Легенда и быль о «Картлийских разбойниках»

21-06-2016, 14:57, История [просмотров 3005] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Легенда и быль о «Картлийских разбойниках»«1891 год. Гори – старинный городок в долине Куры. Он не велик, среди него возвышается высокий холм, на холме крепость, по скату холма и у подножья разбросаны маленькие сакли и домишки, почти все они из известняка. На всем городе лежит серый колорит какой-то обособленности и дикой оригинальности. Знойное небо над городом, буйные и мутные волны Куры, и еще дальше, на горизонте, вечно неподвижные белые облака – это горы главного хребта, осыпанныесеребряным, никогда не тающим снегом.

Центром пейзажа являлась толпа, собравшаяся вокруг виселицы. Выбрали праздник для того, чтобы повесить людей, и толпа горцев была разодета по-праздничному ярко, настроена шумно и жизнерадостно. Окружая два столба с перекладиной, утвержденные на грубо сколоченном помосте, люди, пестро одетые, стройные и смуглые, оживленно сыпали в воздух гортанные слова, адресуя их к двум высоким ребятам, стоявшим на помосте.

Один из них, рыжеватый в рваной куртке, обнажавшей жилистую шею и крепкую грудь, облокотясь на перила, и улыбаясь, беседовал с людьми, пришедшими посмотреть, как он умрет; другой, весь черный, похожий на большую головню, стоял под виселицей и покручивал одной рукой усы, другой оправлял петлю, уже, накинутую ему на шею. Сзади его стоял коренастый палач, человек с лицом монгола, страшно обезображенный сифилисом, и узенькими глазами смотрел вниз, в лица публики, показывавшей ему кулаки, посылавшей краткие ругательства. Загорелые русские солдатики, держа ружья на плече, стоя со скучными лицами, точно деревянные, или вкопанные в землю, смотрели перед собой ничего не выражавшими глазами.

У самого помоста стояли власти в мундирах, с сухими и строгими физиономиями, и среди яркой говорливой толпы их официальные фигуры были чем-то беспочвенным и чуждым всему, что окружало их. Один из этих людей что-то монотонно читал, держа пред своим лицом лист бумаги, и иногда смахивал этим листом капельки пота со лба, набегавшие ему на брови. Вот он кончил... палач полез наверх по одному из бревен, уселся на перекладине верхом и стал что-то там мастерить…

Приговоренный к смерти поднял голову вверх и посмотрел на него. Но на этом смуглом, почти черном лице отражалась скорее усталость и скука, чем страх перед будущим… Черному человеку палач связал за спиной руки, посмотрел себе под ноги… и вспрыгнул на табурет. Палач присел за чем-то, тогда преступник сам спрыгнул с табурета и, не достав ногами до помоста, – повис в воздухе».

Так, Максим Горький описывал казнь абреков, свидетелем которой он стал во время пребывания в уездном городе Гори. Считается, что в этой художественной повести отразилось реальное событие – казнь двух осетин Сандро Хубулова и Тате Джиоева, которые известны были в полицейских рапортах как «Картлийские разбойники».

Действительно, по всей грузинской провинции Шида Картли, прилегающей к Южной Осетии имена этих абреков наводили ужас на богатеев и чиновников. В течение четырех лет абреки, к которым время от времени присоединялись другие изгои общества, безнаказанно передвигались по всей округе, то наезжая в Южную Осетию до самого селения Ерман, то приезжая обделывать дела в г.Гори. И долгое время оставались неуловимыми.

Иногда их самоуверенность переходила все границы. Так, узнав о том, что полицейский пристав поселка Ахалгор (Ленингор) объявил их в розыск, сами написали ему письмо:

«Мы, слыхали, что как будто мы вам очень нужны, преследуете нас и не можете встретить нас. Так если ты не баба какая-либо, то выходи к нам навстречу с тремя сотнями казаков или стражников-чапаров и тогда видно будет, кто какое имеет мужество, если только не попробуешь нас и не исполнишь нашу просьбу, то все-таки мы доберемся до вашего дома и заберем добро ваше.

Остаемся Душетского уезда, жители сел. Ардиси: Сандро Хубулов и Тате Джиоев».

В апреле 1891 года была направлена специальная воинская команда в составе трех офицеров и 30 конных казаков на их поимку. Абреки в это время находились в Ксанском участке (Ленингорском районе). Им было сообщено о въезде в ущелье полицейских сил, однако это нисколько не напугало абреков. Как сообщал пристав Шаликов, нарушители спокойствия, «остановившись в духанах в селе Монастыр, потребовали еды и угощения напитками. Во время их пребывания здесь они угощали бывших здесь крестьян, беседовали с ними, стреляли в цель и вообще держали себя откровенно и даже сообщили присутствовавшим здесь косарям и другим лицам, числом до 40, что они те самые разбойники, о которых они, присутствовавшие, вероятно, слышали».

Эта группа была необычной. Абреки не были классическими разбойниками, постоянно скрывающимися в лесах, и лишь изредка выходящими на «большую дорогу». Они сменяли одежду и спокойно наведывались в уездные города, нередко бывали и в самом Тифлисе. В специальном донесении сообщалось: «Односельчане из с Ардиси, бывая в Тифлисе, часто видели переодевание Сандро Хубулова, то он являлся им в грузинской одежде, какую носят грузинские князья и дворяне всю отороченную золотым шнуром, то в штатском платье, в круглой шляпе и с тростью в руках, имел разные револьверы...».

Группа была представлена разными людьми, каждый из их узкого, тщательно отбираемого, круга отвечал за определенное направление. Тате Джиоев знал хорошо Горийский уезд, Сандро Хубулури – Душетский, а Алексей Хасишвили был родом из с.Нар и поэтому хорошо знал Владикавказский округ. Одно время в их сообществе был и чеченец Афаво Докхиев.

В одной из докладных записок, губернскому начальству излагались пояснения о причинах успешности действий абреков: «Разбойники вооружены хорошо, ружьями системы «Пибоди» и имеют достаточное количество патронов, кинжалы и револьверы. Лошадей меняют часто и потому в состоянии совершать большие переезды более 70, даже 100 верст в сутки. Когда едут, то один из них едет впереди за 100 сажень, а остальные следуют за ним.

В деревни заезжают редко, останавливаются близко на дороге и готовы немедленно сесть на лошадей. Ружья из рук не выпускают. Грабят обыкновенно днем отдельно стоящие дома, при этом выставляют часовых и пугают близких соседей выстрелами, чтобы не подходили.

Иногда след их исчезает и вновь появляется. Куда же они деваются?...

Они оставляют лошадей, оружие и некоторых из своих товарищей и вдвоем или втроем уезжают в Тифлис. Сандро Хубулова в июне месяце видели в Тифлисе. Говорят в воскресенье 7 июля двое: Сандро и Тате сели в селении Каспи на вечерний поезд, отправляющийся в Тифлис. Разбойники очень дерзки, пишут письма к разным начальствующим лицам, а к простым подсылают людей, но, конечно же, ответа не ждут и удаляются от тех мест за 100 и более верст».

Несмотря на все попытки поймать «Картлийских разбойников» сделать это долго не удавалось. Причин, помимо отваги и умения самих абреков было несколько. И они тоже указывались в многочисленных рапортах: «Положиться на осетинское население являлось не только невыгодным в интересах дела, но даже явною опасностью для следователей, ибо осетины вполне сочувственно относились к деятельности шайки и тщательно укрывали их от властей. Грузинское же население было подавлено паническим страхом, да и не имело ружей, чтобы оказать сопротивление».

Сами воинские и полицейские подразделения, имевшие выучку и вооружение, не проявляли особого рвения. Они пригласили местного священника и просили указать им на людей более или менее влиятельных в деревне, которых потом силой заставили выдать им подписку, что они в семидневный срок обязуются – или поймают или же убьют этих разбойников… После пытались отравить абреков… Между тем, вокруг имени абреков постепенно складывается героический ореол. И это очень тревожит уездное начальство: «О похождениях разбойников были распущены невероятные слухи; толпа верила, что их не возьмет никакая сила, что они непреодолимы; некоторые даже уверились, что ружья разбойников стреляют сами по себе без помощи человеческих рук».

«Картлийские разбойники» в течение четырех лет фактически безнаказанно действовали на большом пространстве. И это им вскружило голову. Вскоре от отъема денег у князей, торговцев и сборщиков налогов они перешли к грабежу простых людей. Этот перелом не остался незамеченным полицейскими представителями: «Никакого сочувствия разбойники от грузинского населения не встречали, но в осетинских деревнях они имели приют и угощение; вообще могу предположить, что осетины сочувствовали подвигам разбойников, но когда разбойники начали употреблять оружие против них, то и они отстали от них, что и погубило разбойников».

14 июля 1891 года в лесу у селения Хуыце Дзауского района абреки были окружены правительственными силами. После долгой перестрелки Тате Джиоев и Сандро Хубулов были ранены и взяты в плен. Алексею Хасиеву удалось скрыться, но когда он узнал, что его товарищи арестованы, то сам пришел к властям. «Как я могу оставить своих друзей и прятаться как трус в лесу», – так объяснил свой необычный поступок абрек.

После непродолжительного следствия в Горийском полицейском управлении Тате Джиоев и Сандро Хубулов были приговорены к смертной казни. Алексей Хасиев – к каторге. Вскоре приговор был приведен в исполнении на одной из площадей города Гори. Свою смерть оба приняли достойно и без сожаления.

Так закончилась эпопея «Картлийских разбойников»…

Р.Кулумбегов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно