Инал Тасоев. Одна из первых жертв осетинского народа в борьбе за право жить свободными

17-01-2021, 20:15, История [просмотров 1054] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Инал Тасоев. Одна из первых жертв осетинского народа в борьбе за право жить свободными В том январе ему должно было исполниться тридцать. Уже совсем скоро, дней через десять, двери их дома по обыкновению должны были распахнуться перед гостями. Большая семья, друзья, для которых он, Инал, был всеобщим любимцем и центром притяжения, собрались бы за праздничным столом. И этот праздник жизни, как прежде и многие другие, как каждый приятный повод сбора под крышей дома этой семьи, запомнился бы надолго. Неподдельным радушием и гостеприимством хозяев, теплотой общения, особенным, цхинвальским юмором. Но праздника в этот раз не случилось. А январь омрачился навсегда. Для всех. Для каждого из большой и дружной семьи Тасоевых. Для каждого, кто считал его своим другом, братом, единомышленником...

Жизненная история Инала Тасоева (Коммуниста) мало чем отличается от сотен других повествований о судьбах его современников. Вполне обычная биография простого, на первый взгляд, парня, любящего жизнь, строящего планы на будущее в родном городе. Он окончил пятую школу Цхинвала, потом Юго-Осетинский педагогический институт, устроился на работу… – за скупыми фрагментами биографии невозможно высмотреть ни глубину личности, ни жизненные принципы, которые на стыке двух эпох, в сложнейшее время перемен вытолкнули на первый план самых отчаянных, бесстрашных и думающих. Именно думающих, потому что эта категория, как никто другой, раньше всех остальных осознала и опасность уничтожения своей Родины, и необходимость ее защитить. «Если говорить о личности Коммуниста, то можно бесконечно рассказывать о его положительных личностных качествах, – говорит Бала Бестауты, один из активных защитников Южной Осетии от грузинской агрессии, друг Инала Тасоева. – Невероятно честный, правильный, никогда, ни при каких обстоятельствах не отступающий от своих идеалов и принципов. Впрочем, уже само его прозвище «Коммунист» является, по сути, говорящим. Но, главное, чтобы я хотел отметить, это его умение мыслить гораздо шире просматриваемых горизонтов, думать на несколько шагов вперед».

Бала Бестауты вспоминает, что, начиная с конца 1989 года, когда над Южной Осетией нависла реальная угроза грузинского военного вторжения, в Цхинвале и районах Южной Осетии стали появляться организованные отряды самообороны. «Рушился Союз, почти все союзные республики «носились» с идеями независимости и самостоятельности от советского центра, – рассказывает Б. Бестауты. – Но в Южной Осетии, тем не менее, по-прежнему была достаточно сильна партийная властная вертикаль, подчиняющаяся исключительно указаниям официального Тбилиси. При этом, людей, уже с первого дня сделавших свой осознанный выбор и, по сути, бросивших вызов системе, пока было не очень много. Это был своеобразный момент истины, который стал определяющим в понимании, кто есть кто на самом деле, и вытолкнувший при этом на первый план именно ту категорию осетинской молодежи, для которой защита Родины стала делом чести. Категории, которая с точностью расставила для себя приоритеты. И Инал Тасоев был одним из самых ярких ее представителей. Тогда еще сложно было прогнозировать, чем могут закончиться все эти хаотичные перемены. На протяжении всего 1990 года, уже после «мирного» шествия на Цхинвал в ноябре 1989 года, когда фактически стало понятно, что войны избежать не удастся, мы наблюдали разоружение осетинской милиции, определенное преследование тех ребят, которые сами, на свои средства доставали «стволы», боеприпасы и т.д. В этих условиях ребята, организовавшиеся в отряды самообороны и занимающиеся вооружением, если эти скудные приобретения вообще можно так назвать, оказывались, по сути, вне закона. Но это был личный выбор каждого. И Инал, как и еще примерно два десятка молодых ребят, вошедших тогда в состав отряда самообороны под руководством Алихана Пухаева, сделал свой выбор одним из первых».

Потом начались тревожные будни. Долгие дежурства на боевых постах, вечерние сборы боевых товарищей, которые очень часто проводились в доме семьи Тасоевых на углу улиц Ленина и Чкалова в Цхинвале. «В городе тогда многие покупали оружие, – говорит Владимир (Коко) Дзуццати, один из активных защитников Южной Осетии от грузинской агрессии. – Некоторые из ребят меняли свои личные автомашины на «стволы», ценные вещи, золотые изделия на боеприпасы. Братья Алан и Инал Тасоевы были в числе тех защитников, которые не просто находились с первого дня на передовой, но и внесли весомый вклад в вооружение первых отрядов самообороны. Тогда это было бесценно. Насколько я помню, Инал был один из первых, кто продал свои «Жигули», чтобы приобрести пару автоматов».

Между тем, бесчинствующие грузинские бандформирования пытались прорываться в город со всех сторон. Устраивались провокации на дорогах, связывающих Цхинвал с районами области, преследованию подвергалось население осетинских сел. Группа Алихана Пухаева, в составе которой был и Коммунист, самоотверженно охраняла подступы к городу. Ситуация усугубилась после провозглашения Республики в сентябре 1990 года. А уже в январе 1991 года грузинские вооруженные бандформирования под покровом ночи при посредничестве руководства союзного МВД вторглись в Цхинвал. Ночь на 6 января в современной истории Южной Осетии отмечена как одна из самых тяжелых страниц летописи войны. Преддверие Рождества, обагренное кровью. Кровавое Рождество.

Когда в город вошли грузинские подразделения, Инала Тасоева в Цхинвале не было. «На тот момент мы с ним находились на севере Осетии, – вспоминает Бала Бестауты. – Рано утром только услышав тревожные вести с юга, он устремился домой. А к вечеру уже был в эпицентре событий».

Уже днем, 7 января, грузинскими вооруженными молодчиками, оккупировавшими центр Цхинвала, был убит сотрудник городского отдела милиции Григорий Кочиев. И без того напряженная обстановка накалилась до предела. Отряды самообороны вступили в неравный бой с агрессором. Первая боевая потеря случилась этой же ночью, в первые часы 8 января. А утром оккупированный Цхинвал облетела страшная весть – от вражеского снаряда погиб Инал Тасоев…

«Зачем говорить о том, что может испытать мать, потерявшая своего ребенка? Есть только одно сравнение, приходящее на ум – обрывается душа и она, кажется, умирает вместе с ним, – говорит мать Инала, Тамара Ефимовна Бекоева. – Тридцать лет прошло, а я все еще помню эти тяжелые дни. И помню самое страшное ощущение, и оно связано не только с ужасом от потери ребенка, но и с невозможностью похоронить его по-человечески. Город был оцеплен, выезды на кладбища в окрестностях Цхинвала были связаны с риском для жизни. Сидя рядом с гробом сына в какой-то момент я даже озвучила мысль о том, что надо его похоронить в огороде рядом с домом. Как раз в тот момент выразить соболезнование к нам пришли учителя пятой школы, в которой Инал учился. Его учителя. Именно они настояли на том, чтобы похоронить его во дворе родной школы, недалеко от дома».

Уже наутро во дворе пятой школы, на территории футбольного поля, где, казалось бы, еще вчера ученик Тасоев играл в мяч, появилась братская могила. Они пришли сюда втроем. В один день. Навсегда. Первые жертвы кровавого грузинского фашизма... Вместе с Иналом Тасоевым здесь же вечный покой обрели Григорий Кочиев и Станислав Багиаев.

В сентябре того же, военного 1991 года на первой странице всесоюзной газеты «Правда» будет опубликована фотография небольшой группы матерей в трауре с портретами погибших сыновей в руках. В центре фотографии – Тамара Ефимовна Бекоева с фотографией убитого в январе 1991-го сына Инала. «Этих изможденных женщин в черном вчера можно было видеть у стен российского парламента. Они прибыли сюда, как к месту последней надежды и требуют прекратить кровопролитие в Южной Осетии, Нагорном Карабахе, других регионах страны», – в коротком пояснении к фотографии огромный смысл, крик души матерей, пытавшихся обратить внимание на беду своего народа. Но последующие годы показали, что это было только начало. Начало войны, растянувшейся на долгие годы. Войны, оставившей воспоминания о сотнях героических ребят, отстаивавших право на свободу, право жить на своей земле. Одним из которых был Инал Тасоев (Коммунист). 18 января этого года ему исполнилось бы 60 лет. В память о героическом защитнике Родины улица Чкалова, на которой он жил в Цхинвале, была переименована в улицу Инала Тасоева. Еще одно имя в современной истории Южной Осетии, ушедшее в бессмертие. Так и должно быть, пока мы есть.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно