Коллизии юго-осетинского правосудия

27-02-2014, 09:58, Общество [просмотров 1742] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Коллизии юго-осетинского правосудияВо все периоды, когда не было прямого противостояния Южной Осетии с Грузией, в Республике всегда остро вставал вопрос о домовладениях жителей грузинской национальности, ранее покинувших страну. В этой категории были люди, уехавшие из Южной Осетии по причине перманентных боевых действий и блокады, так же как и тысячи осетин, русских, армян, украинцев и евреев. Эти жители страны либо продали свои дома, либо передали их во временное пользование знакомым, соседям или родственникам. Здесь, как правило, не возникало проблем с собственником. Но есть и другая категория. Это жители Республики грузинской национальности, которые сознательно покинули Цхинвал в январе 1991 года, ожидая, что за время их отсутствия грузинская милиция, оккупировавшая столицу, наведет порядок, и они триумфально смогут вернуться в свои дома, а по возможности и в дома своих соседей. При этом определенную часть составили и ярые националисты, которые проводили в стране политику звиадизма.

В части брошенных хозяевами домах поселились беженцы-осетины, изгнанные из сел с преимущественно грузинским населением и внутренних районов Грузии, что было в свою очередь даже логично. Некоторые домовладения заняли жители самого Цхинвала, испытывающие нужду в жилье. И в этом случае вопрос собственности решался полюбовно – там, где это было возможно, люди обменивались между собой своим жильем. Осетины занимали грузинские дома в Цхинвале и селах Южной Осетии, грузины заселялись в осетинские дома в Тбилиси, Гори, грузинонаселенных селах РЮО. Многие жители грузинской национальности, не замешанные в преступлениях против осетин, со временем вернулись в свои дома. Но осталась категория бывших жителей Южной Осетии, которые не признают реальность и не считают Республику фактом действительности. Одни проявляют при этом отстраненность, другие – откровенную враждебность. В обоих случаях это потерянные для страны люди. Но именно благодаря таким людям в Республике постоянно возникает социальная напряженность.

Конфликт возникает по общей схеме в двух вариантах. Граждане РЮО находили контакт с бывшими владельцами домов в Цхинвале, проживающими на территории Грузии. Благо сделать это в перерывах между войнами было просто, поездки в соседнюю страну проходили свободно. Так же как это возможно сделать и сегодня, через пограничный пост Ларс. Заключалась доверенность на приобретение дома, которая невероятным образом с благосклонностью принималась юго-осетинскими судами. В результате грузинские дома оказывались в собственности предприимчивых осетин, а обитатели домовладений, среди которых преимущественно беженцы и малоимущие граждане – на улице.

И другая схема. Теперь уже инициатива исходит от самих грузинских эмигрантов, которые оформляют дома опять таки по доверенности на своих осетинских родственников. А сделать это было тем более просто, что редко какая осетинская семья не имела родственников грузин. Итог, впрочем, повторял результаты первой аферы: грузинские дома оказывались в собственности предприимчивых осетин, а беженцы и малоимущие граждане – выкинутыми на улицу. И подобных афер за весь прошедший период насчитывалось десятками. Выселение из домовладений проходило подспудно, только в том случае если обитатели домов оказывались представителями силовых структур, тогда это становилось достоянием широкой общественности.

К сожалению, этот процесс продолжается и сегодня. Только в меньших объемах, что и понятно: спорных домовладений практически уже не осталось. Насколько нам известно, в «производстве» находится около 40 домов и квартир, из них по четырем суды уже вынесли постановления о выселении. Пока что в части дел удается прийти к компромиссу, но только на время. Решение судов никто отменять не собирается. Поэтому напряженность не только сохраняется, но имеет тенденцию к возрастанию. И игнорировать это не стоит. Тем более, что в преддверии политической активности перед парламентскими выборами эта тема может стать спекулятивной.

Проблема есть. И часть ее лежит в юридической плоскости. Возникает вопрос – насколько возможно с гражданами Грузии производить процедуру оформления каких-либо документов по купле-продаже. Могут ли граждане государства, с которым мы в состоянии войны, которое не признает наш юридический статус, реализовывать свои интересы на территории Республики в части оформления доверенности на других лиц. Тут возможны возражения, мол, это были жители Южной Осетии, и вполне могут выступать как граждане страны, имея паспорт гражданина РЮО. Однако эти паспорта и само гражданство должны быть признаны ничтожными, так как все проживающие в Грузии эмигранты имеют грузинское гражданство и в этом случае юго-осетинское гражданство уже недействительно.

Сомневаемся, например, что азербайджанские беженцы из Нагорного Карабаха переоформляют свою собственность в Степанакерте на армян. И не представляем судьбу тех нотариусов, которые рискнут там оформить доверенности и тех судей, которые принимают их к рассмотрению. У нас же принято щеголять судебной беспристрастностью. Вот и получается, что людей выселяют из домов, в которых они жили десятилетиями. А общественное возмущение переносится на власть.

Но эта судебная объективность порой не в интересах самого государства. Сперва отсуживаются дома и квартиры. После отсуживается государственное имущество в пользу проходимцев-подрядчиков, да еще государство наш суд обязывает выплачивать им многомиллионные компенсации. Самое интересное, что органы исполнительной власти не в силах совладать с этим, так как судебная власть у нас независима.

Если эти эксперименты абсолютизма закона над всем и вся будут продолжаться, то через определенное время грузинские беженцы из бывших сел Лиахвского ущелья смогут смело подавать в наш суд иски о разрушении их частной собственности, потери имущества и возмещения стоимости урожая за прошедшие годы. А после потребуют провести и расследование «военных преступлений». Так ведь, следуя логике и букве закона, которую отстраненно проповедуют наши судебные органы, они имеют право эти иски подавать. Тем более, что до 2008 года большинство жителей данных бывших сел получили паспорта и статус граждан РЮО. Если же эмигранты не смогут это сделать лично, тоже не беда, по сложившейся традиции от их имени и по доверенности их интересы смогут представлять осетинские родственники или адвокаты.

К сожалению, это не абстрактная проблема. Поэтому необходимо, если уж мы решили придерживаться духа и буквы закона, разработать новый нормативный акт, регулирующий проблемы указанных домовладений. Здесь возможен мораторий на всякие правовые отношения между гражданами Южной Осетии и Грузии, необходимо рассмотреть возможность передать во владение дома людям, которые нуждаются в жилье и проживают в нем десять и более лет. Впрочем, юридическая детализация уже дело законотворческих инстанций.

Олицетворение правосудия, статуя Фемиды изображается с завязанными глазами, что символизирует беспристрастность. Однако было бы неплохо, чтобы повязка иногда спадала, чтобы правосудие могло увидеть живых людей и живые проблемы.

А.Касабиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно