Иаков Хетагуров о раскольниках, взаимоотношениях с РПЦ и национальной верой, грузинских священниках в Ленингоре и истинной дате крещения Алании

6-07-2021, 14:48, Общество [просмотров 771] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Иаков Хетагуров о раскольниках, взаимоотношениях с РПЦ и национальной верой, грузинских священниках в Ленингоре и истинной дате крещения АланииС некоторых пор стало популярно упражняться в острословии над понятием «духовные скрепы», которое применяется где надо и не надо. Но, если заменить этот новояз более понятным и богатым термином «духовные ценности», то в него легко укладывается все то, что объединяет общество в одно целое и адекватно отражает основу его формирования. Если, конечно, общество стремится к единству, а не обособленности по монополии на истину, данную свыше. Священник храма Рождества Пресвятой Богородицы Иаков Хетагуров призывает не создавать искусственно конфликта духовных ценностей в осетинском обществе и объединяет в этом понятии и православие, и традиционную веру, и язык, и историю осетинского народа.

– Аланская Епархия возродилась в ноябре 2005 года, предыстория этого события, полная драматизма, всем хорошо известна. Но случалось, что высокие чины РПЦ с легкостью, как бы между делом, обозначали епархию, как раскольническую, не принимая объективных фактов. Так мы раскольники?

– Чтобы раскрыть суть понятия «раскол» в православии, мы должны отойти в историческом плане лет на 100, когда по итогам I мировой войны в Европе и вокруг нее начал формироваться новый геополитический расклад. Рухнули Российская, Османская и Австро-Венгерская империи, на их месте появились Советская Россия, Кемалистская Турция, Австрия и Венгрия. На месте Османской империи, как известно, было Византийское царство ромеев, которое поддерживало очень тесные связи с Россией. Европейская часть Византии, которую мы сейчас знаем, как Республику Греция, всегда исторически тяготела к единоверной России, на нее была единственная надежда в условиях постоянной угрозы со стороны османской Турции.

Русский флот заходил на греческие острова и защищал их, и в дальнейшем Россия и Греция стремились стать союзниками. Одним нужен был геополитический контроль, другие просто хотели выжить. Но наступает 1917 год, советское государство обрывает эти отношения и православный канал начинает рушиться. В Греции усиливается партия англофилов, устремивших взоры к Англии, одной из ведущих держав мира, так как Российской империи уже не существовало. Эти прагматичные деятели предложили греческому обществу вступить в союз с Англией и в русле англофильской политики Греция начала движение к сближению греческой и англиканской церквей. Религиозное крыло англофильской партии возглавлял одиозный епископ Мелетий Метаксис, ярый экуменист и обновленец. Он же и предложил перевести истинный церковный календарь на новый европейский стиль, по которому жили уже католическая, англиканская, протестантские церкви. Политики и некоторые иерархи греческой церкви спекулировали на желании народа выжить, тем более что предпосылки были: с территории тогдашней Турции массово изгоняли греков, беженцы составляли треть населения экономически слабой Греции, начался голод. Так что изменение календаря в угоду англиканской церкви было политическим решением. В результате реформы календаря впервые был изменен цикл, действовавший со времен Иисуса Христа – Юлианский календарь. Часть церковных праздников должна была отмечаться теперь со сдвигом на 13 дней, речь о дате Пасхальных праздников пока не шла, но это было вопросом времени.

Почти все епископы согласились с реформой, но низовое священничество новый календарь не приняло, так же как и православный народ. Были массовые выступления и беспорядки в Греции. С этого момента начинается одна из печальных страниц истории православия, когда в угоду политическим веяниям была совершена реформа, расколовшая православный мир. Церкви Греции разделились на старостильников и новостильников. Вот это и называется в истории церкви новостильным расколом. Вслед за Грецией на новый стиль перешли 10 из 14 поместных церквей мира. Остались при старом только Иерусалимский патриархат, Московская патриархия, Грузинская и Сербская церкви.

– Русская православная церковь – старостильная, как и Аланская, тогда в чем конфликт?

– Если брать догматически, то раскол – это когда люди разделяются во мнении в основных догматах церкви.

– Разве календарь основной догмат церкви?

– Не основной, но его изменение вызвало такие последствия, которые до сих пор не находят решения. Если общество раскалывается, то одна часть раскольники, а другие нет. Православный мир сегодня – это 14 поместных церквей, которые официально признают друг друга. Существует еще и старостильный православный мир, который включает в себя Греческую церковь истинных христиан, Румынскую, Сербскую и Болгарскую церкви, у которых есть приходы по всему миру. Они все зарегистрированы в своих странах, но официальные церкви соединены с государством и священники получают зарплату из бюджета, а старостильные церкви имеют приходы и живут, как мы, например. И вот возникает вопрос: кто от кого откололся – те, которые изменили сложившийся веками стиль или те, кто сохранили истинное вероисповедание и исповедуют летоисчисление, во время которого жил сам Иисус Христос?

– Отец Иаков, с точки зрения простого человека, какое значение имеет этот календарь?

– Юлианский календарь был установлен во время Юлия Цезаря, во время жизни Иисуса Христа, и мы оставляем его, зачем менять то, что работает и наносить такой огромный урон церкви? Самое главное, не менять дату воскрешения Христа, а ведь следующим шагом ухода от старого календаря может стать изменение Пасхалий, уже сейчас есть призывы еретиков установить во всех церквях мира общие даты и по ним справлять все праздники. Мы этих людей называем экуменистами, т.е. глобалистами в церкви. Для них главное не конкретное событие, которое произошло в такой-то исторический день, а форма его празднования, которую надо сделать удобной для себя. И если можно было изменить даты, то почему нельзя что-то еще? Например, финская церковь, демонстрируя толерантность, справляет Пасху с протестантами, т.е. не в тот день, когда воскрес Иисус Христос, а когда удобно еретикам, так как их большинство. Пасхалия исчисляется по лунному календарю, это цикл, который не меняется и не может измениться.

– Возможно, у экуменистов те же мотивы, какие были у греков, поменявших календарь? Угроза радикального ислама, необходимость сплотиться всем христианством и т.д.

– Экуменизм это, когда все направления христианства объединены в одну церковь. Тогда и протестанты, у которых нет священников и нет таинств, и католики, которые скорее политическая партия, чем церковь, и православные, которые еще сохраняют ту церковь, которую создал сам Христос с апостолами, объединяются в одно целое и лишается смысла все, что делаем мы в православной церкви: исповеди, таинства крещения, евхаристии. Экуменисты первым делом спросят, зачем вам монашество? Они же ничего не делают, только молятся? Церковь становится прохладной верандой, где все могут вечером собираться, пить чай и беседовать о приятных вещах. Но Церковь это не место комфорта, а место, где человек сражается со злом в себе, это очень тяжелая работа. В чем трудность нашего интервью: люди большей частью не понимают, что такое спасение души, и все, что мы говорим – для них абсурд. Удобство важней.

– Ну да. Рождество, например, удобней было бы праздновать до Нового года, который все любят, иначе приходится нарушать пост. А после недели новогодних застолий кого еще волнует Рождество?

– Церковь – это институт, проверенный годами, в котором выработаны механизмы, помогающие человеку измениться. А человек может измениться только в определенных условиях. Если разрешить, скажем, спецназу не бегать по утрам, жалко же их, и стрелять раз в год, носить тапочки вместо военной обуви, то любой нормальный человек скажет: это спецназ, ребята, они должны быть сильными, и через колючую проволоку пролезать, и удары получать, и голодать, если надо, и выживать где-то в лесу. Только тогда получится боец, который способен выполнять поставленные родиной задачи. Церковь – это такое же место, где человек начинает ковать свой внутренний стержень, он понимает, где его слабые места и, борясь с ними, становится сильным.

– В чем тогда раскольничество Аланской Епархии?

– Кто говорит, что мы раскольники, тот, конечно, говорит неправду. Кто в этом сомневается, пусть придет на богословские семинары Аланской Епархии, и мы, духовенство, готовы доказать, что Православная Церковь Алании абсолютно канонична с точки зрения всех догматов и канонов православного вероучения.

И любой высокий церковный чин, рассуждающий из теплого кабинета, будь то в Константинополе или Москве, о нашей неканоничности, лукавит. Мы ни от кого не откалывались.

Редко кто вспоминает, но история Аланской Епархии начиналась во время Великой Отечественной войны, когда эвакуированные русские, в основном православные женщины, образовали небольшую общину в Цхинвале. Это была практически катакомбная община в условиях СССР, в ней были осетины, армяне, евреи, греки и представители других народов. Они келейно читали молитвы, и лишь изредка к ним из Грузии приезжал священник. С последователями той небольшой русской общины в начале войны в 1991 году близко познакомился молодой Александр Пухатэ. По совету общины он обратился к Гедеону, митрополиту Ставропольскому, с просьбой о принятии общины в свою епархию, но это был политический вопрос, и он просто благословил Александра читать молитвы в храме. После этого, в феврале 1993 года, его рукоположил в священники архиепископ РПЦЗ Лазарь и направил служить в Цхинвал. Эту дату и надо считать возрождением нашей Аланской церкви и православия. Под юрисдикцией РПЦЗ мы были с 1993 по 2000 год. Согласно учению Церкви, в раскольнической церкви не может быть святых, она не благодатная. В РПЦЗ был святой, которого уже при жизни называли святым, это Иоанн Шанхайский. В то время Зарубежную церковь называли совестью православия, она состояла из тех людей, которые уехали после революции, объединились в Америке, благодаря святому Иоанну Шанхайскому, ставшему иерархом РПЦЗ. В XX веке был один святой, которого признавали все, и он был в РПЦЗ. Те, кто говорят о раскольниках, плохо знают историю и факты. Абсолютно все церкви были в расколе, Болгарская была 100 лет в расколе с Константинополем, Грузинская – с Московской Патриархией с 1918 по 1943 год, и т.д.

– Но когда началось объединение двух Русских церквей, все изменилось...

– В 2000 году, когда началось объединение РПЦ и РПЦЗ, уже появились некоторые приоритеты. Одним из условий Московской Патриархии было разорвать общение со старостильниками и не иметь приходов на канонической территории ГПЦ, чего и добивался грузинский патриарх. Ничего не произошло, просто о нас как будто забыли в РПЦЗ. Мы обращались к ним с просьбой разъяснить наше положение в условиях объединения с РПЦ, но ответов не получали. Они не знали, что с нами делать и просто оставили. Когда мы поняли, что нас больше не окормляет Зарубежная церковь, мы обратились в Греческий Синод, с которым у них есть договор об евхаристическом общении. Оттуда приехал епископ Амвросий, рассмотрел здесь ситуацию, и мы на государственном уровне обратились в Греческий Синод с просьбой взять нас под свою юрисдикцию. Переход Аланской Епархии был абсолютно каноничным, и мы как раз предотвратили раскол, не стали церковью с непонятной юрисдикцией и собственными фантазиями, а поступили по законам церкви. Тогдашний руководитель Греческого Старостильного Синода, митрополит Киприан известил митрополита РПЦЗ Лавра, что он берет нас временно под свое окормление, и его даже поблагодарили, потому что он разрешил сложную для них проблему. Но нужно было еще прекратить общение со старостильниками, и через два года РПЦЗ обвинила Греческий Синод в том, что он забрал у них Южную Осетию, и разорвала с ними отношения. Уже после всего этого, в 2003 году епископ Амвросий ставит вопрос перед Греческим Синодом о предоставлении нам Епархии. Синод согласился и рукоположил иеромонаха Георгия в сан епископа Аланской Епархии.

– Получается, что знаменитый Конкордат с государством РЮО был подписан раньше, чем была создана Аланская Епархия?

– На год раньше. Тогда мы были простым Благочинием. В составе же Греческой старостильной церкви нам, как отдельному государству, народу, имеющему богослужение на своем языке и исторические корни, предоставили высокий статус, и речь шла не о создании епархии, а воссоздании той Аланской митрополии, которую когда-то Николай Мистик, патриарх Византийский, создал для алан. Кстати, до 14 века, когда Аланского государства практически уже не было, в Трапезунде располагался Аланский епископ в надежде на то, что оно когда-нибудь восстановится. Сама Греческая старостильная церковь получала епископов из Русской зарубежной церкви, в этом прослеживается наше своеобразное родство. Так что раскольничество это не про нас. Греки дали нам статус епархии, и мы стали равными среди церквей в старостильном мире.

– Что именно они признали?

– В 2017 году они формально признали, что Аланская церковь самостоятельная и самоуправляемая, с названием Аланская Православная Церковь. Южная Осетия отдельное государство, признанное Россией и еще несколькими странами и у нас есть своя поместная церковь. Мы самоуправляемы, поскольку епископ Аланский имеет гражданство Южной Осетии, он избран народом здесь, участвовал в создании православной церкви в Аланском государстве, т.е. внешнего управления у нас нет.

Видите, это интервью – как ящик Пандоры, каждый вопрос рождает еще дюжину вопросов.

– Вот еще вопрос из ящика Пандоры: Вселенский патриарх Варфоломей недавно был в Грузии и сказал, что РПЦ «ставит епископов в Абхазию и Южную Осетию», которая суть Грузинская территория. Митрополит Илларион Русской православной церкви сразу опроверг это, отказавшись от Южной Осетии в очередной раз. Он заявил, что, мол, мы не ставим туда никого и всегда признавали, что это территория Грузии. С чем мы имеем дело?

– Мы всегда понимали ситуацию, в которой находится Московская Патриархия, что это долгосрочная политика и пока не будут решены все геополитические вопросы, территория Южной Осетии для МП всегда будет территорией Грузии. Поэтому мы пошли естественным, правильным путем в рамках догматов православия и никогда не нарушали их.

Наша позиция заключается в неконфликтности, у нас есть сформировавшиеся общины, мы проводим службы на всей территории Южной Осетии, охватываем, как можем, ведем просветительскую и издательскую деятельность, строим храмы, государство нам в этом не помогает. По совершению богослужений к Аланской церкви нет ни малейшей претензии. К нам иногда специально приезжают из Москвы и Владикавказа креститься. Православный мир, который нас не признавал, сейчас сам очень мощно расколот и мы не видим выхода из этой ситуации.

Тема Украины, затронутая Варфоломеем, была определенным ультиматумом и ГПЦ, и РПЦ. Если ГПЦ не признает автокефалию Украинской церкви, то Вселенский патриарх по церковным канонам может поставить епископа в Абхазию. Мы, слава Богу, не участвуем во всем этом, спокойно служим и молимся Богу. Мы просто хотели бы, чтобы нам не мешали и прекратились клеветнические высказывания в наш адрес.

– Но, тем не менее, у вас есть раскол с государством…

– Раскола с государством у нас нет, мы отделены от государства, у нас есть Устав, зарегистрированный в Министерстве юстиции, сейчас мы на стадии перерегистрации, так как у нас поменялись название и статус. Мы официальная церковь Южной Осетии, платим налоги и т.д.

– Без регистрации на территории Южной Осетии, кстати, служат священники ГПЦ…

– В том, что в Ленингорском районе незаконно служат грузинские священники почему-то обвиняли нас. Но ведь это не дело Аланской Епархии – изгонять служителей церкви, хоть и враждебного государства? Это скорее более политический вопрос, нежели духовный. Главное, чтобы они не делали экстремистских призывов, не выступали против нашего народа, а проповедовали спасение Христа.

– Но они, конечно, делают экстремистские заявления, подчеркивают, что им приходится служить в условиях оккупации…

– Я говорю с позиции церкви, а политические вопросы должно решать государство.

В определенное время, исходя из интересов государства, нам было предложено войти в состав МП. Исторически сложившиеся отношения наших народов имеют большую историю, наша политика ведется в рамках интеграции, причем взаимной, и если этот процесс происходит в экономике и политике, то, конечно, возник вопрос об интеграции и в сфере религии. То есть, как соединить аланское и российское православие одной целью. У нас было серьезное обсуждение. Если рассматривать международные и канонические аспекты, то возникают вопросы, которые обойти нельзя. Прежде всего, РПЦ признает Южную Осетию канонической территорией Грузии. Если бы у нас было 2-3 прихода без юрисдикции в Южной Осетии, окормляемых из России, то другое дело, тогда наши священники причисляются к штату Владикавказской епархии, как священники РПЦ. Но мы за 30 лет прошли определенный путь, и этот путь был в рамках строительства нашей государственности, добились определенных результатов, как в политическом, так и в церковном смысле. Путь от катакомбной общины до Аланской Епархии с правопреемственностью той великой митрополии и этого выбросить нельзя. Сейчас уже речь может ставиться не о присоединении, а взаимном признании наших церквей, что с точки зрения политики уже произошло. Если же предполагалось, что Аланская Епархия сливается с Владикавказской, то Варфоломей всем разъяснил, что это территория Грузии и, как мы видели, РПЦ последовательно придерживается этих канонов. Старостильный мир представляет немалую часть православия и Южная Осетия стала одной из этих церквей, потому что осетинский народ достоин иметь свою возрожденную церковь.

– Аланская епархия собирается участвовать в праздновании 1100-летия крещения Алании? Вы уже высказали сомнение на страницах нашей газеты, что эта цифра сильно занижена.

– Если выработать четкие термины и понимать, о чем идет речь, то можно сказать, что крещение алан перманентно шло с первого века, когда уже были святой Сухий и его дружина. 1100-летие крещения Алании – это дата определенная, она привязана к определенным событиям истории нашего народа, ее церковной истории, она имеет определенный политический контекст и подобрана под исторические и дипломатические события. Но мы, Аланская Епархия, считаем дату крещения осетинских сообществ с даты, когда святая Нина, просветительница всего Южного Кавказа, как написано в ее Житии, приносила крещение в горы и считаем своим апостолом святую Нину, как и другие народы Южного Кавказа. В IV веке, после того, как святая Нина крестила царя Иберии, она ушла в другие области к горным племенам, в писании даже есть конкретная геолокация – в общинах Ерцо и в селе Челиат, где стоит один из древнейших храмов, и там крестила местных жителей (самые большие общества, Кударское и Туальское). Четко обозначено, что это было крещение не в Иберии, она «оттуда ушла в другие местности». При этом следует упомянуть, что апостол Андрей крестил алан еще в I веке, апостол Фаддей крестил алан в Армении, но в основном дату крещения мы считаем с IV века. Поэтому датой 1100 лет мы попросту отбрасывается около 600-700 лет христианской истории нашего народа.

– Раз уж мы весь разговор ведем вокруг конфликтов, скажите, традиционные осетинские верования находятся в конфликте с православием в Южной Осетии?

– Когда были сняты вопросы с вероисповеданием на территории СССР, многие народы обратились к истокам своего национального самосознания, в том числе, поиски осетинской, аланской, арийской религии. Есть очень интересные моменты, которые церкви надо изучать и осмысливать, чтобы искать определенные параллели. Вера наднациональна, мы так считаем. Иногда встречается однозначная ересь, неприемлемая в корне, так что в этой палитре существуют эти два полюса. В национальной религии мы не видим четко сформулированных догматов, богословских объяснений, не обязательно в церковной форме. На сегодняшний момент я разделяю это явление на три сегмента. В первом преобладают моменты, исторически зафиксированные – обычаи, обряды, часто дохристианский аспект, обрядовость и культура скифо-сармато-аланских племен. Второй сегмент – одиозный, фейковый, это люди, которые сами придумывают осетинскую религию, в интернете ее много. И третий – мы принимаем и понимаем это как народное христианство осетин, где очень много укоренившихся обрядов, но в этнической переработке. Когда рухнула аланская государственность, было вырезано все духовенство, наш талантливый религиозный народ, принявший Христа с первых веков, в своей душе генетически сохранил постулаты церкви. Вопрос этот сложный и неоднозначный.

Тут еще играет роль то, что в православии очень много чисто русского компонента для обыкновенного осетина, который не знает этих православных святых, у него нет этого бэкграунда в поколениях его предков, он не может к ним привыкнуть и ему трудно…

– Дело как раз в том, что ему трудно. Вот, посмотрите, у нас есть единственная в мире икона, мы сделали ее сами, составили сюжет и заказали иконописцу – здесь избранные святые, которые имеют отношение к аланам: Задалески Нана, Гоар, Алан Французский, Мария Ясыня, святой Сухий и его дружина, аланские святые I века и другие. У нас богослужение идет на осетинском языке через раз, Евангелие читаем на русском и осетинском языках, издали первую в мире литургию с осетинской музыкой. В осетинском языке есть очень много понятий, которые буквально перекликаются с богословием. Элементарно возьмем слово «рай». Мы говорим «дзæнæт» – не знаю происхождения этого слова, но так говорят в арабском мире. Мы говорим на индоевропейском языке: по-гречески «рай» это «ирий», по-латински «парадиз». Везде схожий корень «-рий», «-ра-». А теперь берем осетинские слова: райсом, райгас, райгуырд, райдзæст. А вот слова, так сказать, от обратного: æнæрай фæу. Дьявол по-осетински – удхæссæг, это удивительное по мощности обозначение, кажется, только у нас оно встречается.

– Последователи национальной веры часто говорят, что, возможно, христианство вышло из осетинской веры.

– Ну и зачем его тогда отрицать и бороться против него?

– Может быть, самые первые миссионеры в мире перегибали палку, но сейчас перегибают сплошь и рядом.

– Они и сами часто не знают истории, в российских храмах, например, отказываются крестить именем Алан или Сармат, утверждая, что нет таких святых, а они есть в Святцах! Ученика Антония Великого звали Сарматий. Есть и такие, которые считают, что скифы и сарматы были дикими племенами. Апостол Андрей прошел всю варварскую Скифию, проповедовал слово Божие, и когда он пришел в центр культуры и цивилизации, в Рим, там его распяли. Кого из них считать дикими?

Мы всегда однозначно за то, чтобы осетины, несмотря на религиозные воззрения, не выступали друг против друга и сохраняли уважение. Но в этом вопросе помимо взаимоуважения есть и вероучительный аспект, в каждой религии есть определенное учение. В православии это учение о спасении души, о перерождении человека. Если это вероучение есть и в других религиях, то у нас есть точки соприкосновения, и мы можем по-богословски вести диспут и приходить к истине. В большинстве случаев мы придем к положительному результату. Аланская Епархия всегда открыта для любой конструктивной беседы, в том числе с последователями национальной веры, потому что это наши братья, мы все здесь живем вместе, и думаю, что преследуем одну и ту же цель – благополучие нашей Родины и нашего народа.

 

Инга Кочиева

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Август 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно