Вершины Южной Осетии: названия, пришедшие из глубины веков, и имена, поднявшиеся к небесам (продолжение)

7-11-2022, 14:28, Общество [просмотров 1187] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Вершины Южной Осетии: названия, пришедшие из глубины веков, и имена, поднявшиеся к небесам (продолжение)В одном из предыдущих номеров газеты «Республика» (№78-79) мы поделились с читателями краткой информацией о нескольких наиболее известных вершинах юга Алании. Наши природные исполины, безусловно, завораживают гостей Республики своим величием и красотой. Да и мы сами проводим всю жизнь под их строгим взором и считаем, что слово «покорить» в принципе неприменимо к горной вершине – она допускает к себе гостя, но не покоряется ему. Осетины с особым трепетом относятся к своим «великанам» и с интересом внимают любую информацию о наших горах, легенды или небольшие истории. Сегодня мы продолжим наш обзор об известных пиках Южной Осетии, происхождении их названий. Добавим лишь, что за дополнительной информацией мы обращались к научному сотруднику ЮОНИИ Ирбегу Маргиеву, а также использовали материалы труда Замиры Цховребовой и Юрия Дзиццойты – «Топонимия Южной Осетии».

Надо сказать, что систематизированного единого списка горных пиков нашей Республики, к сожалению, не существует. Масштабная на официальном уровне работа в данном направлении не велась, причем, по всей видимости, и в советское время, поэтому относительно точная информация есть только о наиболее известных вершинах. Некоторые носят свои названия с древности, другие получили их в последние десятилетия, есть и наследие советского периода. В последнем случае можно привести пример вершины «40 лет Южной Осетии» (пик получил свое название в 1962 году в честь годовщины создания Юго-Осетинской автономной области)... Надеемся, наш материал даст необходимый толчок, чтобы данным вопросом, наконец, занялись предметно, тем более что в стране туристическое направление существует на государственном уровне уже давно. А пока предлагаем наш беглый взгляд, поскольку вершин в Республике немало.

 Сырх хох, 3757 м

Вершина расположена в Кударском ущелье, к югу от высочайшего пика Южной Осетии – Чанчах. В названии отображается цветовой оттенок – красный. Горы с подобным названием на юге такжевстречаются. К примеру, в Дзимырском ущелье. Кроме того, недалеко от селений Теделет и Цъон возвышается Сырх лæбырдтæ («Красные обвалы»), получившие свое название из-за цвета почвы на склонах, оголившихся после оползней.

 Сау хох, 3710 м

Гора расположена в Кударском ущелье. Переводится как «черная гора». По словам местных жителей, вершина «голая», не покрыта растительностью, при этом камни темного цвета. Они четко просматриваются даже зимой, поскольку сильные ветра уносят снег со скал – отсюда и ее название. Тут следует отметить, что в Республике немало вершин, названия которых связаны с ее внешним видом – формой или цветом склонов. Поэтому название Сау хох встречается также в Дзомагском, Рукском, Тлийском ущельях, недалеко от Кельского озера.

Лæгæты сæр, 3687 м

Гора расположена в ущелье Хъæдласæн. Дословный перевод «над пещерой». Данную вершину также называют Æрсджынхох. Отметим, что на юге Алании часто встречаются также вершины, происхождение названий которых связано с названиями сел, ущелий, рек, находящихся недалеко от горного пика. К примеру,Урсдоны комы хох в окрестностях селения Къоз – интересный топоним, поскольку пенящаяся в каменистом русле вода дала название и реке (Урсдон), и ущелью, и горной вершине.

 Хъил хох, 3556 м

Расположена в Чеселтском ущелье. Получила свое название из-за формы вершины – острой, с треугольным пиком и крутыми склонами, напоминающими стороны пирамиды.

Бубы хох, 3245 м

Находится в Кударском ущелье. Этимология названия неизвестна. Возможна, параллель со словом «буба» – прозвищем лисы в осетинском фольклоре. Также между Дзомагъским и Урсдзуарским ущельями Южной Осетии находится созвучная вершина – Бубаты хох.

Дзамура, 3225 м и 2948 м

Здесь указаны две высоты, потому что вершин с таким названием на юге Алании две. Одна находится между ущельями Чеселтгом и Урсдзуаргом (3225 м.), а вторая между ущельями Мзиугом и Чеселтгом (2948 м.). Ряд ученых связывают происхождение этого слова, как и топонима «Дзимыр», с киммерийцами, кочевыми ираноязычными племенами, которые тесно пересекались со скифами, в том числе и в Заказвказье. Однако точного ответа на вопрос о происхождении этого названия нет.

Мыкалгабыр, 2254 м

На юге Алании встречаются немало названий, пересекающиеся с северо-осетинскими топонимами. И приведенная вершина яркий тому пример. Основное святилище, напомним, находится в Северной Осетии. По всей видимости, в древности на горе находился кувæндон, посвященный Мыкалгабыр, одной из трех слез Всевышнего. Тут надо отметить, что в Осетии-Алании свое название вершина часто получала по наименованию святилища, расположенного здесь. В осетинской традиции, в принципе, горная вершина почитается как священная, о чем говорит распространенное выражение «Хох кæддæриддæр уыд зæдбадæн». Другой пример, вершина Сидæмонты дзуар в Гудисском ущелье получила свое название в честь фамильного селения Сидæмонтæ, расположенного у подножья горы. Вершина почиталась как священная, покровительствующая фамилии – отсюда и название пика.

 Чъыры комы рагъ, 3219 м

Вершина расположена к югу от селения Згъубир. Название переводится как «хребет над известковым ущельем». Данный топоним, как и ряд подобных, говорит о том, что порой названия горных вершин оказываются связаны с проходившими в этих местах работами. К примеру, в Кударском ущелье находится Сугты комы хох – буквально «вершина над ущельем, где рубили дрова».

 Бырытъаты хох, 3.157 м

Вершина находится в Тлийском ущелье. Буквальный перевод названия – гора у селения Бырытъат. При этом жители селений, расположенных в данном ущелье, называли эту же гору Абазайы хох– гора у селения Абаза. И надо сказать, что случаи, когда одну и ту же вершину жители соседних сел или ущелий называли по-разному, нередки. По этой же причине есть даже горы с тройными названиями. Что, безусловно, усложняет попытки систематизировать данные, собрать единый каталог горных вершин.

 

Количество вершин на юге Алании исчисляется десятками. Некоторые считаются безымянными. Две из них недавно обрели свои названия – одна носит имя героя освободительной борьбы в годы геноцида осетинского народа 1920 года и активного участника становления советской власти в Южной Осетии Мате Санакоева, а вторая – Народного учителя, основателя студенческого клуба «Аполлон» Тамары Николаевны Шавлоховой.

Учитывая все вышесказанное, становится понятно, что составление общего списка вершин Южной Осетии – труд нелегкий, кропотливый и долгий. Сбор информации включает в себя и необходимые этнографические выезды в селения, и беседы с местными жителями, и работу с картами Республики, изучение истории, этимологические исследования и многое другое. По словам Ирбега Маргиева, некоторые вершины, указанные на картах как безымянные, на самом деле имеют свои вполне конкретныеназвания; однако довольно часто эти данные сохранились в обрывочном виде, а селения, жители которых могли бы разъяснить детали, давно опустели, в особенности после геноцида 1920 года. Однако необходимо понимать, что чемдальше, тем больше сел пустеет, а значит тем меньше в народной памяти останется названий, историй, легенд и сказаний. И тем сложнее будет собрать единый список, систематизировать его, определить вершины с двойными названиями, понять их происхождение. Это задача, над решением которой должна трудиться команда ученых-историков, этнографов, лингвистов. Почему эта работа не проводилась до сих пор – отдельный разговор. Но мы надеемся, что в ближайшее время начнется полноценная работа по сбору и анализу информации.

Александра Цховребова

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Популярно