Непраздные размышления или почему символ Нового года правильнее называть Ног Бон, а не Дед Мороз или Митын Дада

13-01-2022, 21:54, Общество [просмотров 629] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Непраздные размышления или почему символ Нового года правильнее называть Ног Бон, а не Дед Мороз или Митын ДадаНачнем с того, что понятие Митын Дада появилось сравнительно недавно и, по сути своей, данный персонаж является фактическим прототипом российского Деда Мороза, в дословном переводе означая Снежный Дедушка. Для чего надо было придумывать новый персонаж, тогда как у наших предков с древнейших времен есть свое олицетворение Нового года, свой покровитель – Ног Бон, вопрос отдельного разговора, хотя ответ на поверхности. За минувшие два столетия, пока во времена царизма, а после во «всеобобщающий» советский период мы неосознанно потеряли многое, что являлось основами идентификации нашего народа – обычаи, традиции… и теперь пытаемся восстановить хотя бы частично великое наследие предков.

Что касается непосредственно такого персонажа осетинского пантеона как Ног Бон (букв. Новый день), то сразу отметим, что, в отличие от других народов, он воспринимается не традиционным пожилым мужчиной в виде российского Деда Мороза или западного Санта-Клауса, а непосредственно молодым юношей. Поскольку символизирует зарождение новой жизни, нового начинания. Именно так его изобразил и на предлагаемом рисунке художник Инал Джуссоев. Другими словами, сама основа здесь изначально добрая, несущая свет, развитие. В отличие от «темной» основы того же Деда Мороза. Ниже предлагаем немного истории, которую сквозь реалии сегодняшнего дня трудно принять. И тем не менее.

К примеру, нарядные ёлки, ставшие символом Нового года, берут свою основу из древности. У ранних кельтов (а их контакты со славянами насчитывают более тысячи лет) ель считалась обиталищем лесного духа, требовавшего кровавых жертв – внутренностей людей, которые друиды регулярно развешивали на ветвях дерева. К тому же «бессмертная» ель считалось неким мостом, связывающим мир людей с миром духов умерших. Зачем язычникам было нужно столько жертв? Один из римских историков констатировал, что кельты верили в спасение одной жизни лишь посредством смерти другой. Впрочем, так учили и майя, и представители ряда других древних цивилизаций – жизнь за жизнь. Когда же окрепшая христианская церковь запретила жертвоприношения, народы Европы заменили внутренние органы шарами сначала из дерева, которые в дальнейшем стали стеклянными, а кишки – тряпочными и бумажными гирляндами. И вот, она, нарядная, на праздник к нам пришла… Кстати, в Нартиаде украшенная ель не встречается и вообще никак не связана с празднованием Нового года.

Что касается доброго дедушки Мороза, то, по мнению различных исследователей, произошел он от древнего и злобного опять-таки кельтского божества, повелителя ледяного холода и пурги (его аналог у славянских племён – злобный Карачун). Он, как и сейчас, тоже ходил по домам с холщовым мешком, но не раздавал подарки, а собирал жертвоприношения. При этом визит старца не предвещал ничего хорошего: как правило, после его ухода в доме оставались только обледеневшие трупы. Поэтому, чтобы оградить свой поселок от ужасного визита, люди приносили свирепому божеству общую жертву – в мороз в лесу привязывали к дереву юную девушку. И если за день она застывала – значит, жертва принята. Именно ее замерзший, покрытый инеем труп и стал со временем прообразом веселой Снегурочки, сопровождающей Деда Мороза. Ну а её непременный атрибут – голубая шубка, считается как раз символом обледеневшего, безжизненного тела (подобные метаморфозы из прошлого нередки, к примеру, в прошлом году мы писали о реальной истории происхождения сказки «Красная шапочка»). В привычном же для нас облике доброго и симпатичного старичка Дед Мороз появился лишь в 1840-м году в рассказе князя Владимира Одоевского «Мороз Иванович». Это была литературная обработка народной сказки «Морозко». Кстати, помните, как в этой сказке мачеха требует от своего мужа увезти падчерицу в лес, хотя лишалась при этом в доме доброй работницы. Мужик погоревал немного, но повез дочку в лес, оставив ее на холодную смерть, т.е. фактически совершив ритуальное убийство. И при этом лишних вопросов не задавал, понимая, что так надо. А через какой-то промежуток времени навещает жертву, чтобы посмотреть, жива она или нет. Если еще жива – то бог жертву не принял и ему требуется пре-поднести новую девушку. Так, согласно сюжету, мачеха после отправляет в лес и свою дочку… Просто со временем весь сюжет скрашивается и ему придается некая литературность.

…Такова истинная зловещая история происхождения Деда Мороза и Снегурочки. Ну а то, что со временем укрепились их нынешние добрые образы – в этом несомненная заслуга художников-иллюстраторов, а после и кинематографа. Кстати, по данным исследователей, изучавших записи сказки «Морозко» в разных регионах, существует не менее сорока её русских разновидностей, около тридцати украинских и одиннадцать белорусских (какая удивительная популярность среди сказаний!), но основа у всех одна.

А теперь еще раз вопрос – зачем нам Митын Дада или Дед Мороз, если у нашего народа есть свой Ног Бон? Добрый молодой небожитель, который никогда никого не морозил, настроен оптимистически и несет новую жизнь, новые планы... Кстати, подобные замещения, происходившие последние два столетия, сказались на многих традициях. О смещении праздника Бæлдæрæн, который собственно и являлся для наших предков приходом Нового года, мы писали неоднократно. Бæлдæрæн всегда приходится на март месяц, на весеннее равноденствие, когда начинается аст­рономическая весна. В современном же «распределении» он попадает обязательно на послепасхальное время. Причина такого сдвига с христианской точки зрения понятна – в марте, когда проходит православный пост, негоже что-либо праздновать. Такому же смещению, к слову, подверглись и обязательные новогодние костры – ногбоны æртытæ, через которые для очищения перепрыгивали жители, и обряд «берка», когда молодежь в новогоднюю ночь устраивала веселый обход с песнями и играми... В наше время два этих понятия еще с советского времени оказались связанными больше с Пасхой нежели с Бæлдæрæн. И эти метаморфозы неслучайны. Мы же еще раз напоминаем, что по древнему исчислению приход Нового года – Бæлдæрæн – наступит 20 марта. Именно тогда в наши дома с добрыми намерениями придет Ног Бон, а не леденящий Дед Мороз.

 

А. Гобозов

Рубрика «Мнение»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031