Юго-Осетинская Республика. Утраченные возможности и отнятые территории

20-04-2020, 22:43, История [просмотров 704] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Юго-Осетинская Республика. Утраченные возможности и отнятые территории20 апреля 1922 года было издано постановление об образовании автономии южных осетин – Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО). По этому решению национальная территория нашего народа на юге Осетии получила четко определенные, но серьезно урезанные границы. Тем не менее, таким образом, была предоставлена возможность для формирования национальных партийных и хозяйственных кадров. Все это послужило хорошей основой для того, чтобы позже была сформирована организационно-хозяйственная структура уже независимой Республики.

Заявленные цели

Между тем, данное важное событие имело свою предысторию, которая интересна уже по той причине, что, во-первых, первоначальным заявленным статусом Южной Осетии была Республика. А, во-вторых, ее масштабы были значительно больше, чем обозначенная впоследствии территория автономии.

В феврале 1921 года, впервые после геноцида осетинского народа, осуществленного правительством Грузии и последовавшего исхода в Северную Осетию, был поставлен вопрос о самоопределении юга Осетии. Иными словами, еще шли бои с грузинскими правительственными войсками, еще в Цхинвале стоял гарнизон национальной гвардии, а руководство юго-осетинской эмиграции уже поставило задачу политического и территориального обособления края.

25 февраля во Владикавказе состоялось заседание Юго-Осетинского Окружного Комитета Российской коммунистической партии большевиков. Среди решений этого дня первым был вопрос о самоопределении Юго-Осетии. Принятое постановление гласило: «Принимая во внимание непреклонную волю южно-осетинской бедноты, выраженной:1) на народных съездах: а) в с.Цунар в июне 1918 г., в Джаве в декабре 1918 г., б) в меморандуме трудовой Южной Осетии от 28 мая 1920 г., г) в декларации южно-осетинского народа на съезде горских народов от 15 ноября 1920 г., 2) в непрерывной, почти трехлетней борьбе южно-осетинского народа с грузинскими социал-шовинистами за свое освобож­дение, Южно-Осетинский партком постановляет: Выделить Юго-Осетию в автономную единицу. Центром считать г.Цхинвал».

Форма национально-территориального самоопределения пока не была конкретизирована, это предполагалось решить на будущем съезде советов.

7 марта 1921 года, через два дня после того, как Цхинвал был освобожден от частей грузинской национальной гвардии, состоялось заседание временного органа власти. Среди его решений было «образовать в Южной Осетии особую политическую единицу с центром в Цхинвале».

Первоначально предполагалось, что регион получит тот же статус, что Абхазия и Аджария. Это было бы тем более справедливо, поскольку Аджария, населенная преимущественно грузинами, получала высокий статус республики. Поэтому данный вопрос юго-осетинские большевики во время своих встреч с руководством Советской Грузии ставили через призму также автономной республики... Интересный момент. Выступая на Краевом партийном совещании в Тифлисе 12 августа 1921 года Серго Орджоникидзе, заявил: «В вопросе об окраинах – мы за предоставление этим окраинам самой широкой самостоятельности, вплоть до независимости. Когда Абхазия потребовала независимости, мы указывали коммунистам Абхазии, что независимость такого крошечного государства невозможна, но все же согласились на это. Мы говорили: если абхазский народ питает недоверие к грузи­нам, если раны, нанесенные меньшевиками абхазскому наро­ду, еще не излечены, то пусть Абхазия будет независима, пусть она излечит свои раны, нанесенные меньшевиками, но в дальнейшем абхазцы сами убедятся в необходимости тесного объединения с советской соседкой – Грузией. Аджарии была предоставлена широкая автономия. Южно-осетинам решено оказывать всякую материальную помощь»... Как видим, еще летом 1921 года в Тифлисе, посредством своих людей в верхах советского государства, уже всячески нивелировали даже мысль о каком-либо национально-территориальном обособлении юга Осетии. Несмотря на то, что и южные осетины, как и абхазы, также «питали недоверие к грузи­нам»...

Борьба за статус

Тем не менее, в Цхинвале продолжали настаивать на том, что Южной Осетии должен быть предоставлен статус Республики. В сентябре 1921 года состоялось совместное заседание руководящих органов края – Ревкома и Парткома, где была составлена пояснительная записка в адрес общекавказского бюро российской компартии. В документе обосновывалась необходимость образования Советской Социалистической Республики Юго-Осетия.

Интересны и детали документа, которые для своего времени являлись естественными. В разделе «Географическое положение и количество населения» указывалось, что территория Юго-Осетии занимает сплошную полосу южного склона центра Кавказского хребта «в границах: на западе гора Велюанта, на востоке селение Коб, на юге местечко Цхинвал и на севере Главный Кавказский хребет». Также указываются районы компактного поселения выходцев из Южной Осетии: в Триалетских горах (Горийский уезд) – около 20.000 человек, в Кахетии – около 15.000 человек, Белоключенском и Манглисском районах (Тифлисско­го уезда) – свыше 2.000. Осетины компактно проживали в более чем тридцати селах, вкрапленных в Горийский и Душетские уезды, не считая сел со смешанным населением.

В пояснительной записке также указывалось, что «главными пунктами, и притом единственными, экономического и культурного тяготения Юго-Осетии являются: Цхинвал, Меджврисхеви и Ахалгори (ныне пос.Ленингор – прим.ред.), органически связанные с Южной Осетией, которые развились благодаря ежегодному выбрасыванию на эти рын­ки значительного количества продуктов скотоводства (живой скот, мясо, шерсть и молочные продукты). После разгрома Юго-Осетии торговля в этих пунктах окончательно замерла и только с возвращением беженцев начала оживать».

В указанном документе приводится и информация об экономическом и интеллектуальном потенциале края. На основании изложенного делается вывод:

1. Так как географически Юго-Осетия составляет одно сплошное целое в пределах ее границ, на­селение ее этнографически однородно, с особым националь­но-бытовым укладом жизни и хозяйственный быт ее обладает специфическими чертами – необходимо образовать из нее административную единицу.

2. Степень классового расслоения и самосознания тру­довых масс Юго-Осетии, необходимых для морального раз­вития республики, настолько высока, что обеспечивает нормальное развитие культурно-экономических сил ее.

3. Образование такой политической единицы, при дан­ных объективных условиях, создает благоприятную почву для приобщения трудящихся Юго-Осетии к Советской власти (школа, суд и другие учреждения на родном язы­ке) и скорейшего изживания чувства национального угне­тения, которое появилось, главным образом, в период мень­шевистского господства.

4. Свободное и успешное развитие культурно-экономи­ческих сил Юго-Осетии возможно только в том случае, если включить в ее состав те районы со смешанным населением, которые являются единственными культурно-экономиче­скими центрами Юго-Осетии и органически связаны с нею».

Но надеждам юго-осетинских большевиков осуществиться не удалось – в Тифлисе их грузинские однопартийцы, опираясь на свое уже бытовавшее «коммунистическое» лобби в Кремле посчитали, что и автономной области Цхинвалу вполне достаточно. Более того, в грузинском руководстве Цхинвал полагали оставить в своих «владениях», а центром автономии южных осетин сделать селение Дзау. Не считали в Тифлисе возможным включение в состав будущей области и сел ущелья Большой и Малой Лиахвы. Но и это еще не все. Было у грузинских властей также нескрываемое желание передачи в состав автономии осетинских сел Коз, Часавал, Хахет, Джалабет, Абрев, Орчосан... Грузины понимали, что чем больше «урвут» сейчас, тем легче будет впоследствии. Поэтому «битва» с представителями Осетии шла буквально за каждый населенный пункт. Во время одного из заседаний двусторонней комиссии, глава Компартии Грузии Буду Мдивани даже приказал поместить под арест на двое суток членов юго-осетинской делегации (!), когда те проявили упорство в отношении статуса Цхинвала. Таковы были реалии того времени…

В итоге в ноябре 1921 года Центральный комитет Компартии Грузии согласился с тем, чтобы «принципиально признать город Цхинвал (именно в таком звучании – прим.ред.), входящим в состав Южно-Осетинской автономной области административным центром». В первоначальном территориальном плане в состав будущей национальной автономии должны были входить и села ущелья Тырсыгом и Кобской котловины. Но эту территорию отстоять не удалось. Не вошло в состав автономии и селение Меджврисхев... Стоит ли говорить, что спустя годы все переговорщики от Осетии и их ближайшее окружение были обвинены в предательстве и подвергнуты репрессиям.

Ну а пока, в январе 1922 года состоялся Iсъезд Компартии Грузии. На нем было отмечено: «Грузия разрешила вопрос национального самоопределения народов с честью. Она предоставила полную возможность развиваться народам Осетии, Абхазии, Аджарии. Были маленькие трения, но что значат маленькие трения при разрешении такого важного вопроса!»… То, что в Тифлисе назвали маленькими трениями, привело к утрате части исконных осетинских земель, оставшихся по сей день в Грузии. Однако время собирать камни обязательно еще придет. И оно не за горами.

Коцты Х.

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно