Вадим Чельдиев: «Если бы каждый занимался своим делом, я бы занимался своим»

1-08-2022, 14:14, Общество [просмотров 1513] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Вадим Чельдиев: «Если бы каждый занимался своим делом, я бы занимался своим»Весть о том, что Вадима Чельдиева приговорили к десяти годам колонии строгого режима, потрясла осетинское общество и на севере, и на юге. Даже тех, кто отзывался о нем с неприязнью и удивлялся, почему народ прислушался к призывам оперного певца и в разгар пандемии собрался на площади, рискуя здоровьем, а то и жизнью. Растерянность от столь неоправданной жестокости по отношению к человеку искусства, патриоту и филантропу, постепенно начинает вытесняться пониманием необходимости что-то делать, чтобы спасти жизнь человеку, не раз спасавшему жизни других.

 

Что такое Народный сход в Осетии, нам известно: сначала назревает гнев, формируется протестный настрой, затем в какой-то момент распространяется весть «адæм æмбырд кæнынц!», и этого достаточно. Люди, как правило, знают, куда идти – на центральную площадь, требовать власть к себе на разговор. Есть, конечно, эпатажные политики, которые публично «бросаются на штыки властей», чтобы заслужить доверие и собрать себе сторонников. Но существует известный факт, что осетины не болеют цветными революциями, просто потому, что они очень легко различают фальш в делах и словах политиков, особенно в период всевозможных выборов. Лидер, за которым пойдет народ, должен быть уровня Ос-Багатара, не меньше, блестящим полководцем, с мечом в руке, защитником и героем. Вадим не был всенародным лидером, а тем более, политиком, и не звал за собой, его даже не было во Владикавказе на момент Народного схода 20 апреля 2020 года, он обозначил дату, и все произошло само собой, потому что гнев, спровоцированный жестким карантином, уже назрел.

Если вспомнить самое начало воцарения COVID-19 на планете, то придется признать, что весь мир был в растерянности. Отсутствие информации рождало слухи об искусственном происхождении смертоносного вируса с целью сокращения человеческой популяции по сговору мировой закулисы. ВОЗ объявила пандемию, хотя охват не достиг соответствующего уровня. В сетях по всему миру распространялись откровения отставных эпидемиологов, репрессированных врачей, предсказания старцев и ясновидящих, маргинальных и действующих политиков о мировом заговоре. Пожилые люди гибли десятками, особенно, в благополучных европейских странах, народные целители предлагали свои рецепты, в магазинах исчез имбирь и резко подорожал чеснок, в Европе стали жечь вышки 5G (больше всех в Великобритании), якобы распространявшие заразу. Медики назначали то одно средство, то другое по протоколам ВОЗ, которые менялись с необъяснимой последовательностью, а на черном рынке появилась некая «вакцина», очень дорогая, но гарантировавшая полную защиту, жертвой которой стали многие люди, запуганные ограничительными мерами исходившие с ума от изоляции.

«Нет никакого вируса!» – этот лозунг был распространен как в Северной, так и Южной Осетии. Люди продолжали ходить на похороны и справлять свадьбы, но при этом официально были отменены массовые мероприятия, введен масочный режим и ограничительные меры. Это не было полным карантином, некоторые крупные предприятия продолжали работать, но основной удар пришелся по малому бизнесу – небольшим магазинчикам, салонам красоты, кафешкам, в которых работники в большинстве своем получали зарплату в конвертах. Работы лишились также поставщики, водители, техперсонал, а переходить на дистанционный режим работы и онлайн обслуживание клиентов могли далеко не все. Малый бизнес требовал помощи от государства, специально созданные штабы оказывали адресную помощь особо нуждающимся гражданам, попавшим в труднейшее положение, но охват был незначительный.

Первые два случая заражения выявили в Северной Осетии-Алании 1 апреля 2020 года, вслед за чем власти усилили карантинные меры (Южная Осетия вообще закрыла границу). За нарушения стали штрафовать на приличную сумму, что вызывало у наиболее незащищенных жителей агрессию в чистом виде: «Государство не может объяснить, что это за болезнь, не предлагает эффективного лечения, кроме карантина, избирательно ограничивает права больших и малых предприятий и не может поддержать нуждающееся население!». На тех, кто публиковал в сетях ходившие по кругу ролики и тексты о «грандиозной авантюре», стали собирать административный материал. При таких обстоятельствах к уже имевшемуся потенциалу гнева и поднявшейся протестной волне подключился Вадим Чельдиев.

Почему Вадим Чельдиев стал главной жертвой системы, требовавшей безукоснительно соблюдать принимаемые меры? Надо знать, что за человек Вадим, чтобы понять, что он не может делать ничего вполовину, вполсилы, и если убежден в правильности своего дела, то отдает ему всего себя, и люди ему верили, если даже у него это граничило с высшей степенью экзальтации. Сыграло свою роль и то, что Вадим – человек из народа, из фамилии, которую все знают в Осетии и, самое главное – он не политик. Он родился во Владикавказе, в очень простой семье, детство его совпало с труднейшим периодом новейшей истории страны. Талант к пению обнаружился в нем в раннем возрасте, и родители всячески поддерживали его. Окончил Владикавказское училище искусств имени В. Гергиева, Академию молодых певцов Мариинского театра и Петербургскую консерваторию имени Римского-Корсакова. Его сильный баритон привлек внимание самых взыскательных ценителей, он был востребованным исполнителем, стал солистом Мариинского театра, выступал на сценах «Санктъ-Петербургъ Опера», Михайловского театра, принимал участие в музыкальных проектах страны, лауреат многих международных конкурсов, финалист конкурса имени Муслима Магомаева. В августе 2013 года Вадим Чельдиев был в Цхинвале, где принял участие в торжественном концерте, посвященном 5-летию признания Россией независимости Южной Осетии, пел, как писали газеты, с «мефистофельским шармом и мощью». А в сентябре 2015-го выступил в Москве на приеме Посольства РЮО в РФ по случаю Дня Республики, куда прилетел из Питера, как только его попросили, причем, на свои средства и без всякого гонорара.

На такой высокой ноте Вадим Чельдиев, Заслуженный артист РСО-Алании, в 2016 году возвращается из Петербурга во Владикавказ. Вроде бы он временно оставил сцену, но был уже на пике популярности и мог еще несколько лет не петь, его все равно невозможно было забыть. Сначала запоминаешь голос, потом удивляешься, как такой сильный голос исходит из такого предельно изящного тела. «Я стройный, – говорил он. – Когда сила на стороне горбатых, стройные кажутся им уродами». Ну а потом уже начинаешь узнавать, что он занимался благотворительностью, помогал молодым талантам, боролся с несправедливостью там, где замечал ее. В своем длинном письме из Пятигорского СИЗО в мае 2020 года Вадим говорит: «Мир в моей голове и в моей жизни полностью перевернуло обращение о сборе средств для лечения от онкологии 28-летнего Сослана Канукова». Это один из бывших бесланских заложников. Спасти парня не удалось, хотя на первом этапе болезни, благодаря собранной в Осетии и за ее пределами сумме он начал выздоравливать. «С великой ненавистью ко всему происходящему, я не мог поверить в то, что эти дети вынуждены объявлять сборы денег на своё лечение, что они напрочь забыты нашим «правительством!». Он основал благотворительное движение «Ирон зиу», через которое сначала поддерживал одаренных детей из малоимущих семей, потом стал помогать самым бедным слоям населения, организовал бесплатную столовую, бесплатный «магазин», где многодетные и малообеспеченные семьи могли забирать одежду, обувь, игрушки, мебель. На телефон Вадима могло поступать до ста сообщений в день с просьбой о помощи, бескорыстные друзья и волонтеры сопровождали его в этом ежедневном труде, а помощь оказывали состоятельные люди или не очень богатые, но чаще всего – просто так, иногда передавая деньги прямо на улице, полностью доверяя Вадиму. Движение не было зарегистрировано, у него не было даже счета и это стало поводом для желающих посчитать деньги на карте Вадима, хотя нередко им с друзьями приходилось тратить собственные средства, добытые благотворительными концертами. Общественная работа стала отнимать все больше времени. Певец не был готов посвятить благотворительному фонду всю жизнь, он мечтал вернуться на сцену, но и бросить все вот так тоже не мог. «Как только все это само собой заработает и будет в порядке, я в тот же день уеду в Питер. Чтобы все функционировало уже без меня. Чтобы что-то разгорелось, наверное, кто-то должен сгореть, или гореть», – говорил он. Особенно его приводило в отчаяние то, что люди сами брали на себя ответственность за тех, кто нуждался в их помощи, в то время как, на его взгляд, правительство ограничивалось копеечными выплатами, а то и вовсе молчанием. Он стал более резким в высказываниях против руководства, с которым изначально прекрасно ладил, настороженность властей к чересчур активному общественнику тоже не заставила себя ждать. А Чельдиев уже не мог остановиться.

Практически это он забил последний гвоздь в крышку гроба «Электроцинка», собрав в октябре 2018 года владикавказцев «на народное чаепитие». Это было в тот период, когда похоронили Сослана Канукова, кроме того, именно тогда на заводе случился пожар, люди в панике покидали Владикавказ, накрытый непроницаемым черным дымом. «Электроцинк» закрыли через полгода, что вызвало бурю негатива со стороны владельцев, а также рабочих, потерявших зарплату. Но Вадим заслужил признание жителей Владикавказа, долгие годы боровшихся со смертоносным заводом в центре столицы, где по данным общественных организаций количество онкологических больных насчитывало тысячи человек.

В Республике, известной большим количеством социальных проблем, поле приложения сил было огромным, и Вадим постепенно становился матерым общественным деятелем. Судебные заседания по делу Цкаева он тоже, конечно, не обошел стороной, предложив однажды всем, чьи родственники пострадали от полицейского произвола, выйти с их портретами на шествие наподобие «Бессмертного полка». Он призвал «разогнать «Стыр Ныхас», который не может создать действенный народный суд, чтобы предать позору оборотней в погонах. Через несколько месяцев после «народного чаепития» против «Электроцинка», Вадим Чельдиев был задержан в Москве прямо у трапа самолёта сотрудниками Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) и отпущен после беседы. Есть ли тут какая-то связь, неизвестно, но спустя еще пару месяцев он заявил о прекращении деятельности «Ирон зиу» формально в связи с нехваткой финансирования: «Друзья, не пишите ни мне, ни моим знакомым, потому что помощь мы больше не оказываем никому. Вы знаете, где находится Дом правительства... А меня просто оставьте в покое».

«Я тот, чей взор надежду губит;

Я тот, кого никто не любит;

Я бич рабов моих земных,

Я царь познанья и свободы…», – отдавалось в памяти вслед за Демоном, главную партию которого блестяще исполнял Вадим Чельдиев в одноименной опере Рубинштейна. Но он ошибался, его партия еще не была до конца исполнена. Приближался COVID-19 .

Просматривая интервью Чельдиева, читая о нем, совершенно четко определяется одна мысль: он занял нишу, которую никто не хотел занимать, роль, отведенная лидеру назревшего протеста, оставалась без исполнителя. Никто не брал на себя это тяжкое бремя, и Вадим совершенно естественно стал одним из выразителей народных требований. Очень многие потеряли близких от коронавируса в этот период, но ковид-диссидентов было много, а еще больше было их молчаливых сторонников, не соблюдавших никаких мер безопасности. Вадим стал публиковать видеоролики и тексты, опровергающие необходимость жестких мер изоляции, на своем телеграм-канале и странице в Instagram – у него не было других инструментов. Он призывал выйти к властям и потребовать восстановления своих прав, требовать отмены антиковидных мер, при этом не бунтовать, не поддаваться на провокации. Но у людей были свои вопросы к Главе РСО-А, так что, неизвестно, насколько именно призыв Вадима сыграл тут свою роль. Чельдиев был арестован 18 апреля 2020 года в Санкт-Петербурге по обвинению в призывах к митингу против мер самоизоляции, то есть в административном нарушении, за которое полагается только штраф, но пока его везли в Северную Осетию, он якобы напал на конвоира и ударил его несколько раз. Чельдиев отрицает это, тем не менее, это одно из обвинений в его деле. Далее уже в Ростове-на-Дону ему предъявили другие обвинения: в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности и распространении заведомо ложной информации, т.е. «фейков» относительно коронавируса. Росфинмониторинг включил его в перечень экстремистов и террористов, где он сейчас фигурирует под номером 11389.

20 апреля около 2-3 тысяч человек во Владикавказе прошли через полицейские кордоны, собрались на площади Свободы и довольно жестко, хоть и неорганизованно, требовали отменить антиковидные ограничения, которые лишали их возможности зарабатывать на жизнь. Звучали и требования отставки руководства Республики. Несколько десятков человек было задержано. По официальным данным, количество ковидных больных после митинга резко возросло, но никто не уточнял, кто из заболевших был на том митинге. Массовых выступлений с требованием освободить Чельдиева и еще двоих жителей Северной Осетии-Алании Арсена Бессолова и Рамиса Чиркинова – естественно, не было, хотя были одиночные пикеты, не запрещенные ни уголовным правом, ни антиковидными мерами. Мама Чельдиева была одной из участниц акций. Впрочем, они ни к чему не привели, 19 июля 2022 года Вадим Чельдиев был осужден на 10 лет колонии строгого режима. Больше, чем иные преступники получают за жестокие убийства. Он не признал себя виновным, защита планирует подать апелляционную жалобу на приговор Чельдиеву.

Мог ли кто-то воспользоваться популярностью Чельдиева и подкинуть через него в повестку митинга политические требования? Не исключено, хотя никаких определенных политических фигур вокруг Чельдиева не было. Вадим человек с необычными убеждениями, которые не вписываются ни в одно политическое направление, он и сегодня, из тюрьмы говорит, что надо вернуть Советский Союз и советское правовое поле, но никогда не собирался посвящать свою жизнь политической, а тем более революционной деятельности. И когда некоторые «доброжелатели» упоминает его в одном контексте с Навальным, они выдают желаемое за действительное – ситуации вообще не имеют ничего общего. Сейчас в целом могут появиться желающие погреть руки на его популярности, поэтому надо внимательней следить за акциями в поддержку Чельдиева и осторожней ставить подпись под призывами за его свободу, во всяком случае, следует дочитывать их текст до конца.

Сторонников оправдания Чельдиева много, в том числе и в Южной Осетии. Здесь ему симпатизируют как патриоту, «болельщику» нашего молодого государства и прекрасному артисту. «Южная Осетия очень маленькая, но на этой маленькой земле очень много талантливых людей. Тембры голоса у Вероники Джиоевой и Вано Бекоева теплые, согревающие, какие могут быть только на юге, – отметил Вадим в одном из интервью. – Хотел бы приезжать к вам чаще. Мы только вместе можем делать что-то для нашей Родины. Пробиться на планете Земля малому народу нереально трудно, вместе мы можем добиться великого будущего для нашего народа».

Желаем Вадиму полного оправдания и скорейшего освобождения.

 

Инга Кочиева

Вадим Чельдиев: «Если бы каждый занимался своим делом, я бы занимался своим»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 

Популярно