«Больше, чем читальный зал». Инна Гучмазова о роли и месте библиотеки в современном мире

31-12-2022, 20:06, Общество [просмотров 2406] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Больше, чем читальный зал». Инна Гучмазова о роли и месте библиотеки в современном миреВ сентябре уходящего года на должность директора Национальной библиотеки имени Анахарсиса была назначена Инна Гучмазова – человек, хорошо известный в творческих и журналистских кругах юга Алании, композитор, автор и исполнитель множества песен на стихи осетинских поэтов. Мы решили поговорить с Инной о том, как она оказалась в новой для себя профессии, а также узнать, какие проблемы стоят перед библиотекой в целом и национальной – в частности.

 

– Расскажите, сложное ли было лично для Вас решение принять предложение возглавить Национальную библиотеку страны?

– Признаться, для меня руководящая должность – вообще очень необычная, я никогда о таком не думала. Это действительно наименьшее, чего бы я хотела и последнее, о чем мечтала. Точнее, вообще не мечтала занять пост руководителя чего угодно. Но меня убеждали, что я смогу принести новизну в работу библиотеки, что-то свежее, свое. Я ничего не ожидала – у меня было такое волнение, что я ни о чем не думала. Очень долго переваривала ситуацию, переживала, что могу как руководитель не справиться с работой. Знала, что коллектив здесь устоявшийся, многие сотрудники работают в библиотеке практически всю жизнь, и, признаться, переживала, как они вообще меня примут. Ведь с учетом их рабочего стажа я рядом с ними совсем дитя. Поэтому приятным сюрпризом оказалось, что меня встретили очень тепло.

– Если была установка на «что-то новое» – значит ли это, что есть понимание необходимости изменений?

– Мы недавно провели круглый стол с коллегами из других библиотек, обсуждали современные библиотеки, как они существуют, как работают. Разговор в какой-то момент свелся к тому, что мы вспоминали, как раньше было хорошо – какие прекрасные были времена, сколько было читателей и сколько книг получали библиотеки, как работали с населением. Оглядываться назад, чтобы извлечь что-то хорошее из прошлого, естественно, надо, но ностальгировать – тупиковый путь. В моем понимании библиотека в классическом смысле себя изжила. Сегодня библиотека превращается фактически в музей книги. Сам книжный переплет скоро станет музейным экспонатом, ведь все оцифровывается, переводится в электронный вариант. Книга как таковая себя не потеряла, но она меняет свой формат и внешний вид. Ведь, к примеру, мы же не страдаем, что нет больше пергаментных свитков, что мы не пишем больше на глиняных табличках? Просто раньше книга существовала в одном формате, сейчас этот формат меняется. Мы отстаем от изменений, но у нас есть уникальная и в то же время масштабная задача – оцифровать осетинский фонд литературы. Мы ведь никого ничем не удивим, если возьмемся оцифровывать русскую и мировую классику – все эти книги есть в открытом доступе, это уже сделано. Но осетинская литература на сегодняшний день недоступна. Сколько есть ресурсов в Сети, где можно почитать осетинские книги? Кроме паблика Бæрзæфцæг, который недавно заработал и в виде телеграм-канала, я больше ничего не знаю. Аслану Кудзаеву большое спасибо за это, он делает колоссальную работу, и делает это на чистом энтузиазме. Но он один. А нужно, чтобы данный процесс шел на государственном уровне, нужна государственная программа. И речь не о том, чтобы отсканировать страницы, а именно перевести текст в формат электронной книги. Это требует больших финансовых затрат, но у нас на сегодняшний день для этого нет пока ни техники, ни оборудования, ни людей. Но мы закладываем фундамент и начнем оцифровку с осетинской литературы.

Мир меняется, и те времена, когда лозунг, что «Книга – лучший подарок» был данностью, к сожалению, уходит. Безусловно, ничто не сравнится с чтением книги в переплете, но нам все же нужно учиться у времени, подстраиваться. Интернет – не враждебная среда, а наша реальность. И для нас сейчас главное, чтобымолодежь читала, где угодно. Лишь бы читала. Наша основная задача в современном мире – привлекать читателей, не в смысле ходить в библиотеку, а чтобы они заинтересовались каким-то автором.

Как этого добиваться?

– Мероприятиями. Причем тут тоже нужно привносить новое. Мы провели вечер ко дню рождения Коста Левановича Хетагурова. Мне хотелось посмотреть, как пройдет, какой будет сценарий. И все было по очень старым, изжитым стандартам, где Коста революционный демократ и так далее. Необходимо избавляться от этих старых клише. Все ведь понимают – чтобы Коста попал в советские учебники, ему нужно было придать образ революционера, борца за свободу. Но он защищал не только права бедных. Он защищал права всех. Коста был правозащитником. И чтобы привлечь молодое поколение к любому автору, нужно пользоваться не старыми стандартами, сухими фразами из его биографии – необходимо «оживить» писателя, нужны эмоции. И на личных ощущениях, на личном примере можно заинтересовать нового человека. Да, согласна, сложно, но по-другому никак. В сегодняшний век всевозможных гаджетов молодежь трудно удивить, а вот заинтересовать, «зацепить» возможно и даже необходимо.

– К подобным «пропагандистским» мероприятиям относятся не только вечера памяти, но и презентации новых книг.

– В нашей библиотеке часто проходили и будут обязательно проходить презентации новых книг осетинских авторов. Но что мы обычно наблюдаем на этих мероприятиях? Редко кто из гостей может сказать, что читал саму книгу, при этом на презентации мы хвалим автора, рассказываем, что он за человек, биографию, возможно, истории с ним связанные. Да, это необходимо. Но более важно, чтобы через некоторое время после презентации проводился анализ по новой книге автора. То есть собраться и обсудить, что хорошо в произведении, что, если есть, следует покритиковать. Сделать разбор труда. Подобное происходило в Цхинвале в писательской среде в 50-60-хгодах. Высказывались мнения, шли споры, детальное обсуждение. В наше время имеется тенденция хвалить, а порой захваливать любого писателя. Но это мешает любому творческому человеку. Если он не слышит обоснованной критики в свой адрес, он не развивается – будь то писатель, музыкант, художник, любой представитель искусства.

– На подобного рода мероприятия обычно приходят одни и те же: интеллигенция, друзья автора. В основном все друг друга знают – а потому критику вряд ли можно услышать и если она и бывает, то очень осторожная, завуалированная. Другое дело, что, возможно, к проведению подобного рода вечеров для расширения кругозора нужно вовлекать школьников.

– Нужно, согласна. Причем зачастую не в роли участников. Поясню. К примеру, на уже упомянутом мероприятии, посвященном Коста Хетагурову мы привлекли школьников. То есть подростки непосредственно принимали участие, читали стихи перед аудиторией. Почему мне это не понравилось? У нас очень плохо учат читать стихи. Ведь стихотворение – это не просто набор слов с рифмой и определенным ритмом, его надо чувствовать, понимать, где следует расставить акценты. Это очень важно для эмоционального восприятия стихотворения. А наши школьники просто читают – монотонно, пусть и выбивают правильный ритм. Вот ради такой простой зубрежки привлекать школьников не стоит. Но ученики должны слушать, чтобы учиться. Поэтому, если мы проводим мероприятие, то его участниками должны быть мы сами – сотрудники библиотеки, представители интеллигенции. И читать стихи или прозу должны сами. И таким образом, на личном примере, учить детей чувствовать текст. Ведь очень многое зависит от того, как прочитано, подано стихотворение.

Что же касается критики на презентациях или при обсуждении вышедшей книги, то в прошлом это не считалось чем-то зазорным, поэтому устраивались серьезные диспуты, разговор шел без обид, на пользу, при этом писатель мог объяснять, отстаивать свою точку зрения, а его оппоненты указывать, на, на их взгляд, недоработки... Сегодня, конечно, люди стали другими – любую критику воспринимают на свой счет, как личную, сразу обижаются…

Раз уж речь зашла о молодежи – можно ведь использовать и более современные методы привлечения. Вот у краеведческого отдела Национальной научной библиотеки РСО-Алания очень интересный аккаунт в Инстаграм. Его ведут грамотно, с красивой графичной подачей, которая привлекает, заинтересовывает. То есть не просто слайды с текстом. Многие уже обратили на это внимание, и, соответственно, подписчиков у страницы прибавилось. Такой формат у нас применить тоже было бы неплохо.

– Пример северо-осетинских коллег однозначно важен – они уже перешли на более современный формат работы, а мы отстаем на три шага, если не на десять. Я планирую в ближайшем будущем поехать во Владикавказ, познакомиться именно с методами работы библиотек. Нам, конечно, многому надо учиться, особенно в том, что касается современных технологий и работы в Интернете.

– Если говорить о классической роли библиотеки как месте для чтения, то она уходит, повседневная посещаемость сильно упала. Просто книгой уже даже и книжные магазины не привлекают посетителей. Поэтому обычно на одном пространстве работают еще кофейни, лектории, кинозалы...

– Библиотека должна переосмыслить себя, превратиться не просто в читальный зал, а в место культурного отдыха. Человек туда пришел и почувствовал уютную атмосферу, приветливую. В пространстве должно быть комфортно, красиво, уютно. Сейчас очень модными стали модельные библиотеки. Здесь есть и классические читальные залы с хорошим бумажным фондом, и электронные носители, и кафетерии, и удобные кресла с подушками. Очень, конечно, хороший способ привлечь посетителя. Но все упирается в финансы. У нас тут трубы текут, а я о модельной библиотеке мечтаю. Так что делаю пока что могу, и поэтапно продолжу, в меру возможностей. Пока же в приоритете оцифровка фонда.

– К слову про трубы. И про фонд. После августовской войны многие книги пришлось, как бы это страшно ни звучало, уничтожить – были заражены паразитами или необратимо пострадали от сырости. В каком состоянии хранилище сейчас?

– В хранилище у нас много книг. К сожалению, все они очень больны. Это еще одна часть моей работы – ищу способ их вылечить, хотя бы самые важные и необходимые. Работа опасная. Многие из паразитов, обитающих в книгах, не выводятся из организма. Чтобы зайти в хранилище, вынести книги и вылечить их, нужен защитный костюм, маски, специальные препараты. И специалисты, знающие такую работу. Я два раза спускалась в хранилище, и оба раза потом пришлось избавляться от аллергии – пыль, плесень. Хотя ни к чему не прикасалась. Ужасное состояние. После войны, во время восстановления нашего здания, начинать надо было с хранилища – святая святых библиотеки. А тут начали работы с коридоров, плитки и пластиковых окон, а про хранилище не подумали. В итоге книги красиво на полках выстроены, а трогать их нельзя. То же самое с газетным архивом – он огромный, но в таком же состоянии. Так что можно сказать, что архива нет.

Еще одна проблема книжного фонда – то, что к нам не поступает новых книг, поскольку нет финансовой возможности их закупать. В том объеме, в каком он должен пополняться, фонд не пополнялся очень давно. Мы живем гуманитарной помощью – есть люди, которые делятся с нами личными архивами. Но библиотека должна иметь возможность, учитывая запросы читателя, закупать новые издания. Ведь если человек пришел к нам за книгой – он должен ее найти. Это касается как современной литературы, так и научных книг.

– Почему такие проблемы с финансированием?

– Библиотеки всегда, в том числе и в советское время, финансировались по остаточному принципу. Просто в те годы этих остатков было достаточно, чтобы закупать книги, поддерживать работу. Сейчас, учитывая, что общий бюджет министерства культуры мизерный, мы из него, можно сказать, вообще ничего не получаем. Есть Госдрамтеатр, есть госансамбль «Симд», другие направления, которые требуют больше денег. Но, так или иначе, библиотеки в списке финансовых приоритетов всегда были на последнем месте.

Судя по спектру проблем и задач, которые стоят перед библиотеками сегодня, можно сказать, что их жизнь значительно усложнилась за последние десятилетия.

– Очень усложнилась. Раньше книга была единственным источником информации, а библиотека – единственным общедоступным хранилищем книг. Сейчас все изменилось, есть Интернет, одним нажатием кнопки можно научиться чему угодно, найти любую информацию. Библиотекам пришлось меняться, этот процесс идет давно. Сложно, да, но мы героически бьемся. Эти изменения обязательны, просто их нужно преодолеть. Простой пример – наша Театральная площадь, где раньше люди обменивались последними новостями, в том числе и сплетнями, переместилась в Фейсбук. Но Интернет полезнейший инструмент, им надо просто уметь пользоваться и направить его возможности себе на пользу.

– Может, это еще одна задача современной библиотеки – научить искать информацию, а не теряться в море сплетен в соцсетях?

– Стать проводником, быть посредником между читателем и интернетом, да. Облегчить этот поиск, да. Но для того, чтобы организовать такую систему, создать, для начала, свой сайт, базу данных, нужны специалисты. И деньги для них, опять-таки нужны. Кроме того, для создания единой базы библиотекам (районным, городским) нужно сотрудничать. Тем более, если мы говорим об оцифровке. В отрыве от других библиотек и без полномасштабной поддержки от государства это невозможно. А сделать это необходимо, тем более что спрос имеется – популярность того же Бæрзæфцæг-а это хорошо доказывает. Наша молодежь заинтересована в знакомстве с осетинской культурой, историей и литературой, этот интерес последние годы стабильно растет, и мы обязаны его поддержать.

 

Александра Цховребова

Фото ИА «Спутник»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно