Южная Осетия. Хроника повседневности

15-06-2021, 14:23, История [просмотров 289] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Южная Осетия. Хроника повседневностиИстория нашей страны состоит не только из событий вооруженного противостояния внешним силам, внутренних раздоров и политических пертурбаций. В канву сменяющихся эпох вплетены и факты из повседневной жизни простых людей: рождение и смерть, радости и переживания, любовь и верность, мелочи быта и жизненные свершения. Обо всем этом в нашей рубрике – повседневная жизнь жителей края в исторической перспективе. (начало в №№ 1-44)

«Кто за то, чтобы объявить выговор Иосифу Сталину за поспешные решения по колхозам», – огласил проект постановления правления колхоза Коша Дзуццов. Он же и был инициатором принятия этого документа, выражая несогласие с присланным указанием из Цхинвала всем записываться в колхозы. В Цхинвале в свою очередь в принятии этой директивы ссылались на решение Центрального комитета, и лично на Сталина.

Все члены правления подняли в знак одобрения руки. Против был только Габе Парастаев, который сказал, что до Москвы данное решение правления колхоза селения Корнис все равно не дойдет: «В Тифлисе это письмо на почтамте перехватят!». Но надо было знать Коша Дзуццова, чтобы высказывать сомнение в его предусмотрительности. Решение правления, скрепленное печатью, было положено в конверт, письмо передали молодому парню по фамилии Козаев, который через неделю возвращался в первопрестольную на учебу в свой ВУЗ.

Дело было в конце января. Письмо отправили с нарочным и… забыли о нем.

Весной в селение приехал представитель из Цхинвала и попросил созвать собрание жителей селения Корнис. Выступая перед колхозниками, он достал из папки газету «Правда» с фотографией Сталина на первой полосе. «Товарищи колхозники, уважаемый Иосиф Виссарионович сказал, что с сегодняшнего дня вступать в колхоз можно добровольно!» Уполномоченный центральной власти зачитал текст статьи, в которой Сталин критиковал стремление местных руководителей записать всех поголовно в колхозы. Сидевшие в комнате колхозники с нескрываемым удивлением посмотрели на Коша Дзуццова. «Дошло таки письмо до Москвы!» – присвистнул Габе Парастаев.

В Южной Осетии, как и по всей Стране Советов, в начале тридцатых годов разворачивалось колхозное строительство. Это была необычная форма общественного объединения, которая создавала иллюзию всеобщего равенства. Все земельные наделы, хозяйственный инвентарь и крупный рогатый скот объединялись в одно общее хозяйство под диковинным названием «КОЛХОЗ». И в этом колхозе все были равны, получая по труду. Это не могло не радовать бедняков, но никак не воодушевляло состоятельных собственников.

Год 1930-й прошел под знаком создания в Южной Осетии коллективных крестьянских хозяйств. В СССР каждая инициатива активно внедрялась как в центральных районах, так и на окраинах. Причем в последнем случае по недопониманию конечных целей, директивы из Москвы исполнялись с абсурдной ретивостью. К началу года масштабы коллективизации в Южной Осетии достигли 90%. То есть практически не осталось индивидуального собственника, все были собраны в колхозы. Преимущественно принудительно. Отказывающиеся «обобществляться» подвергались репрессиям, их детям запрещалось посещать школу.

Однако вскоре руководство в Москве поняло, что с колхозами произошел явный перегиб, и уже в марте Сталин в статье «Головокружение от успехов» раскритиковал излишнюю поспешность и непродуманность сплошной коллективизации. Практика создания колхозов была пересмотрена, и к концу года в Южной Осетии доля коллективных хозяйств снизилась до 20%.

Промышленность в Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО) все еще оставалась в зачаточном состоянии. Это, в частности, объяснялось отсутствием достаточных источников электроэнергии, необходимых для того, чтобы задействовать механизмы и станки. Поэтому энергетика рассматривалась, прежде всего, как средство развития промышленного сектора и механизации сельхозпроизводства. В 1930 году в селах Корнис и Ленингор были построены две небольшие гидроэлектростанции, а на Цхинвальской ГЭС наращена мощность.

19 сентября 1930 года начались занятия в индустриальном техникуме, который готовил специалистов среднего звена: строителей, дорожников, слесарей, мастеров по добыче мрамора, туфа, свинца. Среди слушателей были и девушки.

В сентябре в столице автономии было организовано гидрометеорологическое бюро, которое возглавила П.Тедеева. Для учреждения построили небольшое здание и приобрели за границей соответствующее оборудование. Во всех районах ЮОАО были созданы небольшие метеорологические станции, сообщавшие результаты наблюдений по прямому телефону в Цхинвал.

В этом году в Южной Осетии приступили к строительству первого тоннеля для шоссейной дороги под Кавказским хребтом, предтечи ТрансКАМа. 7 ноября в торжественной обстановке, при стечении тысяч людей был произведен первый взрыв скалы. До села Средний Рук, откуда и должен был по первоначальному проекту начинаться тоннель, к этому времени уже была проложена шоссейная дорога и несколько небольших тоннелей. Всеми работами руководил инженер Рутен Гаглоев.

3 декабря 1930 года в Цхинвале прошла VIII областная конференция Союза работников просвещения автономной области. Отчетный доклад сделал председатель Союза И.Педан. Этот человек был известен не только как хороший организатор, но и как талантливый математик, создавший неформальную математическую школу в Южной Осетии.

Появление И.Педана в Цхинвале было связано с интересной историей. В марте 1921 года бойцы Осетинской бригады не только освободили Цхинвал от грузинских войск, но и выдвинулись в соседний грузинский уездный центр, город Гори, где все еще стоял меньшевистский гарнизон. Был освобожден не только сам населенный пункт, но и политические заключенные, сидевшие в уездной тюрьме, в их числе был и Педан. При возвращении в Цхинвал осетинские бойцы забрали его с собой. То ли прием ему был оказан радушный, то ли Педану к этому времени уже не к кому было возвращаться в Россию, но прибыв в Цхинвал на время, этот человек остался здесь навсегда, посвятив свою жизнь образованию детей.

Отличался этот преподаватель не только своими знаниями, но и большой требовательностью. «По всей очевидности слово «педантичный» произошло от его фамилии», – шутили обычно учителя первой осетинской трудовой школы, где Педан преподавал точные науки.

Р.Кулумбегов

(продолжение следует)

 

На фото: Учащиеся индустриального техникума Юго-Осетии (фото из личного архива Ленгиора Гусова)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно