Люди особого назначения. 30 лет ОМОН МВД РЮО

13-02-2022, 21:36, Даты [просмотров 1075] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Люди особого назначения. 30 лет ОМОН МВД РЮОВремя – универсальный инструмент проверки на прочность идей, которым люди отдают всего себя, и решений, меняющих саму жизнь. Идея создания специального подразделения милиции Южной Осетии в условиях надвигавшейся войны с Грузией проверена на прочность тридцатью годами безупречного служения ОМОН Отечеству. Трудно было поверить, что из обычных советских милиционеров, сотрудников тогда еще Областного управления внутренних дел, можно создать эффективную боевую единицу. Но был человек, которому поверили – это был Вадим Газзаев.

 

Он был обычным сотрудником цхинвальского ГОВД, но сложившаяся ситуация сама способствовала выявлению его мудрости и организаторского таланта. Он обладал удивительным качеством – принимать решение задолго до того, как созреют условия его выполнения и брать на себя ответственность за результат. Фактически он первым вместе с единомышленниками вышел из подчинения центрального начальства – МВД Грузии – в 1990 году, не выполнив приказа собрать и сдать табельное оружие. Придержать под всеми возможными предлогами удалось 13 единиц автоматического оружия и табельные пистолеты, которые спрятали в надежном месте. В Цхинвале уже начались боевые действия, когда Вадим Газзаев собрал своих товарищей, в основном сотрудников правоохранительных органов, и изложил свою идею создания отряда милиции особого назначения. Собственно, ОМОН был тогда не столько милицейским подразделением, сколько наиболее боеспособным и дисциплинированным воинским формированием. Просто основную часть его составляли сотрудники тогда еще Областного управления внутренних дел, вот и стала боевая группа ОМОНом, всего 13 человек. Вооруженные отряды или группы создавались по всем микрорайонам Цхинвала и другим населенным пунктам, но ОМОН отличался тем, что имел некий государственный статус, в нем соблюдались субординация и военная дисциплина. Это решение было образцом государственного мышления, которое позволяет представить, какого уровня человеком был Вадим Газзаев и каким руководителем он мог бы стать в дальнейшем в мирное время в Южной Осетии. Ведь он мог просто раздать автоматы по отрядам, которые на тот момент оказывали сопротивление врагу охотничьими и мелкокалиберными ружьями, оружие стоило очень дорого, более того, его невозможно было раздобыть. Но в планах Газзаева было сформировать мобильный, хорошо вооруженный и обученный отряд, способный выполнять боевые задачи.

Отряд стал обживать пустовавшие корпуса пионерского лагеря «Дубовая роща», обустраивались казарма, оружейка, бытовой отсек, наблюдательные пункты и радиосвязь. Всеми возможными способами Вадим Газзаев – Герсаныч, как уважительно звали его в отряде, пытался раздобыть оружие и очень строго относился к набору личного состава. Основой отряда стали ребята, служившие в армии и даже прошедшие школу Афганистана. Сам Газзаев, как и Джемал Козаев, один из первых его сподвижников, окончил высшее учебное заведение по линии МВД, они формировали структуру профессионально, учитывая при этом, что задачей формирования является как участие в отражении внешней агрессии, так и чисто правоохранительная работа. В хаосе войны росла внутренняя преступность, обычным делом стало мародерство – сначала под видом разграбления домов, покинутых жителями Цхинвала – грузинскими экстремистами, с крыш которых снайперы вели огонь по постам защитников. Дальше по законам военного времени мародерство стало привычным делом, грабили всех, у кого подозревалось наличие хоть каких-то ценностей, поскольку безнаказанность рождала вседозволенность преступников, вооруженных и опасных.

Когда у отряда появились два первых бронетранспортера, об этом сознательно дали знать всем – и своим, и врагам, чтобы вселить в людей надежду. БТРы, правда, были безбашенные, в буквальном смысле слова, и нуждались в полном ремонте. Вадим Герсанович, недолго думая, продал свой личный автомобиль и принес деньги в отряд, их хватило на одну пулеметную башню БТР. Вскоре об отряде полковника Газзаева заговорили, стало ясно, что ОМОН это надолго, и молодые люди потянулись туда. Мотивы, конечно, были разные – от обещанной зарплаты до обмундирования, что тоже было важно, но принимать старались по бойцовскимкачествам и опыту. В отдельных случаях командир не отказывал и совсем молодым ребятам, которые сутками ходили за ним, упрашивая взять их в отряд, он считал, что им лучше быть под присмотром в ОМОНе, чем попасть под опасное влияние криминала.

Становление ОМОН происходило не гладко. Нарушалась дисциплина, случались попытки отдельных бойцов создать внутриомоновские кланы, которые присваивали себе права наказывать преступников по собственному усмотрению, чувство вседозволенности не давало покоя еще недавним бойцам различных небольших группировок. Командир, не раздумывая избавлялся от таких подчиненных. Люди уходили и приходили. В условиях боевых действий отряд по своим целям и задачам являлся подразделением, более близким к отдельной разведроте или разведдиверсионному батальону армейского подчинения, но со временем стал именно милицейским подразделением, а поскольку «особого назначения», то и статус его остался несколько особым, почти элитарным. Заместителем командира по личному составу стал Джемал Козаев, начальником штаба – Александр Хубулов, казначеем – Феликс Джигкаев – все бывшие сотрудники милиции. Официальный день создания ОМОН, 14 февраля 1992 года, прошел совершенно незамеченным для «широкой общественности», отряд насчитывал тогда не более 30 сотрудников. Омоновцы оказывали сопротивление бандитизму, грабежам, насилию, каждую ночь выезжая по тревожным вызовам, а также на места боестолкновений, в села, куда вторгались грузинские бандитские группировки, участвовали в обмене заложников, в охране государственных объектов, лидеров Республики и вели постоянное дежурство на своих постах. Место дислокации ОМОН пришлось переместить из Дубовой рощи, по которой вражеская артиллерия стала вести прицельный огонь во время ежедневных обстрелов города и окрестностей. И все же дубовые листочки на эмблеме ОМОН сохранились по сегодняшний день. Уже скоро история ОМОН и его послужной список были богаты победами, подвигами и печальными датами – все как на войне. Две самые главные даты, определившие, чего стоит ОМОН на самом деле, и что он значит для Республики – 7 июня 1992 года и 8 августа 2008-го.

После предательского ухода в апреле 1992 года из Цхинвала Ленинградского полка МВД, полевые командиры приняли решение разделить между собой позиции и организовать оборону своими силами. ТЭК был сложнейшим участком, и Вадим Газзаев взял эту позицию на себя: бойцов к тому моменту на весь ОМОН было всего около 100 человек, омоновцы разделились на три взвода и, сменяя друг друга, стояли на обороне ТЭКа. Установили там одну пушку, у которой было всего несколько снарядов, противотанкового оружия практически не было. 7 июня грузинские гвардейцы (не без помощи бойцов, отколовшихся от сбежавшего ленинградского полка) атаковали позиции на ТЭКе с намерением штурмом пробиться в город. Часто в воспоминаниях этот день, 7 июня, называют «днем, когда на ТЭКе расстреляли наш ОМОН», потому что этот кровопролитный бой, тяжесть утрат и горечь поражения выпали на долю омоновцев. Бой длился целый день, наши отступили только вечером, но одной из причин поражения стало то, чтобойцы ОМОН оказались практически одни на этом участке, хотя с самого начала было ясно, что основное направление прорыва будет здесь. Утром 7 июня на дежурство заступил взвод Зураба Губаева, около 12 человек, они и приняли на себя первый удар, начавшийся ближе к полудню. Одновременно шел бой за Прис, где оборону держали неравными силами бойцы других городских отрядов. Омоновцы отбивались на своем посту, выдерживая минометный и пулеметный огонь. В первые часы погибли Стас Габараев и Саша Михайленко, затем смертельно был ранен Геннадий Джабиев, бывший афганец. Грузинские группировки взяли Прис и начали окружать омоновцев: 3 БМП стояли со стороны Эргнет, а сзади, с Присского холма стреляли 2 БТРа и БМП. В плотной стене пыли невозможно было стрелять прицельно, но с автоматами в руках сопротивляясь бронетехнике, бойцы все еще держались, неся тяжелые потери. Прибегавшие с других отрядов на помощь омоновцам ополченцы задерживались ненадолго – автоматы здесь были бесполезны. И тогда командир ОМОН Вадим Газзаев приказал своим бойцам отходить. К вечеру погибли также Зураб Губаев, отстреливавшийся до последнего патрона и Гришик Санакоев, который остался в своем укреплении с пулеметом и уже не смог выбраться к своим. Он был ранен и погиб от жестоких пыток в руках врагов. Ранен был и командир ОМОН Вадим Газзаев. Помощи ждать уже было неоткуда, город обстреливался со всех сторон, все боеспособное мужское население было занято. Поздно вечером обессиленные, обескровленные бойцы ОМОН отступили окончательно, врагу удалось прорвать оборону левобережья, но закрепиться там и взять Цхинвал штурмом они все же не смогли. 13-го июня при попытке отбить ТЭК силы самообороны потеряли еще 6 человек. В тот же день автомобиль с бойцами, выехавший с базы ОМОН им на помощь, на полной скорости врезался в другую машину, мчавшуюся на южный рубеж тоже на помощь. Погиб еще один омоновец – Миша Кожухов. Бои продолжались еще больше месяца – вплоть до ввода миротворческих сил 14 июля 1992 года. Подвиг омоновцев, мужественно принявших неравный бой, останется одной из самых славных страниц истории борьбы народа Южной Осетии против грузинских агрессоров…

Нелегко было восстанавливать силы после понесенных потерь, но в мирное время работа отряда милиции особого назначения была такой же востребованной, как во время боевых действий. ОМОН занимался обычной для милиции работой, патрулированием, охраной государственной собственности, учебой и физической подготовкой. Отстоять завоеванное кровью мирное небо над Родиной было еще более важной задачей, которую вели омоновцы под руководством своего командира. Вадим Газзаев был надеждой для своих подчиненных, в какую бы трудную ситуацию они ни попадали, а слово его было законом. Криминогенная ситуация ухудшалась, оружие, в большом количестве оставшееся на руках у населения, время от времени стреляло там и здесь, наводить порядок было нелегко еще по той причине, что в преступных группах оказывались вчерашние ополченцы, воевавшие за Республику, но потерявшие ориентир под влиянием бандитских авторитетов. Свою задачу ОМОН выполнял, всеми силами стараясь остановить волну насилия, несмотря на то, что обезвреженные бойцами ОМОН преступники через некоторое время вновь оказывались на свободе. Руководство страны проявляло удивительную мягкотелость по отношению к преступникам, что можно с натяжкой объяснить менталитетом небольшого народа, родственными и дружескими связями. Что касается Вадима Газзаева, он в этом вопросе был бескомпромиссным, поставив перед ОМОН высшую цель – сделать страну безопасной для ее жителей, такой же спокойной, как в старые советские времена, установить порядок и не прощать никому нарушения спокойствия граждан... Он был убит примерно через год после окончания военных действий – слишком очевидно было, что Газзаев не пойдет на уступки криминальным элементам, не ослабит хватку, не отдаст им свой город во имя тех двадцатилетних парней, что остались на ТЭКе в кровавом июне 1992-го…

ОМОН еще не раз за свою тридцатилетнюю историю доказал, что остался верен тем идеям, которыми руководствовался их «бессмертный командир», как с уважением по сегодняшний день называют Вадима Газзаева.

8 августа 2008 года время снова проверило на прочность легендарный отряд, когда неравный бой с тяжелой техникой грузинской армии и многочисленной группировкой войск приняли бойцы нового поколения, небольшой отряд омоновцев, сильных духом молодых парней, заслонивших собой Цхинвал ценою своих жизней. Здесь геройски погибли Алан Кабисов, Сослан Малдзигов, Алан Санакоев, Гайоз Биченов и Тамаз Плиев. Ранее на позициях со стороны западной границы Республики погиб от пули снайпера Валерий Дзахоев. У памятника погибшим в 2008 году омоновцам всегда свежие цветы, их имена вписаны золотыми буквами в историю ОМОН МВД РЮО, начинавшейся с 13 автоматов и небольшого отряда парней, готовых следовать за своим командиром.

Сегодня ОМОН носит имя своего основоположника – Вадима Газзаева. Командир Отряда милиции особого назначения 1991-93 годов полковник В. Газзаев награжден орденом «Уацамонгæ» посмертно. Все, кто близко знал Газзаева, подчеркивают одну очевидную мысль – если бы Вадим не погиб, Южная Осетия успешней справилась бы с теми задачами, которые стояли перед молодой республикой на всем пути становления государства.

 

Инга Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно