Геноцид осетинского народа 1920 года. Много осетин погибло при переходе через горы, но еще больше – находясь в изгнании

26-06-2023, 15:37, Геноцид - 100 лет [просмотров 606] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Геноцид осетинского народа 1920 года. Много осетин погибло при переходе через горы, но еще больше – находясь в изгнанииИзвестный осетинский поэтХаджи-Мурат Дзуццаты в 1994 году написал стихотворение, посвященное Зарской трагедии. В своих поэтических строках автор упрекает народ за забывчивость, за пренебрежение к урокам истории –«Зары фӕндаг тындзыдта уӕлӕмӕ – хохрагъмӕ. 1920-ӕм азӕй, махӕй, рохгӕнаг адӕмӕй…». Геноцид осетинского народа 1920 года, несмотря на ужасающие цифры убитых и погибших во время перехода через Главный кавказский хребет, не стал уроком для осетин. Сегодня, в День памяти о жертвах геноцида, мы хотим рассказать вам историю одной обычной семьи из села Ӕлыгуат (Кешаг) – верхней части селения Хъорнис.

В далеком 1920 году от грузинских гвардейцев осетины спасались как могли. Основная часть решалась на трудный переход через горы в Северную Осетию, но кто-то уходил в леса. Так было и с селом Кешаг. Некоторые его жители обосновались в лесу, местечко, которое они выбрали для жизни, и тогда и сейчас называют Тӕрсджын. Находится оно в низине, там климат более мягкий и теплый, недалеко идёт небольшая речка – приток реки Проне, а густые леса обеспечивали безопасность и скрывали временное поселение от возможных нашествий врага. Причины остаться были. Там во время лесного укрытия у моей прабабушки родился второй сын Дзоцца Плиев, а у соседей Козаевых – сын Алекка. В последствии сын и дочь Алекка стали известными артистами Госдрамтеатра Южной Осетии – Ромик и Салимат Козаевы. Но сегодня наш рассказ о семье Сачино Тасоева, который сполна хлебнул тягот геноцида. Его семья предпочла отправиться с большей частью сельчан на север Осетии через горный хребет. При переходе он потерял сестру, его малолетний сын чуть не умер от эпидемии тифа, но он познал помощь и поддержку северян, которые, несмотря на стесненные обстоятельства, смогли принять обездоленный народ.

Эти страницы истории столетней давности оживают в воспоминаниях Алана Тасоева. Историю, пережитую его семьёй в 20-ых годах прошлого столетия, он помнит по рассказам дедушки Сачино. На истории его семьи отразились явления, характерные для начала ХХ века - примирение кровников, геноцид осетин, переход через кавказский хребет, возвращение на Родину...

В начале прошлого века земельный спор между односельчанами Тасоевым и Гагиевым закончился убийством первого.Кровная вражда между семьями грозилась перерасти в новую трагедию. Тогда сын убитого Константина Тасоева Сачино, под давлением старых адатов, взял в жены дочь из семьи Гагиевых, чтобы усмирить кровную вражду между двумя домами… До начала трагических событий на юге Осетии в семье Сачино было пятеро детей, старшему Шалико исполнилось 20 лет, и он влился в отряд самообороны. Остальные члены семьи – сам Сачино, супруга Гаджион с маленькими сыновьями Графом, Михаилом, Гиуаргием и дочерью Зиной устремились на север Осетии, спасаясь от грузинских карателей. Дорога путников проходила через Чесельтское ущелье, огибая подножие горы Бурсамдзел. Суровый климат гор был недобр к путникам. Холод, голод, страх и тяготы дороги не все могли пережить. Горный перевал взял свою дань у семьи Тасоевых. Сестра Сачино – Тела – осталась там навсегда.Ее малолетний сын остался на попечении дяди. «Моему отцу Михаилу было лет пять, он всю дорогу до Северной Осетии и обратно прошел пешком. Бычья повозка еле могла тащить небольшие пожитки семьи», – рассказал Алан Тасоев…

Но одной тяжёлой дорогой беды беженцев не закончились. По прибытии в Северную Осетию они немогли найти приют. Сельчане разместились в бесланском железнодорожном вокзале. Антисанитария, холод и голод вызвали распространение тифа. Младший из семейства Тасоевых Граф, которому на тот момент был лишь год, тяжело заболел тифом…

Но среди этих испытаний в жизни семьи появился и спаситель. Их приютила семья из села Карджын, имя и фамилию благодетеля семейное предание, к сожалению, не сохранило. «Я не помню, как их звали. Но дедушка навсегда сохранил доброе к ним отношение и благодарность. Маленький Граф был настолько плох, что Сачино даже попросил немного досок для изготовления гроба малышу у семьи, где он подрабатывал. Дед вспоминал, что жена того человека, что их приютила, искупала маленького Графа в теплой воде, напоила козьим молоком и выходила его. Через десять дней Граф, которого уже не надеялись увидеть живым, не только оправился от болезни, но и начал ходить.

Куда меньше повезло двоюродному брату Сачино – Сардо. В надежде спасти своих родных, он тоже покинул Южную Осетию. От пуль своих родных он уберёг, но они не вынесли тяготы тяжелой жизни. Вся семья Сардо – жена, дочь и сын умерли. «Глава семейства, который приютил моих предков, готов был принять и Сардо с семьей, но ему было неудобно от хозяев, ведь нас самих было немало, он остался жить в железнодорожном вокзале Беслана и вскоре потерял всю семью. От холеры и тифа тогда умирали десятки человек ежедневно. И подсчетами этих потерь фактически никто не занимался»...

Весной Сачино с семьёй вернулись в родные края. Семейная чета из Карджина, приютившая Тасоевых, на прощание подарила им лошадь. «Проблемы были и после возвращения на Родину, они не застали своих домов, часть была сожжена, а часть разобрана, и из их бревен специально заселенные сюда грузины поставили себе дома в центральной части села Хъорнис», – отметил он...

 

Фатима Плион

На фото – репродукция картины А. Сабановой «Переход через горы»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно