Осетины глазами русских и иностранных путешественников

15-07-2015, 18:48, История [просмотров 1628] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Одним из важных источников определения прошлого осетинского народа являются свидетельства многочисленных путешественников и исследователей, побывавших в местах его расселения. Монахи-миссионеры, торговцы, военные, люди волею судеб оказавшиеся в Осетии, а позже и научные работники, оставили нам бесценные факты по истории и этнографии алан и их прямых потомков осетин. Наиболее интересные и содержательные из этих хроникальных свидетельств мы продолжаем публиковать на страницах нашей газеты.


Гиппократ, греческий врач, философ (430 г. до н.э.):

«В Европе есть скифский народ, живущий вокруг озера Меотиды и отличающийся от других народов. Название его савроматы. Их женщины ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, и, сидя на конях, сражаются с врагами, пока они в девушках. А замуж они не выходят, пока не убьют трех неприятелей, и поселяются на жительство с мужьями не прежде, чем совершат обычные жертвоприношения. Та, которая выйдет замуж, перестает ездить верхом, пока не явится необходимость поголовно выступать в поход».


Геродот, древнегреческий историк (410 г. до н.э.):

«Если скифы заключают с кем-либо клятвенный договор, то поступают при этом так: в большую глиняную чашу наливается вино, к нему примешивается кровь договаривающихся, при чем у них делаются небольшие надрезы ножом на теле или уколы шилом. Потом погружают в чашу меч, стрелы, секиру и метательное копье. При совершении всего этого они долго молятся, потом пьют смесь как сами договаривающиеся, так и знатнейшие из присутствующих».


Страбон, древнегреческий историк и географ (10 год до н.э.):

«У всех скифских и сарматских племен есть обычай холостить лошадей, чтобы сделать их более послушными, ибо лошади у них хотя и не велики, но очень горячи и неукротимы. Рассказывают, что когда один знатный воин, сражавшийся по вызову с врагом был убит и победитель приблизился, чтобы снять с него доспехи, то был сам убит конем побежденного ударами копыт и кусаньем…

Они хорошие конные и пешие воины, вооружаются луками, ножами, панцирями и медными секирами, в битвах носят золотые пояса и такие же повязки. Кони у них – златоуздые и в золотых наплечниках».


Помпей Трог, древнеримский историк (230 г.):

«Понятие о справедливости внушено им умом собственным, а не законами. Самым тяжким преступлением у них считается воровство. К золоту и серебру они не питают страсти… Эта воздержанность произвела у них и справедливость нравов, именно отсутствие страсти к чужому. Ведь страсть к богатству бывает только там, где умеют им пользоваться. Весьма удивительно, что сама природа дает им то, чего эллины не могут достигнуть путем длинной науки мудрецов и наставлений философов, и что необразованное варварство при сравнении оказывается выше образованных нравов».


Феттер Ф. служащий российской администрации на Кавказе (1829 г):

«Аналогичным образом строят обычно свои дома осетины, одно из племен кавказских горцев. Хижина построена из положенных друг на друга камней, причем эти последние не скреплены ни цементом, ни глиной. Тем не менее, следует сказать, что камни положены друг на друга с известной симметрической точностью, так что в целом можно говорить о доме так же, как и о больших башнях. Был ли обитатель этой хижины, прозванный отшельником, осетином, я не могу с уверенностью утверждать. Однако он говорил по-русски, что, впрочем, неудивительно при современных сношениях с Россией...

К вечеру... пехота и две пушки окружили повозки генерала и его свиты, а осетины из Моздокского полка схватили кругом всю колонну... Охрана должна была быть все время настороже; канониры шли с горящими фитилями около орудий; для своевременного обнаружения спрятавшегося врага отдельные казаки ехали на значительном расстоянии по обеим сторонам колонны; после остановки были выставлены посты. Нам, незнакомым с областью бога войны Марса, это воинственное зрелище, как бы незначительно оно ни было, доставляло много развлечений, в которые наши осетины вносили еще больше оживления. Весело, как будто бы их ожидало пиршество, резвились они в степи, гоняясь иногда с громким ликованием за спугнутой дичью, а иногда распевая суровые монотонные песни; в местах, которые часто служили засадой разбойникам, они мгновенно приготавливались к обороне; ружье, которое обычно висит у них на спине в просторном чехле из кожи или войлока, они поднимали перед собой на седло и угрожали смертью врагу, которого усмотрел бы их острый взгляд в кустарнике».


Мансуров Н., сотрудник журнала «Новое обозрение» (1892 г.):

«В ауле Ардон Владикавказского округа были устроены скачки в память Тко Мерденова. Скачки, в которых приняли участие и из Кабарды, закончились грандиозными поминками.

Тко был простым осетином, показал редкий пример долголетия, ибо прожил 164 года (1727 - 1892). До последних дней старик сохранил твердую память и здоровый ум. Мерденов был участником многих событий. В 1771 году он сопровождал научные экспедиции Гмелина и Гюльденштедта, а позже – генерала Тотлебена по Дарьяльскому ущелью. В его время свершилось присоединение Кабарды к России и присяга грузинского царя Ираклия на подданство императрице Екатерине II.

После его смерти осталась престарелая вдова Икян, с которой он прожил дружно не менее 100 лет».


Газета «Терские ведомости» (1905 г.):

«Каждая осетинская семья или двор, представляет небольшую хозяйственную коммуну, члены которой владеют общим имуществом, работают на общую пользу, имеют одинаковое участие во всех выгодах и пользуются одинаковым благосостоянием, зависящим от благосостояния всей коммуны. Но коммуна эта не свободна, она имеет правителя, личность которого определяется не свободным выбором ее членов, а старшинством лет, так как правителем (хадзары хицау) всего должен быть старший в семье, за исключением, конечно, тех случаев, когда старший сам откажется от этой роли или по дряхлости, или по болезни не будет в состоянии исполнять свои обязанности. «Хадзары хицау» пользуется почти безусловной властью в имущественном отношении; он может отчуждать имущество, хотя при этом созывает обыкновенно семейный совет из всех взрослых мужчин (а взрослыми считаются женатые), но может не соглашаться с мнением этого совета и поступать по своему усмотрению.

Деньги, заработанные членами семьи, отдаются «хадзары хицау», который распоряжается ими бесконтрольно. Младшие ничего не могут ни продавать, ни покупать, даже из того, что составляет не семейную, а их личную собственность (одежда, обувь и головные уборы). В случае ослушания младших, в наказание следует выдел из семьи.

«Хадзары хицау» пользуется большим почетом в семье, никто из ее членов не будет разговаривать с ним сидя, и никто не смеет противоречить ему. Только в делах, касающихся не имущественных, а личных прав отдельных членов семьи, власть «хадзары хицау» немного умеряется семейным советом. Так, например, при обсуждении вопросов: выдать ли молодую девицу из семьи за сватающегося к ней жениха, позволить ли молодому человеку жениться, решающее право голоса принадлежит не «хадзары хицау», а совету. Но, впрочем, и здесь приходится считаться с мнением главы семьи, так как он всегда может создать имущественное затруднение, препятствующее решению дела (напр., назначить слишком большой калым за девушку или откажет в выдаче калыма молодому человеку).

Главой женского пола в семье и распределительницей работы между женщинами является «афсин», одна из старейших женщин семьи. Ей подчиняются все женщины без различия родственных отношений, не влияют эти отношения и на количество работы, которое зависит только от возраста: так, молодые женщины работают больше старых. «Афсин» пользуется среди женщин семьитаким же почетом, как «хадзары хицау» среди мужчин. Женщины, вступающие в семью через замужество, в продолжение года, а иногда больше не смеют разговаривать с «афсин» и даже громко говорить в ее присутствии».


Газета «Терские ведомости» (1906 г.):

«Женщины прядут шерсть, ткут и красят сукно, выделывают кожи для обуви и обшивают семью. Вся одежда, обувь и материалы для них, конечно, выделываются дома, за исключением холста и бумажных материй, которые покупаются. Мужчины одеваются, как везде на Кавказе, в черкески (цукка) из сукна и бешметы из бумажной материи (куырат), под них на тело надевается рубаха (хадон), внизу шаровары (халаф) тоже из бумажной материи; на ногах шерстянные чулки (цындата), чувяки (дзабырта) и кожаные или войлочные гетры до колен (зангайтта), зимой шуба с открытым воротом. К этому, конечно, надо еще прибавить серебряный пояс, газыри и кинжал, отделанный в серебро. Как бы беден ни был горец, но он всегда ухитрится достать денег на эти украшения, без которых никогда не появится в гостях или на празднике.

Костюм женщины состоит из «каба», нечто вроде черкески из темной шерстяной материи с разрезом впереди, «хадона» - длинная бумажная рубаха яркого цвета, выглядывающая в разрезе первой, и платка шелкового или шерстяного, потом, конечно, нижняя рубашка, шаровары и чувяки; костюм дополняется серебряным поясом и серебряными застежками на груди. Шуб женщины не носят, только «каба» для зимы шьется из теплой материи.

Такой же желанной игрушкой, как для мужчины оружие, для женщины является гармоника. В Осетии это инструмент исключительно женский, под звуки его обыкновенно происходят все осетинские танцы. Так как вся описанная одежда довольно сложна, то за обновлением ее незаметно проходит зима у осетинских женщин».

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно