Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день

31-03-2023, 14:21, Даты [просмотров 999] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один деньМузей является не только хранилищем артефактов истории народа, он и сам является частью этой истории. Об этом свидетельствует деятельность Национального музея Республики Южная Осетия – учреждения, занимающегося сбором, изучением, хранением и экспонированием памятников естественной истории,материальной и духовной культуры осетинского народа. В марте 2023 года Национальному музею исполняется 100 лет.

Начало начал

Цхинвал. 1923 год. Заседание Президиума ЦИК Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО). Собрание проходит в доме, экспроприированном у цхинвальского богатея, купца первой гильдии Тикуна Карсанова. Обсуждаются проблемы, актуальные для жителей недавно созданной юго-осетинской автономии. Главный вопрос – как обеспечить посевную. А это была на тот момент серьезная проблема. Дело в том, что в предыдущем году, на большей части территории ЮОАО, не было проведено сева зерна. Только к началу 1922 года большая часть населения, изгнанного в 1920 году грузинским правительством, вернулась в свои разоренные села с Северного Кавказа. Пахоту и сев невозможно было провести по причине отсутствия тяглового скота, семенного материала и сельхозинвентаря. Поэтому своевременное проведение посевной было важнейшей задачей руководства автономной области.

На повестке заседания ЦИК были и другие вопросы: восстановление сожженного грузинскими карателями жилого фонда, борьба с бандитизмом и спекуляцией, обеспечение школ помещениями и инвентарем... Не остались без внимания и вопросы культурно-просветительской работы. Восьмым пунктом повестки дня заседания Президиума ЦИК стало обсуждение предложения о создании в автономной области Краеведческого музея. Решение членов ЦИК было однозначным: «Считать необходимым открытие музея». Дата принятия постановления: «31 марта 1923 г.». Под историческим документом подписи: председатель – А. Джатиев, секретарь – Ч.Бегизов. В решении Правительства ЮОАО была и конкретика: «Одобрить приглашение членов Научной ассоциации по востоковедению и принять расходы по изысканию на средства ЦИК в размере 100 млн рублей». На имя председателя Всесоюзной научной ассоциации востоковедения профессора М.П. Павловича было направлено соответствующее письмо.

Сегодня сумма в 100 млн кажется внушительной, но в условиях инфляции тех лет она была незначительной. В Юго-Осетинской автономной области, помимо денежных знаков собственно Советской России, в пользовании были и деньги Закавказской федерации, объединявшей советские Грузию, Азербайджан и Армению. Все эти республики печатали свои денежные знаки, которые обесценивались с каждым днем. Банкнота стоимостью в один миллион грузинских рублей была обычным средством платежа.

Решение по организации музейного дела членами руководства ЮОАО было принято единогласно. Все понимали, что недостаточно восстановить пепелища после геноцида 1920 года, нужна политико-просветительская работа с массами, которая бы велась, в том числе, и посредством музея. Согласно постановлению партийных органов автономии от 16 января 1923 года, началась активная деятельность по сбору и систематизации материалов о революционном движении в Юго-Осетии. Был также объявлен конкурс на составление песен в память на-родных героев, отдавших свою жизнь за свободу Южной Осетии: Исака Харебова,Знаура Айдарова и 13-ти коммунаров.

Однако сразу же стало понятным, что необходимо сохранить не только историю революции, но и заняться восстановлением исторической памяти народа. Это понимание и претворилось в решение о создании Краеведческого музея. Он был необходим для сохранения ценных археологических экспонатов и предметов искусства в качестве вещественных доказательств исторического присутствия ираноязычного этноса в центре Кавказа. Музей должен был стать важным звеном в восстановлении исторической справедливости.

Сегодня мы должны быть благодарны инициаторам создания музея, которые стали восстанавливать центры культуры и просвещения на еще не остывших пепелищах разоренной Южной Осетии.

Годы становления

В самом начале основу музейного собрания составила небольшая коллекция этнографии и предметов археологии, которая постоянно пополнялась. Уже в 1924 году южную часть Осетии посетила археологическая экспедиция Закавказской научной ассоциации, в составе которой были такие знаменитые археологи, как Смбат Тер-Аветисян и Евгения Пчелина. После завершения полевой экспедиционной работы С. Тер-Аветисян сдал в местный Краеведческий музей комплекс бронзовых предметов, найденных им при раскопках у села Стырфаз. Евгения Пчелина также передала в музейное собрание предметы, обнаруженные при археологических изысканиях в горной зоне Южной Осетии.

С 1926 года археологические экспедиции под руководством Е. Пчелиной становятся регулярными, и не прекращаются вплоть до 1941 года. Были организованы раскопки у сел Рук, Рустау, Цоис, Ванат, Едыс и Тли, где, помимо захоронений эпохи бронзы, были обнаружены остатки мастерских по выплавке металла.

Таким образом, можно сказать, что в основу археологической коллекции Национального музея Южной Осетии были положены находки выдающихся советских археологов и историков первой половины ХХ века, позволившие значительно расширить представления о малоисследованных этапах средневековой истории осетин.

Содействие в становлении музея оказывал и Юго-Осетинский институт краеведения (ныне ЮОНИИ). Руководство этого научного учреждения в 1935 году направило художника М.Туганова в Москву и Ленинград на изыскание картин в Эрмитаже и Русском музее с целью пополнения экспозиции юго-осетинского музея.

Большую помощь в пополнении музейного фонда оказывали и простые жители. Все случайные находки они, проявляя высокую гражданственность, передавали в музей. Так, в 1951 году житель села Рук Г.Плиев при расчистке канавы нашел круглую бляху из тонкого серебряного листа, в центре которой изображен мужчина в высоком головном уборе, обнимающий женщину левой рукой, а правой – держащий ее за подбородок; житель села Гром И.Лолаев обнаружил бронзовый топор, житель села Корнис Н.Дзудцов доставил в музей коллекцию бронзовых вещей: часть сосуда из тонкого листа с орнаментом, бусы и булавки; житель села Чареби Н.Размадзе – бронзовый кинжал, житель с.Цъон С.Джиоев – бронзовый наконечник копья…

В феврале 1957 году житель селения Арцеу Цхинвальского района С.Цациашвили вместе с сыном копал глину для постройки саманника и обнаружил древнее захоронение, представлявшее собой каменный гроб. Длина саркофага 2,7 метра, ширина 85 см, высота 1 метр. Он высечен из цельного камня, так же как и каменная крышка. В саркофаге находилось три костяка, один из которых женский, так как при нем были женские украшения из ценных металлов. Этот каменный саркофаг стоит сегодня во дворе Национального музея.

Во второй половине ХХ века, вплоть до 90-х годов, археологическая коллекция музея пополнилась ценнейшими материалами известного археолога В.П. Любина, исследовавшего комплекс пещерных стоянок каменного века и энеолита в Кударгоме (Кударском ущелье) и юго-осетинских ученых-археологов Б.Техова, Р.Х Гаглоева, Р.Г Дзаттиаты и А.Х. Сланова.

Во многом благодаря Краеведческому музею состоялся путь в большую науку археолога с мировым именем В.П. Любина. После демобилизации офицер-фронтовик оказался волею судьбы в послевоенном Сталинире (Цхинвале), где устроился в школу для трудных подростков. До Великой Отечественной войны В.Любин окончил исторический факультет Одесского университета, и увлеченность стариной не покидала его и в Цхинвале. Тем более, что край считался кладовой древностей. Однажды, гуляя по окрестностям Цхинвала, он нашел наконечник стрелы и бронзовый топорик. Специалисты в местном музее назвали орудие архаичным, оценив исследовательский пыл молодого человека. После этого Василия Любина стали приглашать на встречи с учеными, которые организовывал музей. На одной из них он познакомился с археологом Е.Пчелиной, читавшей лекцию по итогам своих археологических изысканий в Дзауском районе ЮОАО. Тогда же В.Любину было предложено принять участие в очередной археологической экспедиции. После поступило предложение поступить в аспирантуру Института истории материальной культуры. Со временем В.Любин стал всемирно известным археологом, сделавшим имя на исследовании палеолита, в том числе, и на материале из Южной Осетии. А ведь все началось с маленького бронзового топорика, принесенного им в 1947 году в Краеведческий музей г.Цхинвала.

Музей как исследовательский центр

В стенах Краеведческого музея активно велась и научно-исследовательская работа. Интенсивная экспедиционно-по-левая деятельность сотрудников музея позволяла не только регулярно пополнять музейные фонды интереснейшими экспонатами, но и давать богатый материал для научных исследований.

Именно здесь свои первые познания в этнографии получила доктор исторических наук З.Д.Гаглоева. По окончании ВУЗа она решила заняться большой наукой – в январе 1946 г. была зачислена аспиранткой при Институте истории, археологии и этнографии им. И.А. Джавахишили Академии наук ГССР по специальности «этнография». Учебу она совмещает с работой в должности научного сотрудника Краеведческого музея Юго-Осетии. Но и здесь выбирает не роль работника, смахивающего пыль с экспонатов, а участвует во всех экспедициях по сбору артефактов и фольклорных материалов, организованных музеем.

Молодой музейный работник Зинаида Гаглоева сразу же включилась в исследовательскую деятельность. В 1950 году она, будучи еще аспиранткой, выступает на сессии Академии наук ГССР с докладом. Материал для сообщения был ею собран в этнографической экспедиции, проведенной музеем в 1949 году. Необходимо отметить, что право выступать на таком форуме удостаивался далеко не каждый маститый ученый.

В 1951 году научный сотрудник Краеведческого музея Зинаида Гаглоева была командирована в Москву на Всесоюзную этнографическую сессию. На этом научном форуме она представила доклад «Новый быт в колхозе им.К.Хетагурова села Хетагурово Сталинирского района ЮОАО». Выступление З.Гаглоевой получило одобрение авторитетного научного сообщества академиков и профессоров.

Свою научную биографию доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ Л.А.Чибиров также начал в стенах Краеведческого музея. В июле 1958 года была организована комплексная экспедиция в Рукское ущелье с целью сбора материала по истории, этнографии, фауне и приобретения различных экспонатов для музея. В ней приняли участие сотрудники музея Л.Чибиров, Б.Корнаев, П.Келехсаев и др. Экспедицией были приобретены для музея деревянное резное кресло с редким орнаментом, старинная осетинская коса, надочажная плита, подсвечник, деревянные чаши и бокалы для пива, традиционная одежда.

Частыми гостями музея были ученые, приезжающие в Южную Осетию. В марте 1965 года музей посетил известный венгерский ученый, заведующий отделом антропологии Будапештского музея Тибор Тот. Предметом его научного интереса было изучение прародины венгерского народа, определяемой в степях современной Башкирии. А в ЮОАО он приехал изучить связь осетин с венгерскими ясами, предки которых, аланы, переселились на территорию современной Венгрии в средние века.

 

Испытание временем

С первых дней создания Краеведческого музея возникли проблемы с помещением. Первое время музей располагался на втором этаже в одном из частных домов в Старом квартале в г.Цхинвал, где позже разместилась контора Облпотребсоюза по ул.Тельмана (ул.Гаглоева). После того, как был построен Дом культуры колхозника (ныне Госдрамтеатр), музейную экспозицию перенесли туда. Тогда же появилась и доска объявлений, на которой размещалась информация о музее. Так, в марте 1935 года афиша сообщала, что дирекция музея приглашает посетить экспозиции: сектор древностей, отдел истории гражданской войны и истории борьбы за Советскую власть. Музей работал с 8.00 до 14.30. Вход был бесплатный, предлагались услуги экскурсовода. В тот год музей возглавлял известный священник Пора (Христофор) Джиоев, к этому времени вынужденно сменивший рясу на светский костюм.

Вскоре музею пришлось сменить место прописки, так как в здании театра стали размещаться артисты Государственного ансамбля песни и танца, студенты педагогического института, учащиеся художественного училища. Такое многолюдье не было на пользу музейной работе. Учреждение перебирается на ул.Армянская, но уже в частное здание, которое к этому времени было передано государству. Однако имеющиеся условия не отвечали требованиям музейной деятельности. Крохотное хранилище, темный экспозиционный зал, отсутствие отопления и сырость не позволяли должным образом содержать растущие музейные фонды.

Но это не было последним испытанием. 9 июля 1941 года в Цхинвале случился грандиозный пожар, последствия которого были сравнимы с воздушным вражеским налетом. Возгорание произошло на квартире гражданки Е. Кумаритовой, огонь перекинулся на здания Государственного музея, магазина «Югосторг», Горсовета, санитарной станции и пяти жилых домов. Во время тушения пожара погиб один человек.

Фондам музея был нанесен тяжелый урон. Осетинский писатель Владимир Гаглоев в своей статье на страницах журнала «Фидиуæг» вспоминает, как после пожара 1941 года, с целью восполнить утраченный этнографический материал, сотрудники музея организовали экспедиции по селам Южной Осетии. Коллекцию этнографии тогда восстанавливали и восполняли буквально по крупицам. «В 1947 году одна из экспедиций посетила наше село Гаглойты-кау, я сам, лично, проводил участников экспедиции по всем домам. Помню, как столетний Габила Гаглойты продал фамильную саблю с непонятными письменами и узорами. Ола, невестка Цамелы Тедеты, мать семерых сирот, отдала даром полное снаряжение для коня, принадлежавшее отцу мужа: отделанное серебром седло, плетку, сбрую и свой собственный, полный комплект женских свадебных украшений из драгоценных металлов: нагрудные застежки «риуæгънæджытæ» и пояс», – писал Гаглоев.

По воспоминаниям старейших сотрудников, в качестве музейного хранилища позже стали использоваться всевозможные помещения, в том числе, здание церкви, располагавшейся неподалеку от музея, где условия так же не соответствовали требования хранения. Музейные экспонаты, изготовленные из дерева, были складированы даже в подвале областного суда. В результате музейным фондам был нанесен невосполнимый ущерб.

Лишь только в 2015 году Национальный музей, который насчитывает около 40 тысяч предметов хранения, обрел, наконец, собственное помещение. Музею было передано реконструированное на средства Российской Федерации здание бывшего банка в центре города, построенное в стиле советского классицизма. Следует сказать, что согласно изначальному проекту, музей должен былзанять более обширную территорию, где была предусмотрена в том числе большая картинная галерея. Однако по неизвестной причине она не была построена, из-за чего сегодня музей лишен необходимых выставочных площадей, и коллекция изобразительного искусства вынуждена находиться большее время в запасниках.

 

Сокровищница музея – его фонды

За годы лихолетья, благодаря высокой ответственности сотрудников музея, удалось сохранить самое ценное – основу музейных фондов: предметы археологии и произведения изобразительного искусства

В настоящее время в Национальном музее функционируют зал работ художника М.Туганова и пять отделов, каждый из которых представлен отдельной экспозицией. Среди произведений изобразительного искусства, наряду с работами К. Хетагурова и М. Туганова, представлены и картины современных художников.

Основоположник осетинской художественной школы Махарбек Туганов родился и вырос в Северной Осетии в родовом имении Дур-Дур, учился в России и Европе, а в 1929 году перебрался жить и работать в Южную Осетию.

Личность Туганова уникальна: живописец, график, художник театра, иллюстратор, фольклорист, исследователь народного творчества. Туганов получил художественное образование в Петербургской Академии художеств, в мастерской Ильи Репина, а также в Мюнхене, в частной школе Антона Ашбе.

Так распорядилась судьба, что в 30-40-х годах именно для Цхинвальского музея Туганов создал цикл живописных и графических работ, среди которых наиболее интересна серия из шести картин, посвященная традиционным обрядам осетин. Художник выбрал обряды, корни и истоки которых уходят в скифо-сарматский мир: «Посвящение коня покойнику», «Скачки в честь умершего», «Цоппай». Три полотна Махарбека Туганова посвящены естественному праву, древним законам: «Народный суд», «Обычай примирения кровников», «Собачья скала».

Ценнейшие произведения, которые хранит музей – это графические листы художника, создававшиеся как иллюстрации к Нартскому эпосу: «Оплакивание Ахсара и Ахсартага», «Донбеттыр», «Похищение Айсаном Бурдзабах»... Это был яркий творческий всплеск Туганова в память о времени его учебы в Мюнхене, в школе Ашбе, которая взращивала в студийцах интерес к модерну. И в этих рисунках есть многие, характерные для модерна, особенности, но с национальным колоритом: фантазийные элементы в создании костюма, особое использование узоров, которые являются оригинальной авторской интерпретацией древнейших орнаментов.

Не менее интересный эпизод в формировании коллекции изобразительного искусства музея связан с именем Коста Хетагурова. Поэт, художник, общественный деятель, основоположник национальной литературы, зачинатель профессионального изобразительного искусства Коста Хетагуров (1859-1906) жил и творил во Владикавказе. С именем Коста связано становление национального самосознания осетинского народа. Тонко чувствующий эпоху, и безмерно глубоко переживающий за судьбу Осетии, Коста-художник первым создал живописную портретную галерею своих современников, где, как представитель позднего романтизма, обратил внимание на внутренний мир своих персонажей: неброские внешне образы исполнены чувства достоинства и внутреннего света.

Живописное наследие Коста невелико и, в основном, хранится в музеях Владикавказа. Удивительно, что его произведения оказались и в юго-осетинском музее. Этому поспособствовали особые обстоятельства, которые иначе как судьбой не назовешь. Удивительной судьбой музея.

Среди портретов кисти Коста есть изображение Анны Поповой, музы и возлюбленной поэта, дочери армянского коммерсанта, жившего во Владикавказе. После революции Анна Попова переехала в Тбилиси, где и жила до самой смерти. В 30-х годах, будучи уже в глубоко преклонном возрасте, женщина передала в дар Цхинвальскому музею самое ценное, что хранила всю свою жизнь: две живописные работы Коста Хетагурова, свой портрет и полотно «Спас нерукотворный», а также памятный альбом, в котором были зарисовки и стихи, написанные рукой самого Коста.

Особое место в музее занимает этнографическая экспозиция, составляющая основу отдела этнографии (заведующая Ф.Дрияева). Центральное место отведено традиционному осетинскому жилищу – «ирон хæдзар». Здесь представлены домотканые ковры и старинная резная деревянная мебель, среди которой специалисты особо отмечают трехногий стол «фынг», уникальные резные тахты-кровати «сынтæг» и традиционные кресла «къæлæтджин». Правдоподобность жилищу придают и полноразмерные фигурыдомочадцев в национальных одеяниях.

В экспозиции предметов этнографии представлены и аутентичные национальные инструменты. Пожалуй, самым ценным и удивительным из них является «дыууадæстæнон-фæндыр» – осетинская угловая арфа с двенадцатью диагонально натянутыми струнами.

В Нартиаде создание «дыууадæстæнон-фæндыр» приписывается нарту Сырдону, который для нее использовал кости руки погибшего сына, согнутой в локте. Согласно историческим источникам, появление арфы на Кавказе связано со скифами, у которых наличие этого инструмента в V в. до н.э. подтверждают археологические раскопки.

Это величайшее сокровище осетинской национальной музыкальной культуры не изменилось на протяжении более двух тысяч лет, и использовалось в Осетии вплоть до середины ХХ века. Играть на этом удивительном инструменте могли только мужчины. Под его аккомпанемент исполнялись Нартские сказания и героические песни. На сегодняшний день подлинных дыууадæстæнон-фæндыров сохранилось всего несколько штук, один из них представлен в музейной коллекции. Согласно книгам поступлений, инструмент принадлежал известному народному сказителю Ника Ханыкаты. Он лично передал свою арфу в дар музею в 1948 году.

Жемчужиной археологической коллекции музея, безусловно, является уникальная, не имеющая аналогов по своей полноте и системному описанию, коллекция эпохи ранней и средней бронзы из могильника в селении Тли Южной Осетии. Коллекция раскопана, систематизирована и описана ученым, археологом с мировым именем Багратом Теховым.

В музее представлен весь материал из Тлийского могильника, собранный в течение двадцати восьми археологических сезонов. В музейной коллекции сегодня числится 16 тысяч предметов из 580-ти погребений эпохи ранней и средней бронзы. Фибулы, гравированные пояса из листовой бронзы, поясные пряжки, бронзовые браслеты и шейные гривны, подвески, накостники, ромбовидные бляшки, навершия от посохов, и, конечно, легендарные бронзовые парадно-боевые топоры, украшенные разнообразным орнаментом, в том числе, зооморфным, являющимся предвестником знаменитого скифского звериного стиля.

Материалы из Тлийского могильника выдерживают сравнение с культурами Древнего Китая и знаменитого Гальштата. Специалисты отмечают разнообразие представленных в коллекции экспонатов, качество сохранности, а также их невероятную художественную ценность. По форме, по орнаментике, по типологическому составу эти артефакты из Тлийского могильника аналогичны знаменитой Кобанской культуре бронзового века, которая существовала на территории севера Осетии. Это является прямым свидетельством единства этноса, населявшего северный и южный склоны Центрального Кавказа.

Перемещаясь по экспозиционному пространству, можно уловить связь и преемственность культур кобанского, скифского, сарматского и аланского периодов, вплоть до позднего средневековья, которая выражается в единстве орнамента, его семантики, метода стилизации зооморфных фигур.

Судьба коллекции Баграта Техова – это олицетворение подвига великого ученого ради науки, ради дела всей жизни. В 1991 году, когда возникла угроза захвата столицы Южной Осетии грузинскими формированиями, коллекцию Кобанской (Тлийской) бронзы эвакуировали вместе с музейными экспонатами на Север (официально коллекция тогда принадлежала Юго-осетинскому НИИ).

Баграт Техов лично сопровождал ящики с артефактами, которые вывозили из осажденного города на грузовиках, под покровом ночи. На объездной Зарской дороге машины попали под обстрел. Сотрудник Национального музея Северной Осетии Эльбрус Хугаев – бывший за рулем одного из грузовиков – вспоминает, что избежать гибели и прорваться удалось только чудом, однако на этом трудности эвакуации экспонатов не закончились. Уже на ТрансКАМе – единственной дороге, соединяющей Южную Осетию с Россией, путь машинам перегородил селевой поток... Когда коллекция, наконец, прибыла во Владикавказ, Баграт Техов остался жить подле нее. В буквальном смысле, проводя в музее возле коробок с бесценными сокровищами, дни и ночи.

Еще при жизни Баграта Техова, ученому поступали предложения продать предметы из коллекции, назывались несметные суммы, но никогда Техов не допускал даже мысли о том, что национальному достоянию Южной Осетии, коллекции Тлийской бронзы, может быть нанесен хоть какой-то ущерб или она будет разделена на части.

В 2015 году, когда в Цхинвале готовилось к открытию новое здание музея, через двадцать с лишним лет, коллекция вернулась на юг Осетии, и стала частью музейных фондов. Это было желанием и требованием Баграта Техова. К сожалению, выдающийся археолог уже тяжело болел и не смог лично приехать на открытие нового музея.

20 июня 2020 года исполнилось 100 лет геноциду, совершенному правительством Грузии в отношении осетинского народа в 1920 году. К этой дате отдел геноцида, есть и такой в Нацмузее, организовал специальную выставку (зав. отделом Л.Хугаева).

Экспозиция содержит четыре раздела, в которых представлены различные эпизоды из истории Южной Осетии, начиная с вопросов, связанных со статусом Республики в дореволюционный и постреволюционный периоды, отношений с Грузией, международной дипломатии, непосредственно с периодом геноцида. Особый акцент сделан на документальном материале, свидетельствующем о политике геноцида Грузии в отношении малых народов, в том числе в Южной Осетии.

Статистическая таблица представляет численность осетин до геноцида и в период очередной переписи населения в 1926 году. В экспозиции также представлены тематические литературные произведения, реальные истории о жертвах геноцида, которые выявляют человеческие судьбы, показывают весь драматизм и героические эпизоды того периода.

Еще одна страница драматической летописи истории Южной Осетии и Страны Советов – Великая Отечественная война. Этому периоду посвящена экспозиция от-

дела Боевой Славы (зав.отделом И.Санакоев), где собраны свидетельства участия уроженцев юга Осетии в боях на фронтах Великой Отечественной, представлена хроника трудового подвига тыла.

Есть в музее и отдел природы Южной Осетии (зав.отделом Е.Кабулова). Здесь представлено разнообразие фауны горного края в живописном антураже с действующим водопадом. Эта экспозиция пользуется большой популярностью у посетителей юного возраста, потому что картина оживает у них на глазах с помощью специальной аппаратуры.

Экспонаты отдела российско-осетинской дружбы позволяют проследить в ретроспективе историю взаимоотношений русского и осетинского народов с самых истоков. Здесь собраны документальные свидетельства о важных событиях истории России и Осетии.

Отдел советской истории аккумулировал хронику жизни и быта ушедшей эпохи.

Важное значение в музейном деле играет регулярное пополнение фондов. К сожалению, сегодня, ввиду ограниченности собственных средств, музей не имеет возможности закупать исторические артефакты. Поэтому каждое новое поступление становится маленьким событием.

В 2021 году к обширной коллекции Кобанской археологической культуры прибавился боевой защитный бронзовый пояс. Артефакт был обнаружен Багратом Теховым в 1982 году при археологическихраскопках в районе селения Тли.

Предмет был сильно поврежден. Пояс состоял из 47 обломков различного размера и имел непрезентабельный вид. Из первоначальных габаритов артефакт утратил около 25-30 процентов, а поверхность сохранившихся фрагментов предмета была сильно корродирована. При поддержке руководства Республики пояс был отреставрирован в лаборатории Института истории и археологии РСО-Алания и обрел целостный вид, на котором хорошо читаются первоначальные выгравированные изображения.

Редчайший экземпляр пояса из медного сплава является статусной принадлежностью парадного мужского облачения. Время создания: начало I тыс. до н.э., соответственно, возраст артефакта – около трех тысяч лет. Техника исполнения: литьё, прокатка, сверление, гравировка. Длина – 92 см., ширина – 15 см., толщина – 0,2-0,1 см. Изначально пояс, изготовленный из тонкой листовой бронзы и покрытый тончайшей гравировкой, был прикреплен к основе из толстой кожи, на что указывают небольшие круглые отверстия по краям, предназначенные, очевидно, для прикрепления их к основе. Судя по большой ширине и декоративному оформлению, этот боевой пояс был ценным атрибутом древнего вождя или знатного воина.

После кропотливой реставрации на поверхности бронзового пояса отчетливо видны фигуры барсов и других животных, человеческие фигуры, в том числе лучника, пускающего стрелу в оленя, воина, стоящего на запряженной лошадьми колеснице, а также окаймляющий жанровые сценки спиральный орнамент. Над реставрацией уникального артефакта работал научный сотрудник Института истории и археологии РСО-Алания и художник-реставратор Сергей Рагуленко. Восстановленный бронзовый пояс был передан музею директором Владикавказского научного центра Российской Академии Наук Алексеем Чибировым.

К сожалению, многие знаковые свидетельства прошедшей эпохи безвозвратно утеряны. И это касается не только седой старины. В 1964 году Юго-Осетинская автономная область за успехи в социалистическом строительстве была награждена Орденом Ленина. После, вклад тружеников края в становлении народного хозяйства Страны Советов был высоко оценен вручением Ордена Почета (1977 год). К сожалению, обе награды были утеряны, но в 2019 году вернулись в Республику в виде дубликатов благодаря Чрезвычайному и Полномочному Послу РФ в РЮО Марату Кулахметову.

В годы военной агрессии Грузии Национальный музей понес очередные невосполнимые потери. Несмотря на принятые меры, музею не удалось их избежать. Сегодня в числе наиболее ценных пропавших экспонатов числятся: «Оконский триптих» – византийский троескладень из слоновой кости, датируемый Х веком, коллекция нумизматики, коллекция оружия и многое другое. Судьбу некоторых из пропавших экспонатов удавалось отследить – утерянные ценности всплывали на международных аукционах или появлялись в частных коллекциях. Например, «Оконский триптих» в 2001 году был выставлен на аукционе «Кристи», после чего в 2004 году решением швейцарского суда, вопреки здравому смыслу, был передан Грузии. Неизвестна также судьба знакового полотна Махарбека Туганова «Расстрел 13 коммунаров».

 

Новое время, новые веяния

Музей рассматривается сегодня как важный инструмент становления и развития человека в контексте современных процессов, происходящих в стране и мире. Музейные работники проявляют гибкий подход к различным категориям музейной аудитории – школьникам, студенчеству, взрослым посетителям, иностранным туристам, местным жителям и т.д. Замечательной возможностью приобщиться к музейным ценностям и проникнуться его аурой стала традиционная «Ночь музеев». Ежегодно гостями национальной культурной сокровищницы становятся около двух тысяч человек, которые не только с удовольствием знакомятся с экспонатами, но и участвуют в исторической викторине, имеют возможность послушать лекции на исторические темы. На обозрение гостей выставляются наиболее интересные экспонаты, представляющие историю и культуру Южной Осетии, начиная с каменного века и до наших дней. Но в центре внимания каждый раз оказывается «Бусина желаний» («Цыкурайы фæрдыг»). Уже утвердилось мнение, что у каждого посетителя, загадавшего желание возле волшебной бусины, оно обязательно сбудется.

В стенах музея часто звучит голос живых участников событий новейшей истории. Частыми гостями музея бывали ветераны ВОВ, сегодня здесь проходят встречи с воинами-интернационалистами, ветеранами локальных войн. Учащиеся имеют возможность услышать из первых уст рассказы о событиях Афганской войны, о традициях боевого братства, увидеть экспозицию, посвященную воинам-героям, с личными вещами и письмами бойцов. Национальный музей тесно взаимодействует с 4-й гвардейской Вапнярско-Берлинской Краснознаменной, орденов Суворова и Кутузова военной базой, дислоцирующейся в Южной Осетии, с военнослужащими Министерства обороны Южной Осетии Погрануправления и другими силовыми ведомствами. Проводятся совместные выставки и уроки мужества с учащимися.

В стенах музея отражаются не только седая старина, но и день сегодняшний во всем его разнообразии. В Национальном музее организуются тематические художественные выставки, вызывающие живой интерес у посетителей. Проводятся поэтические вечера с участием уже известных и начинающих авторов. «Гостиная Коста» – так просто и тепло назван уголок, который выделен для ценителей и любителей творчества великого Коста Хетагурова, поэзии и литературы в целом. Встречи в «Гостиной Коста» стали излюбленным местом как для любителей осетинского и мирового художественного слова, так и для уже состоявшихся авторов.

Музей является также местом для организации разножанровых выставок молодых и уже маститых художников, скульпторов и фотографов.

Хранители музея

Душой и сердцем Национального музея являются его сотрудники. В первые годы работы Краеведческого музея они работали в неприспособленных условиях, получая невысокие зарплаты. В годы Великой Отечественной войны вместе со всем народом терпели невзгоды и лишения. В 90-х годах, с началом военных действий на территории Южной Осетии, музей и его коллектив, не покидавший осажденного Цхинвала, выживал со своим народом без света, тепла и элементарных удобств. Но его сотрудники, даже в лихую годину не оставляли двери музея закрытыми. И сегодня музей-герой живет полноценной жизнью в новом помещении, где работа с посетителями вышла на такой уровень, что о Национальном музее знают далеко за пределами Южной Осетии и Кавказа.

Сотрудники музея являются частью его истории. За век существования сменилось не одно поколение работников, которые посвятили этому центру культуры лучшие годы жизни. Среди них директора музея: Х.Джиоев, И.Санакоев, Б.Бекоев, А.Сланов, З.Чабиева, А.Парастаев, Р.Асаев, И.Сиукаев, Ю.Джанаев, А.Хабалов, В. Ханикаев. Сегодня коллектив Национального музея возглавляет М.Зассеев.

Золотыми буквами в летопись истории национальной сокровищницы вписаны фамилии и имена ветеранов: К.Бязрова, Е.Кудухова, Б.Санакоева, Б.Плиева, Б.Бекоева и другие.

Дело своих предшественников с успехом продолжают нынешние сотрудники музея: Л.Санакоева, Ф.Дрияева, Е.Кабулова, Т.Джиоева, И.Санакоев, Э.Болатаева, Р.Келехсаева, О.Бекоева, Ф.Багаев, И.Котаева, В.Ханикаева, Г.Джигкаев, Д.Зассеева, М.Догузова, Ю.Джиоев, Л.Хугаева, А.Медоева.

 

Уверенный взгляд в будущее

Сменяются эпохи, меняются и подходы к музейному делу. Развитие Национального музея как культурно-образовательного и научного центра на современном этапе, прежде всего, связано с изменением социальной роли музеев и повышением эффективности взаимодействия музея и общества. Благодаря подвижническому труду удивительных людей, их каждодневному героизму, своей особенной судьбе и бесценным экспонатам небольшой музей в столице Южной Осетии, вызывающий не меньший интерес, чем многие именитые музеи мира, сегодня стал таким, каким его хотели видеть отцы-основатели – собранием наглядных свидетельств древнейшей истории и культуры, самобытных традиций и несокрушимого духа ее народа.

 

Р.Кулумбегов

Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день

Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день

Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день

Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день
Национальный музей Южной Осетии. Сто лет как один день

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1-2. Прежние места «прописки» Национального (Краеведческого) музея Южной Осетии: бывшее здание Облпотребсоюза по Х. Гаглоева (ул. Тельмана), после – Дом культуры колхозника (ныне Госдрамтеатр) по ул. Сталина

3. Первый директор Юго-Осетинского Краеведческого музея Пора Джиоев

4-5. По времени больше всего Национальный (Краеведческий) музей Южной Осетии располагался в частном двухэтажном здании по улице Армянская, которое было передан в фонд советского государства

6-7. Из экспозиций прошлых лет. Оконский триптих Х века и чучело родившегося двухголового теленка

8-14. Будни Национального музея

15-21. Международная акция «Ночь музеев»

При подготовке специального вкладыша к газете «Республика», посвященного 100-летию Национального музея были использованы материалы и фотографии ИА «Рес», ИА «Спутник – Южная Осетия», газеты «Республика», ИА «Аланияинформ», а также непосредственно фонды Национального музея Южной Осетии.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Апрель 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 

Популярно