О некоторых задачах исторической науки в Южной Осетии

29-05-2015, 17:37, Общество [просмотров 1973] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

О некоторых задачах исторической науки в Южной ОсетииВзяться за перо меня побудило положение, складывающееся с состоянием исторической науки в нашей Республике. Надеюсь, что таким образом удастся привлечь внимание ученых-обществоведов, да и всей общественности нашей страны к проблемам истории в Южной Осетии, как к важнейшей и традиционно наиболее востребованной науке.

История и ее вспомогательные дисциплины всегда и по праву считались преимущественным направлением научной мысли в Южной Осетии. К сожалению, сегодня это не совсем так. На первый взгляд может показаться, что не все так плохо, как мы это пытаемся представить. Труды наших историков издаются как отдельными книгами, так и в различных сборниках научных трудов. Они периодически принимают участие в различных конференциях за пределами страны. Систематически проводятся тематические научные конференции и сессии и у нас. За последние годы ряды историков, в частности в ЮОНИИ, пополнились новыми именами, от профессионального роста которых во многом зависит будущее нашей исторической науки. Государство гарантирует нашим ученым-обществоведам свободный доступ к средствам массовой информации для публикации результатов своих научных изысканий. Никто не сможет аргументированно упрекнуть руководство Республики в отсутствии возможного в наших условиях внимания к проблемам исторической науки, как, впрочем, научного осетиноведения в целом.

Не драматизируя ситуацию, тем не менее, скажу, что при ближайшем рассмотрении дела в исторической науке Южной Осетии обстоят вовсе не столь радужно. Проблем тут накопилось немало, а создавшееся положение диктует настоятельную необходимость принятия эффективных и исчерпывающих мер по выходу из него. Вот на эти проблемы, которые ведут историческую науку в Южной Осетии к застою, хотелось бы сегодня обратить ваше внимание, уважаемые читатели.

Мною не ставилась перед собой задача поиска и анализа причин создавшегося положения. Говорить сегодня надо о путях выхода из него. Они, безусловно, должны быть самым тщательным образом вскрыты и изучены. Но это уже тема отдельного разговора, самостоятельного, если хотите, исследования. Сегодня можно лишь констатировать всё явственнее обнаруживающуюся тенденцию к своего рода застою в нашей исторической науке, несмотря на то, что усилиями наших историков, археологов и этнографов в прежние годы была создана достаточно солидная научная база, которая может и должна стать прочной опорой для нынешнего поколения молодых историков Республики. Именно опираясь на достижения ученых прежних лет можно говорить о перспективах дальнейшего развития исторической науки в Южной Осетии.

Выдающийся вклад в становление и развитие исторической науки в Южной Осетии внесли целый ряд крупных осетинских ученых-обществоведов. Золотыми буквами в историографию истории Южной Осетии должны быть вписаны имена докторов наук Василия Ивановича Абаева, Захара Николаевича Ванеева, Владимира Давидовича Абаева, Баграта Виссарионовича Техова, Баграта Захаровича Плиева, Зинаиды Давидовны Гаглоевой, Мурата Петровича Санакоева, Зелима Павловича Цховребова, Рутена Семеновича Кабисова, Авксентия Ильича Козаева, Нафи Григорьевича Джусойты, Руслана Георгиевича Дзаттиаты, Георгия Давидовича Тогошвили (Тогоева), профессора Юрия Сергеевича Гаглойты и других. При этом ни В.И. Абаев, ни В.Д. Абаев, ни Н.Г. Джусойты или Р.С.Кабисов и З.П.Цховребов не относятся к числу историков, что, впрочем, нисколько не умаляет научную ценность их трудов и их вклада в историческую науку Южной Осетии.

Уместно отметить, что большая часть трудов по истории Осетии, в том числе и ее южной части, принадлежит перу научных работников Юго-Осетинского Научно-исследовательского института. Именно это заведение стало центром притяжения кадров научного осетиноведения в Южной Осетии. Именно здесь естественным образом сложился центр, вобравший в себя и воспитавший лучших представителей исторической науки в тогдашней автономной области.

Однако известные события конца ХХ - начала ХХI веков не обошли стороной и ученый мир Южной Осетии. Элита научной интеллигенции молодой республики, сосредоточенная в стенах единственного научного учреждения логическим образом возглавила национально-освободительное движение своего народа. К борьбе за свободу и независимость южных осетин призывали Нафи Джусойты, Иван и Зелим Цховребовы, Людвиг Чибиров, Соня Хубаева, Роберт Кулумбеков и другие историки. Невосполнимые потери понесла и юго-осетинская историческая наука, потерявшая многих из лучших своих представителей. Не вынесли ранимые сердца наших ученых издевательств над своим народом. В расцвете творческих сил ушли из жизни такие ученые, как Кабисов Р.С., Догузов П.В., Санакоев М.П., Цховребов З.П., Цховребов И.Н., Гаглоева З.Д., Козаев А.И., Тогошвили Г.Д. и другие. Вынуждены были покинуть Республику как опытные ученые Техов Б.В., Сланов А.Х., Дзаттиаты Р.Г., так и молодые перспективные историки Догузов К.Г., Санакоев И.Б., Чочиев Г.Д. Кого-то привлекли на государственную службу, кто-то ушел по каким-то иным причинам. В результате ряды историков Южной Осетии сильно поредели.

Из сказанного вытекает, что обстоятельства подвели нас к серьезной проблеме, коей в данной ситуации является острая нехватка квалифицированных кадров специалистов-историков. Это, пожалуй, главная из современных проблем нашей исторической науки. Между тем необходимость объективного исследования и освещения истории Южной Осетии в условиях международной признанности ее государственного суверенитета только возрастает.

Сказанное ставит перед руководством ЮОНИИ им. З.Н.Ванеева и ЮОГУ им. А.Тибилова, как и в целом перед всей интеллигенцией страны, непростую задачу подготовки квалифицированных кадров, специалистов, которые со временем могли бы полноценно заменить своих предшественников. Это задача, в важности которой нельзя сомневаться и к ее решению необходимо приступить уже сейчас с тем, чтобы обеспечить непрерывность исследовательского процесса при плавной и безболезненной смене поколений. Исторической науке Республики Южная Осетия как воздух нужна свежая кровь, нужны молодые квалифицированные кадры.

Понятно, что задача подготовки квалифицированных кадров в науке не может быть решена одномоментно. Это относительно длительный процесс, неизбежно связанный с определенными издержками. Вместе с тем, к решению этой задачи необходимо приступить безотлагательно, чтобы обеспечить непрерывность исследовательского процесса и безболезненную смену поколений ученых. А как это сделать – приглашать специалистов извне, готовить кадры на месте или направлять перспективных молодых людей в аспирантуру, либо на стажировку в ведущие научные центры России – вот тут давайте подумаем вместе и найдем согласованный оптимальный выход. Иного просто не дано, в противном случае история в Южной Осетии как наука попросту обречена.

Без сомнения, необходимо решать задачи транспортного обеспечения ЮОНИИ и ЮОГУ, изыскания средств на командировочные расходы и приобретение специальной литературы, повышение оплаты труда научных работников, ремонта служебных помещений, а также оснащения их оргтехникой и иными современными технологиями и т.д. Это задачи, так сказать, общего ряда. Но точно также никто не должен ставить под сомнение и преимущественную актуальность решения кадрового вопроса.

С целью сохранения и развития в Республике Южная Осетия истории как науки считаю необходимым всестороннее изучение проблемы с представлением в Администрацию Президента РЮО конкретных, реально выполнимых предложений и рекомендаций, реализация которых позволила бы, на мой взгляд, решить многие насущные проблемы истории осетинского народа. Мы не должны мириться с тем, что большой пласт актуальных проблем истории Южной Осетии все еще лежит втуне в ожидании своего часа.

В этой ситуации осмелюсь определить ряд первоочередных задач, которые представляются, на мой взгляд, наиболее актуальными для юго-осетинской исторической науки.

С сожалением приходится признавать, что мы фактически отказались от разработки важнейших актуальных тем истории Южной Осетии. Чтобы не быть голословным, назовем некоторые из таких направлений. Не углубляясь в весь комплекс проблем истории Южной Осетии с глубокой древности до наших дней, отдельно обозначим лишь те из них, которые нам ближе, имея в виду проблемно-хронологический аспект этих направлений.

Итак, задачей первоочередной важности является подготовка специалистов, или хотя бы одного специалиста по историографии и источниковедению истории Южной Осетии. После ухода из жизни доктора исторических наук Санакоева Мурата Петровича в этой важной специальной исторической дисциплине у нас образовалась серьезная брешь. Между тем историческая наука не стоит на месте. Она развивается по своим объективным законам и эти процессы нуждаются в системном изучении и освещении, как это делается повсеместно. Этот пробел значительно усложняет работу историков, независимо от периода и проблемы, которую они разрабатывают, и он нуждается в скорейшем и безусловном устранении.

Всех интересующихся историей Южной Осетии волнует архиважный вопрос: приступят ли наши историки к комплексной разработке огромного исторического периода, начиная с нашествия Тимура и вплоть до XVIII века? Задача многотрудная и многоплановая, и не может быть решена в какие-то сжатые сроки. Но когда-то нам надо будет создать специальную группу из нескольких исследователей, освободив их от выполнения всякой другой работы, и вменить им в обязанность исключительно данную тему. Такой опыт у нас уже имеется. Он был успешно применен учеными ЮОНИИ при работе над Толковым словарем осетинского языка. Вполне допускаю, что это может быть совместная с северо-осетинскими коллегами группа. Хотим мы того или нет, но это огромное «белое пятно» нашей истории должно быть устранено и для достижения успеха в этом направлении нам нельзя жалеть ни сил, ни средств.

Другой важной исторической проблемой Южной, да и всей Осетии представляется объективное, свободное от каких бы то ни было конъюнктурных веяний и наслоений, исследование и освещение процесса разделения некогда единой Осетии и единого осетинского народа. Согласен, этой темы в той или иной степени касались некоторые наши исследователи. Однако общественность в обеих частях Осетии давно ждет специальную и исчерпывающую работу по названной проблеме.

Возникает немало вопросов по истории Южной Осетии так называемого «советского» периода. Понятно, что в условиях жесткой цензуры во всей, а особенно в исторической науке, историкам в национальных республиках и областях предписывалось следовать марксистско-ленинской методологии. Но в настоящее время никто и ничто не мешает нашим историкам воссоздавать подлинную историю своего края. В связи с этим, предлагаю внимательно отнестись к выступлениям 1918-1921 годов в Южной Осетии. Следует ли их продолжать квалифицировать как социалистическую революцию, или это были все-таки эпизоды национально-освободительной борьбы, которой большевики пытались (и небезуспешно) придать классовый характер, революционную направленность? Необходимо скрупулезно и объективно еще раз изучить весь имеющийся материал по восстанию 1920 года и учиненному погрому. До сих пор в литературе встречаются весьма противоречивые данные и оценки этого исторического события. Следствием партийных установок сверху явилось то, что никто из историков советского периода не высветил ту роль, которую сыграли в геноциде 1920 года российские большевики, подписав с меньшевистским правительством Грузии так называемый «мирный договор» от 7 мая. Робко и отрывочно говорится в работах некоторых ученых о предательской роли закавказских, в частности, грузинских большевиков в отношении своих юго-осетинских однопартийцев. Грешат неточностями разновременно опубликованные данные о результатах учиненного грузинским меньшевистским правительством погрома в июне 1920 года.

Относительно неплохо изучена история Южной Осетии в годы Великой Отечественной войны. По этому периоду историография насчитывает немало специальных работ. Но этого нельзя сказать об освещении истории Южной Осетии за весь советский период, вплоть до пресловутой «перестройки». Вся имеющаяся по этой теме литература выдержана в бравурных тонах и больше похожа на оду родной Коммунистической партии. Между тем, объективность, которая требуется от ответственного историка, убедит его в том, что реальная картина была далека от идиллической.

На всем протяжении своей многовековой национально-освободительной борьбы свободолюбивый осетинский народ, в частности ее южная ветвь, не раз оказывалась на грани полного физического уничтожения, фактически подвергаясь геноциду. Этот вопрос также недостаточно исследован и освещен в исторической литературе. В историографии истории осетинского народа до сих пор не значится ни одной специальной работы, посвященной этой важной теме. Следует направить коллективные усилия историков, работающих над проблемами истории южных осетин XIX, XX и XXI веков, на безусловную разработку темы геноцида южных осетин. Необходимый для этого материал в достаточном объеме можно найти в отдельных работах историков старшего поколения, в публицистике, мемуарной литературе, архивных и музейных фондах республики. Можно использовать Интернет-ресурс, запросить материалы Следственного Комитета РФ, которые документально зафиксировали каждый факт насилия грузинских агрессоров в августе 2008 года. В конце концов, большинство из нас являются живыми свидетелями творившегося не так давно на нашей земле геноцида южных осетин. Нам надо, наконец, определиться, сколько геноцидов было учинено над южными осетинами. Мы ведь часто слышим про первый, второй или третий геноциды. А может геноцид был один и носил перманентный характер?

Такая работа при своем несомненном научном значении может и должна иметь практическое и политическое значение. Она призвана развенчать несостоятельность отказа ангажированных чиновников Международного уголовного суда (МУС), заседающего в Гааге, в признании факта геноцида южных осетин, учиненного грузинским неофашистским руководством.

Постсоветские годы для Южной Осетии можно по праву считать одним из наиболее драматичных и мрачных периодов в ее истории. О четвертьвековом периоде жесткой политической, экономической и транспортно-энергетической блокады Южной Осетии при каждодневных обстрелах ее территории написано немало. Тем не менее, уверен в необходимости издания солидной работы по данной теме под авторством именно наших ученых-обществоведов.

Точно так же остались вне поля зрения наших историков вопросы единства осетинского народа. В начале 90-х годов прошлого века в результате дискриминационной политики в отношении южных осетин, проживавшие на территории собственно Грузии осетины числом более ста тысяч человек вынужденно бежали в своем подавляющем большинстве в районы Северной Осетии. Такое явление не могло не вызвать некоторую социальную напряженность в северо-осетинском обществе. Но Северная Осетия естественны образом приняла огромную массу беженцев, разместила их у себя и создала для них возможные условия для обустройства.

«Братство на деле, а не на словах» – так бы можно было озаглавить большую научно-популярную монографию, аргументированную фактическим материалом, свидетельствующим о конкретных проявлениях братских отношений северных и южных осетин на всех этапах формально-юридической разделенности единого народа. Не могут быть преданы забвению многочисленные факты взаимопомощи и взаимовыручки южных и северных осетин (Сюда же следует отнести также естественную помощь южан в отражении ингушской агрессии). Уверен, что до сих пор многие жители наших республик имеют весьма смутное представление, а то и вовсе не знают о той большой роли, которую сыграли в судьбе южных осетин А.Х. Галазов, С.В. Хетагуров, С.П. Таболов, Т.Дз. Мамсуров, С.Н. Каболов, К.Н. Фриев, Бибо Дзуццов, А.С. Фадзаев, Т.К. Боллоев, да всех и не перечислить. Это та самая тема, которая, при своей должной разработке призвана сыграть исключительную консолидирующую роль осетинского народа.

Наконец, важнейшим достижением национально-освободительной борьбы нашего народа следует считать возрождение на одной части исторической Осетии некогда утраченной ею государственности. Уж эта тема не могла остаться вне поля зрения наших исследователей. И, как ни печально в этом сознаваться, но именно так и обстоит дело. Несмотря на то, что, начиная уже с 2008 года, издано немало серьезных трудов, посвященных победоносному завершению национально-освободительной борьбы южных осетин, фактически ни одна из них не принадлежит перу наших ученых, не считая нескольких работ Медоева Д.Н и Санакоева И.Б.

Данной статье приведен далеко не полный перечень проблем, стоящих перед исследователями истории Южной Осетии. Но хочется выразить надежду, что они будут решаться по мере наращивания наших возможностей. Среди прочего такая надежда опирается и на ту поддержку, которую научным работникам и преподавателям ЮОГУ оказывает высшее руководство Южной Осетии во главе с Президентом нашей страны. Во всяком случае, власти не останавливаются перед дополнительными расходами, связанными с книгоизданием, в частности с изданием нового учебника по истории Южной Осетии, организацией научных конференций и юбилейных торжеств нашим ученым, признанием их заслуг, награждением их государственными наградами и присвоением им почетных званий республики. Дополнительные возможности открывает и известный Указ Президента РЮО о придании статуса автономного научного учреждения ЮОНИИ при Президенте РЮО.

В завершении статьи хочется выразить уверенность, что она вызовет обоснованный интерес у ученого сообщества Южной Осетии. Полагаю, что представленные ими рекомендации будут с интересом приняты дирекцией ЮОНИИ и ректоратом ЮОГУ с последующим их обсуждением и выработкой по ним конкретных предложений.

Константин Пухаев,

кандидат исторических наук

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Декабрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031