Южная Осетия. Год за годом (1989 г.)

29-12-2016, 19:13, История [просмотров 2143] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

1 января газеты Советского Союза опубликовали новогоднее обращение генерального секретаря ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета СССР М.Горбачева. Слова руководителя страны, обращенные к ее жителям оказались во многом пророческими: «Наступающий год не обещает быть и не будет беспроблемным. Серьезных дел и забот предстоит немало. Нельзя перехитрить жизнь, отсидеться на обочине…».

Не удалось остаться в стороне от бурь перемен, вызванных политикой М. Горбачева, и Южной Осетии. Но тогда, в первые праздничные дни Нового 1989 года, никто не думал, что национальное движение, зарождавшееся в Грузии, принесет горе и страдания народу юга Осетии. А экономический кризис приведет к развалу великой страны.

Впрочем, в январе 1989 года жители Юго-Осетинской Автономной области (ЮОАО) больше переживали по поводу снегопадов и лавин, чем о политических перипетиях, происходящих вокруг Южной Осетии.

4 января на регион обрушился сильный снегопад. В ряде сельских районов произошел обрыв проводов, без света на день оказалась и столица Цхинвал. К этому добавилось очередное отключение подачи воды из Варианского водозабора: снегопад оборвал линию электропередач, посредством которой запитывались электроэнергией насосы, подающие воду по водоводу в город. Не работал и второй водовод, по которому питьевая вода доставлялась из Кехвского водозабора, здесь замерзли трубы.

Но не так были страшны временные перебои со светом, водой или заторами на дорогах. Стихия в очередной раз забрала свою жертву. 5 января на селение Машхара Дзауского района сошла лавина. Снежный обвал задел всего один дом, стоящий на окраине, но и этого оказалось достаточно для беды. Погибла семья Инала Козаева: он сам, супруга Зара Дзагоева и их трое детей.

Снегопады продолжились две недели. Руководство Цхинвальской городской администрации впервые официально обратилось к трудовым коллективам предприятий, организаций, образовательных учреждений оказать помощь в очистке улиц и площадей от снега и ледового покрытия.

В январе в местной прессе были опубликованы результаты спортивного опроса по итогам прошедшего года. Определились пять лучших тренеров: Иван Грикуров (тяжелая атлетика), Вадим Цховребов (волейбол), Владимир Кумсиев (вольная борьба), Валерий Козаев (футбол), Тамаз Миндиашвили (дзюдо), и пять лучших спортсменов: Каха Кахиашвили (тяжелая атлетика), Анатолий Кабисов (вольная борьба), Аркадий Отинашвили (самбо), Мадина Качмазова (легкая атлетика), Нана Тедева (дзюдо).

12 января в ЮОАО, как и по всей территории Советского Союза, прошла перепись населения, которая продлилась неделю и закончилась 19 января. Она определила, что в Юго-Осетинской Автономной области проживает 98 527 человек, в том числе в столице – городе Цхинвал –  42 333 человека. Национальный состав автономии был следующий: осетины – 65 232; грузины – 28 544; русские – 2 128; армяне – 984; евреи – 793; украинцы – 472. В числе постоянных жителей ЮОАО переписчики также зафиксировали проживание азербайджанцев, белорусов, греков, немцев, югославов, ингушей и татар.

Наиболее заметным явлением в этот год было образование кооперативов и ведение индивидуального бизнеса. Всего в 1989 году в ЮОАО было зарегистрировано 269 кооперативов, в которых было задействовано 1248 человек. Ими было произведено продукции и оказано услуг на сумму 3 млн. 800 тысяч рублей.

Формы кооперации и бизнеса были разные. Открывались кооперативы по производству гашеной извести, производству ширпотреба, организации частного извоза и даже переплета книг. В феврале 1989 года открылась первая частная медицинская практика. В Цхинвале стала действовать платная круглосуточная медицинская служба по оказанию экстренной скорой помощи при заболеваниях уха, горла и носа.

В марте в Южной Осетии впервые был проведен конкурс красоты «Мисс-Цхин-вал-89». В нем приняли участие 10 девушек. Победителем смотра красавиц стала ученица 10 класса цхинвальской школы №5 Рита Шавлохова. Под одобрительный гул зрителей, собравшихся в городском театре, первой красавице столицы водрузили на голову лавровый венок и вручили ценный приз.

26 марта прошли выборы в Верховный Совет СССР. В избирательных бюллетенях были фамилии шести представителей от Южной Осетии. В результате голосования депутатами стали первый секретарь Обкома партии Анатолий Чехоев, известный ученый и писатель Нафи Джусойты, механизаторы Лев Тедеев и Василий Хубаев, профессор Тбилисской академии художеств Мераб Бердзенишвили, колхозница Диана Хугаева.

28 апреля на 102 году жизни скончалась первый организатор стоматологической службы Южной Осетии Ольга Санакоева. Окончив приходскую школу селения Дзау, она поступила в епархиальное училище в г.Тифлисе. После окончания которого работала учительницей в школе селения Жриа Дзауского района. В 1912 году заканчивает зубоврачебный факультет в Харькове, здесь же открывает частную практику. В 1925 году возвращается в Южную Осетию, где организует стоматологическую службу автономной области.

Если в начале 1989 года внимание грузинских неформальных лидеров было обращено на Абхазию, где зарождалось национально-освободительное движение, то в мае напряженность возникла уже в отношении Южной Осетии. Поводом для начала антиосетинской кампании стало письмо лидера «Адæмон Ныхас» Алана Чочиева, которое он послал в Абхазию. В нем он выражал поддержку стремления абхазского народа к национальному самоопределению. Текст послания был опубликован в абхазской прессе, а затем перепечатан в республиканской газете «Литературули Сакартвело». На основе этой публикации пошла волна нападок на южных осетин.

Опасаясь роста напряженности, 6 мая руководство ЮОАО срочно созвало внеочередную сессию областного Совета народных депутатов, где было выражено «глубокое возмущение содержанием и выводами статьи А.Чочиева, а также попыткой автора приписать свои искаженные, чисто субъективистские взгляды всему осетинскому народу». Особо отметим, что это постановление было направлено в редакцию газеты «Литературули Сакартвело». Впрочем, все эти реверансы партийно-советской верхушки уже не имели результата, так как в Грузии уже раскручивался маховик антиосетинской истерии, который нельзя было остановить партийными уступками и низ-копоклонством.

И вот первый звонок. 20 мая 1989 года житель г.Тбилиси Автандил Гогишвили после пьянки у своего родственника в с.Кехви выехал с собутыльниками к источнику Багиата. По дороге на горе у селения Гуфта он увидел надпись на жестяных трафаретах: «Цвети, Осетия моя!». Потребовав остановить машину, он забрался на гору. Повалив надпись, он вернулся к своим попутчикам, и поехал обратно в Кехви продолжать застолье в доме Сулико Меланашвили…

По дороге в селение Зонкар жителями грузинского с.Еред был забросан камнями рейсовый автобус. В с.Аунеу неизвестные лица разбили памятник полководцу Исса Плиеву…

Дальше больше. 26 мая, в день провозглашения меньшевистской Республики Грузия, группа грузинских националистов попыталась установить памятный камень у церкви Рождества Богородицы в Цхинвале. При этом толпа, которая в большинстве своем состояла из приезжих, размахивала флагами меньшевистского правительства Грузии, под сенью которых в 1920 году был осуществлен геноцид осетинского народа. Эти действия едва не переросли в потасовку с местными жителями.

Одновременно в самой Южной Осетии также зарождалось неформальное движение, постепенно определявшее свою политическую платформу. Это не могло не беспокоить партийное и советское руководство ЮОАО. Газета «Советская Осетия» рассказала о собрании на Цхинвальском механическом заводе. Здесь на встрече многонационального коллектива предприятия были осуждены попытки раскачать межнациональный мир. Электросварщик И.Шуляк подверг резкой критике тех, кто сеет вражду между народами. Было отмечено, «что, к сожалению, экстремистские элементы есть не только в Тбилиси. Против лиц, призывающих отделить Южную Осетию от Грузии, на собрании выступил секретарь первичной партийной организации Н.Абаев».

Для поддержки своего имиджа и в противовес нарастающему влиянию гражданского общества руководство ЮОАО старалось привлечь на свою сторону и представителей осетинской интеллигенции, в том числе и из-за пределов Южной Осетии. Так, в Цхинвал попеременно были приглашены осетинский лингвист М.Исаев, генерал К.Цаголов и др.

Несмотря на отдельные рецидивы, обстановка в Южной Осетии оставалась в общем стабильной. Жизнь пока шла своим чередом. К примеру, 20 июня в селении Бекмар Знаурского района на базе средней школы открылся летний пионерский лагерь. В трех потоках здесь должны были за лето отдохнуть 280 детей из самого района и г.Цхинвал.

11 июля в СМИ был опубликован устав демократического движения «Адæмон Ныхас» (Народный Сход). Это была серьезная заявка на юридическое оформление неформального движения южных осетин: «Адæмон Ныхас» из организации де-факто превращался в организацию де-юре. В уставе были прописаны основные цели и задачи организации, обязанности ее членов, юридический статус и т.п.

12 июля 1989 года в полночь в небе над столицей ЮОАО с западного направления был замечен неопознанный летающий объект (НЛО). В районе перекрестка ул.Таболова и Героев он завис на несколько секунд и, выпустив два перпендикулярных световых луча, на большой скорости скрылся в восточном направлении.

20 августа в гастрольную поездку в Бельгию отправился фольклорный ансамбль «ИР», действующий при заводе «Электровибромашина». Творческому коллективу, организованного из числа ветеранов сцены, предстояло принять участие в международном фестивале. Художественным руководителем ансамбля была Вера Бикоева, хореографом Казбег Гучмазов.

1989 год для многих организаций в Юго-Осетинской Автономной области был юбилейный: полвека исполнилось со дня создания Государственного ансамбля песни и танца «Симд»; свое 50-летие отметили редакции районных газет «Дзау» (Дзауский район) и «Ленинон фæндагыл» (Знаурский район).

В конце августа в ГССР была принята Программа развития грузинского языка, которая вызвала резко отрицательную реакцию у общественности Южной Осетии. В ней, в частности, предусматривалось утверждение на всей территории Грузинской ССР грузинского языка как государственного с одновременным переводом всего делопроизводства на грузинский язык. В рамках Программы грузинского языка была принята и Программа развития осетинского языка, которая фактически подтверждала указанное выше положение о приоритетах грузинского языка и на территории ЮОАО.

Как ответ на такую несправедливость со стороны властей Тбилиси и нерешительность местных руководителей, в Южной Осетии начались акции протеста. В течение двух дней 4 и 5 сентября прошли митинги с участием сотен людей на городском стадионе и Театральной площади.

Протестные акции были организованы движением «Адæмон Ныхас» с участием активистов молодежного движения. На митинг были приглашены и руководители Автономной области, которые всячески пытались успокоить людей. Впрочем, делали они это не очень удачно. Один из партийных боссов вообще заявил, что «программа грузинского языка не представляет угрозы осетинам, так как направлена на сохранение и развитие грузинского языка». Его резюме вообще повергло в шок участников митинга: «Вы что хотите запретить грузинам разговаривать на своем языке?!».

Требование изменить пункты о грузинофикации Южной Осетии стали категоричными. В знак протеста прекратили работу сотрудники завода «Электровибромашина», механического завода и швейной фабрики.

28 сентября представители интеллигенции ЮОАО и ряд членов «Адæмон Ныхас» выехали в Тбилиси, где встретились с первым секретарем Компартии Грузии Г.Гумбаридзе и членами правительства Грузинской ССР. Здесь они изложили свое видение изменений в Программу развития грузинского и осетинского языков, призванных снизить накал протестных настроений. Всего было предложено пять пунктов.

Однако положительного ответа из Тбилиси в Цхинвале так и не дождались. Оставался единственный выход – показать свою решимость в этом вопросе. К забастовкам присоединялось все больше предприятий. Так, 1 октября из 21 предприятий республиканского и союзного подчинения десять прекратили свою работу в знак протеста. Через несколько дней к забастовщикам присоединились и шахтеры Кваиса.

11 октября в селении Нар прошли традиционные торжества, посвященные дню рождения осетинского поэта и общественного деятеля Коста Хетагурова. На этом общенациональном празднике впервые прошла открытая демонстрация осетинского триколора. Правда, со стороны руководства Северной Осетии была попытка убрать с территории, где проходили праздничные мероприятия новые флаги, но безрезультатно.

13 октября в селение Еред Цхинвальского района прибыл лидер национального движения Грузии Звиад Гамсахурдиа. Он призвал осетин «образумиться и встать рядом с грузинским народом, а в противном случае вымести их железной метлой за Рокский перевал». Из выступления З.Гамсахурдиа: «Скоро я буду в Цхинвали с 10 тысячами моих соколов, и посмотрим, какую встречу им устроит общественность Цхинвали. Мы им свернем шею, тем более что таких слабых противников, как осетины, нетрудно будет обуздать. Пол-Грузии будет с нами, и там будет видно, кто кого победит, чья кровь больше прольется».

16 октября в Южную Осетию прибывает подразделение внутренних войск СССР с легкой бронетехникой.

20 октября народные протесты в автономной области приняли новую форму – начались голодовки. У здания Правительства люди проводили день и ночь, демонстративно отказываясь от пищи. 23 октября голодовку объявили… пациенты областной соматической больницы. Требования протестующих были конкретны: придание осетинскому языку статуса государственного; в качестве языка общения с органами власти в Тбилиси установить русский язык; отменить обязательное изучение в школах Южной Осетии грузинского языка абсолютно всеми учениками. Вскоре в повестке дня появились и политические требования – повысить статус Юго-Осетинской Автономной области.

Напряженность нарастала. Протестными акциями была охвачена практически вся территория Южной Осетии. Ситуация диктовала необходимость перемен во власти.

И выводы были сделаны. 9 ноября от должности руководителя коммунистов ЮОАО был освобожден А.Чехоев, а на чрезвычайной XII сессии Совета народных депутатов, которая состоялась на второй день 10 ноября, от должности был отрешен и председатель Облисполкома А.Качмазов. На этой же сессии статус государственного языка был придан осетинскому языку, было направлено обращение Верховным Советам СССР и Грузинской ССР о повышении статуса автономии Южной Осетии.

К этому времени в «осетинском направлении» повысилась активность грузинских неформальных политических объединений, стоящих на националистических позициях. 12 ноября в поселке Ленингор прошел митинг с участием активистов из Тбилиси: Н.Натадзе, И.Батиашвили, И.Церетели, А.Цхрилдзе, Р. Микаберидзе и др. Участниками митинга были впервые выдвинуты требования об отмене статуса автономной области Южной Осетии.

21 ноября в Цхинвал прибыла большая группа представителей из Тбилиси, которая провела встречу с общественностью. Выступили министр внутренних дел ГССР Ш.Горгадзе, вице-президент академии наук ГССР А.Апакидзе, призвавшие к мирному диалогу и отказу от политических требований.

Утром 23 ноября местные газеты вышли с обращением народного фронта «Адæмон Ныхас» и регионального отделения народного фронта Грузии. В нем содержался призыв предотвратить возможные провокации, которые могут привести к непредсказуемым последствиям для осетинского и грузинского народов. Это обращение было продиктовано объявленным ранее намерением представителей неформальных движений Грузии организовать «мирное шествие» в Цхинвал. Ирония судьбы заключалась в том, что к моменту, когда почтальоны разнесли газеты с этим призывом, на Цхинвал уже двигалась сорокатысячная колонна грузинских националистов.

В полдень 23 ноября 1989 года началось противостояние у въезда в столицу Южной Осетии, положившее начало национально-освободительной борьбы осетинского народа за свое национальное самоопределение.

Ведущий рубрики Р. Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно