид продукции – молочную пасту-концентрат, этой смесью предполагалось вскармливать телят в государственных животноводческих хозяйствах.

Необходимо отметить, что помимо производственных сложностей на Цхинвальском молзаводе были и другие проблемы, свойственные всем советским республикам Закавказья махинации на производстве. Не обошла эта сторона советской действительности и Цхинвальский молзавод – «левая продукция» была обычным делом. Как правило, удавалось «договариваться» с надзорными органами, но на всех денег не хватало. Как-то сотруднику молзавода, везущему неучтенное мороженное на реализацию в соседний г.Гори сообщили, что его поездка отслеживается ОБХСС* .Тот среагировал быстро: по дороге попросил водителя свернуть в соседний лес, где они выкинули весь груз, 800 кг пломбира.

Куда проще было договариваться с ревизорами, помимо сумок со сливочным маслом и банок со сметаной каждому проверяющему полагался конверт с денежными купюрами. Толщина конверта зависела от того, насколько серьезными были выявленные финансовые нарушения.

Еще одной проблемой, влиявшей на количество производимой продукции, были «несуны». Так в СССР называли работников, которые забирали с собой все, что можно было унести домой со своего рабочего места. Водители сливали бензин, лесники тащили лес, строители брали мешки цемента, работники мясокомбината прятали под одеждой колбасу и фарш... Главное было, чтобы не задержали на проходной.

В сатирическом журнале «Крокодил» регулярно печатали фельетоны про таких работников, не отставала центральная и региональная пресса. Были среди «несунов» в Советском Союзе и свои рекордсмены. Например, на одной проходной пытались вынести 40 кг колбасы. Одна работница спрятала под одеждой 12 кг масла. А другая пыталась своровать 5 кг сахарного песка и 10 кг творога...

Руководство предприятий мясокомбинатов, кондитерских фабрик и маслозаводов нанимали охранников. Там чаще всего работали пенсионеры, бывшие военные, студенты, инвалиды. Поэтому «несуны», чтобы их не задержали и не составили акт, приносили начальнику охраны часть выносимого. Тогда охрана не осматривала их карманы, а пропускала. Всем было хорошо.

Подобная ситуация была и на Цхинвальском молзаводе, и здесь также главное было не попасться. «Несуны» давали долю охранникам на вахте, кто-то проявлял изобретательность на выносе, особенно женщины, которых, по понятным причинам, тщательно обыскивать бы никто не стал. Начальство, конечно же, знало о таких хищениях, но боролось с этим явлением без особого энтузиазма. При одних директорах Цхинвальского молзавода меры принимались жесткие, при других – контроль был формальным.

«Несунов» пытались воспитывать с помощью коллектива, выносили им выговор, иногда выписывали штраф в 10-50 рублей или вызывали на товарищеский суд. Но увольнений практически не было.

 

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

 

*ОБХСС – Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности, подразделение МВД

 

Фото из фондов Национального музея

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Октябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно