Æз уæ фырт дæн, мæ ныййарæг адæм… (1 августа Владимиру Икаеву исполнилось бы 85 лет)

1-08-2021, 10:39, Даты [просмотров 257] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Æз уæ фырт дæн, мæ ныййарæг адæм…   (1 августа Владимиру Икаеву исполнилось бы 85 лет)Писать о людях гениальных, масштабных, разноплановых и многогранных, тем более усопших, всегда непросто. Непросто в первую очередь потому, что есть опасение не охватить все грани, все потаенные уголки их величия и мощи – мощи личностной и творческой. Но именно эти попытки проникновения в творчество и своеобразное соприкосновение с эпохой, которая родила и вскормила такого рода личностей, дают множество ответов и наиболее полное представление о прошедшем времени, о жизни целого народа, о приоритетах времени и значимости отдельных представителей нации.

О Владимире Икаеве, выдающемся осетинском поэте, пламенном патриоте своего народа, с одной стороны, сказано немало. Тем не менее, об огромном значении его творчества и объемном вкладе в осетинскую литературу, о его личностном участии в развитии родного народа всегда есть что сказать, есть что добавить. Сегодня, когда наш народ с огромным напряжением движется по пути возрождения, в период глубокой озабоченности судьбой нации и особенной тревоги за духовное возрождение, его творческое наследие наполняется смыслом особенным и в определенной степени знаковым. Даже спустя более 30 лет после его безвременной внезапной кончины сегодняшнее поколение, лично не знакомое с этим человеком, вникая в суть его творчества, читая его стихи, чувствует какое-то незримое присутствие поэта в сегодняшней жизни, настолько точным и глубоким является «попадание» его удивительно проникновенных строк в существующую реальность. Владимир Икаев с поразительной точностью 30-40 лет назад сформулировал те национальные позиции и идеи возрождения осетинского народа, которые и сегодня неизменно присутствуют внутри каждого истинного осетина, все стремления и болевые точки нации, которые не теряют, а напротив, приобретают большую актуальность в современном осетинском государстве. Будучи патриотом своего Отечества, он всегда выгодно отличался от многих своих современников, угрюмо молчавших и робко взирающих на ущемление прав и угнетение осетинского народа на протяжении многих десятилетий. Владимир Антонович всегда выделялся каким-то невероятным мужеством, способным открыто обличать и осуждать внутренние пороки общества, препятствующие национальному духовному возрождению, он никогда не отступал от позиции принципиальности, когда речь заходила о благополучии родного народа и достойного будущего Отечества. Читая Владимира Икаева, возникает чувство особенного отношения к Родине, к ее величию, при этом патриотическая лирика поэта настолько близка и понятна каждому, кто с ней соприкасается, что сразу же становится понятно: так талантливо и точно передать посредством поэтических красокболь и радостьсвоего народа может лишь человек всецело, без остатка принадлежащий своему Отечеству. Эта любовь к Родине – любовь исключительно бескорыстная, была для него всем.

 

Ирыстоны бынтон гæвзыкк куы уон,

Æнæ хæдзар, æнæ дуар куы фестон,

Уæддæр ын буцæй дзурдзынæн йæ ном,

Уæддæр мæ царды иунæг Хур – Ирыстон.

Ирыстоны бынтон гæвзыкк куы уон,

Куынæ дзы уа мæ ингæнæн дæр фаг зæхх,

Уæддæр йæ дзыхъхъы, уадз, æмæ цæрон,

Хуыцау, кæм дæ! – хуыздæр амонд мын ма зæгъ!

 

Одним из важнейших направлений многогранной деятельности Владимира Икаева было участие в событиях конца 80-х – начала 90-х годов, связанных со стремлением южных осетин защитить свои национальные права. Он мог по примеру многих десятков людей, причисленных к интеллигенции, занять отстраненную позицию и просто наблюдать за переменами в жизни народа, но он выбрал свой путь – путь борьбы за национальное возрождение. Он был одним из первых, кто вступил в ряды участников национально-освободительного движения. Участвуя в основании, а затем и работе организации «Адæмон Ныхас» Владимир стремился к тому, чтобы идеи патриотов осетинского народа, обретающие особенный смысл перед лицом угрозы уничтожения нации, не оставались не услышанными. Чтобы многострадальный народ объединился и сформировал те идеи национального возрождения, которые помогли бы ему разломать националистические тиски фашиствующего режима наших южных соседей. Владимира Икаева хотели слышать и слушать, этому способствовал личный авторитет, редкий талант умения вести народ за собой, ведь никто, никогда не мог усомниться в его патриотизме. Об огромном значении его творчества и объемном вкладе в осетинскую литературу говорят и его стихи, написанные для детей. Именно эта грань его творчества вызывает удивление особенное и отчасти необъяснимое, ведь писать для детей всегда труднее и ответственнее. Удивительно мелодичные детские стихи, глубоко содержательные по смыслу, они находят живой отклик в детских душах, хотя их можно воспринимать и как наставления для взрослых. Без преувеличения, Владимира Икаева по праву можно считать лучшим осетинским детским поэтом.

Но есть и такие факты в его биографии и творческой деятельности, которые достойны не менее пристального внимания. Сегодня, наверное, мало кто знает, что Владимир Икаев почти пятнадцать лет работал над переводом Библии и библейского словаря. В годы Советской власти, в период атеизма, фактически уничтожавшего все, что было обращено к духовности и религии народа, это было опасным и рискованным шагом с его стороны, как члена партии коммунистов. Нетрудно представить, каким гонениям он мог подвергнуться в случае «разоблачения». Тем более, что такая опасность была в реальности. Мадина Икаева, дочь поэта, вспоминает, как люди «из органов» неоднократно проводили обыски у них дома. «Был период, когда сотрудники госбезопасности были частыми «гостями» в нашей квартире. Нередко на глазах у нас, детей, проходили обыски, эти люди рылись в наших вещах, буквально переворачивали всю квартиру, и, как правило, уходили ни с чем. Зная об опасности, которая грозила не только ему, но и его семье, отец всегда тщательно прятал свои рукописи. Для меня, тогда еще совсем ребенка, было непонятно,почему он пряталкакие-то бумаги в подвале, в мешке с картошкой, – рассказывает Мадина, – В последствии эти моменты его жизни открылись со всей очевидностью, безусловно, отец видел и глубоко осознавал важность Книги книг для своего народа, на благо которого была ориентирована вся его жизнь, иначе он не подвергал бы нас серьезной опасности». Несмотря на такое серьезное давление, Владимир Антонович последовательно двигался к своей цели, возможно, искав ключ к разгадке множества религиозных таинств черезязык своего народа.Говорить об его данном фундаментальном труде, сегодня можно, к сожалению, лишь ориентируясь на предположения, касающиеся, в основном, побуждений самого Поэта, но однозначно одно – он стремился постичь тайну, связывающую историческими нитями его родной аланский народ с глубокой древностью, с библейскими повествованиями и историей древнего мира, в котором особое место занимали на-ши предки. «Володя был глубоко верующим человеком, – делится своими воспоминаниями доцент, кандидат филологических наук Зоя Битарти, с которой он жил по соседству и с кем они вместе стояли у истоков национально-освободительного движения Южной Осетии в конце 80-х годов, – причем вера в Бога в его понимании отличалась какой-то невероятной глубиной, он связывал ее с духовностью нации, как будто стремился заглянуть глубже зримых и очевидных культурных и религиозных традиций. Он был очень доверчивым человеком, но в процессе работы над Библией умело «конспирировался». До сих пор о его работе знали лишь единицы. К такой осторожности его побуждала, на мой взгляд, отнюдь не боязнь за себя, не боязнь быть наказанным лично со стороны атеистической Советской власти, но, в первую очередь, страх за то, что он может не завершить свой труд, боязнь за судьбу Книги. Он мало говорил о своей работе, но лично я была свидетелем того, как он часто незаметно доставал вырванные из оригинала страницы Библии, садился где-нибудь в углу кабинета и набрасывал на бумагу перевод. Когда заходили посторонние, он также незаметно убирал со стола листки бумаги, на которых писал. Володя, помнится, очень скрупулезно относился к переводу специфической терминологии. Был момент, когда мы с ним долго обсуждали перевод слова «святой». В итоге в переводе Володи теперь это слово значится как «уаз». (от древнеиранского «язата» – святой). Готовые тексты переводов отдельных глав Библии мне лично увидеть не удалось, но зная Володю, его высочайший уровень как литератора, глубокого знатока языка, я не сомневаюсь, что перевод был осуществлен на высоком профессиональном уровне, тем более что, насколько мне известно, с некоторыми главами Библии, переведенных Владимиром Икаевым на осетинский язык, лично ознакомился гениальный Васо Абаев, который тоже, в свою очередь, довольно высоко оценил масштабный труд осетинского поэта. Насколько мне известно, Володя именно с Василием Ивановичем консультировался за весь период работы над переводом Библии. Они встречались и здесь, в Цхинвале, когда наш выдающийся соотечественник приезжал в Южную Осетию, и в Москве, куда к нему ездил Володя со своими рукописями. Владимир Икаев был очень глубокомыслящим человеком, он взялся за перевод этой книги не случайно, он считал, что возрождение народа неразрывно связано с возрождением духовности».

Что же стало с судьбой этой Книги? Почему столь масштабный труд выдающегося поэта пока не увидел свет? Дочь Владимира Икаева – Мадина вспоминает, как отец торопился завершить свою работу. «В последние месяцы перед смертью, когда здоровье отца часто ухудшалось, он, даже будучи в больнице, не позволял себе не работать. Помню, мы с мамой приносили ему в больницу печатную машинку, он просил, чтобы его оставили в палате одного и… долгими вечерами сквозь дверь в коридоре было слышно выстукивание его пальцев, – говорит Мадина, – отец как будто чувствовал свой скорый уход и хотел успеть все. Но это, к сожалению, ему не удалось. Его работа, его Библия, в которую он стремился вдохнуть осетинский дух, осталась незавершенной. А ведь до окончания осталось совсем мало – он уже дошел до середины последней главы».

После ухода Владимира Антоновича у семьи Икаевых появились проблемы, связанные с этой масштабной работой главы семьи. Нашлись люди, которые захотели присвоить труд поэта. Некий В.В. тогда заявил о своих правах на перевод Икаева, который, как оказалось, незадолго до смерти был оставлен ему поэтом, чтобы тот работу просто оценил. Вдове и дочерям Икаева с большим трудом удалось вернуть работу.

Перевод Евангелия нужно завершить, недавно за это взялся поэт из Северной Осетии. Есть надежда, что очень скоро мы все же получим возможность увидеть эту Книгу. Последний труд нашего выдающегося современника, одного из лидеров патриотической общественной элиты Южной Осетии, возглавлявший борьбу за национальное возрождение Владимира Икаева.

Владимир Антонович Икаев ушел из жизни внезапно, ушел в судьбоносном 1990-ом, не дожив до дня провозглашения юго-осетинской Республики всего несколько месяцев. Осмысление огромной для всей нации потери пришло позднее, с течением времени, когда идеи независимости и духовного возрождения осетинскогонарода – идеи бескомпромиссные и знаковые – обрели ожидаемую всеобщую значимость, основы которых на заре нашей борьбы за независимость закладывал в том числе и Владимир Икаев. И это дает ему право на бессмертие в памяти народа.

 

Æз уæ фырт дæн, мæ ныййарæг адæм,

Мæн нæ байсдзæн сымахæй мæлæт.

Æз цырагъдар уæ номæн, уæ кадæн,

Иры хуымты – мæ гутоны фæд!..

 

Рада Дзагоева

 

 

ФЫЦЦАГ – МÆ МАДÆЛОН ÆВЗАГ

 

Ис дунетыл алгъуызон æвзæгтæ, –

Номдзыд ‘мæ æрдхæрæны хъæздыг.

Зæрдæйæн – æхцон сæ дзырд, сæ зæлтæ,

Æз лæууын сæ кады раз уырдыг!..

 

Фæлæ мын мæ зæрдæйæн æхцондæр

Басгуыхти мæ мадæлон æвзаг.

Æз куы хъусон абон æмæ сом дæр

Уый адджын дзырд, уый нæртон зæлланг.

 

Уæд уыдзынæн амондджын æнусты,

Дзыллæты раз алхатт дæр – нымад.

Никæмæ нæ кæндзынæн тæхуды, –

Хъуысдзæнис мæ ингæнæй дæр зард!..

 

 

ХÆХТЫ САГЪÆС…

Мæн куы бафæрсы исчи: «Кæцон дæ?» –

Уæд фæтыхсын: дзуаппæн цы зæгъон? –

Æз мæ равзæрдæй хохаг ирон дæн,

Фæлæ хæхтæ ныууагътон – цы кæнон!

 

Иунæг лидзæг сæ, нæ, æз нæ уыдтæн:

Уæд ивылдыстæм хæхтæй æмхуызон…

Ахуыр, цардвæдыл горæтмæ ‘рцыдтæн, –

Нал банызтон нæ хохаг рæсуг дон.

 

Æфтæмæй та мæ зæрдæ ис хæхты,

Уым мын алцы дæр, мадау, зынаргъ у.

Мæн мæ адджын фын уырдæм фæхæссы,

Хæхты сагъæс мæ зæрдæйæн уаргъ у.

 

Ныр мæ раттæг хъæу баззадис сидзæр,

Бацис иууылдæр ‘гасæй хæдзаруат, –

Нал дзы райхъуысы зарæг-фæндырзæл –

Атахт быдырмæ, горæтмæ атахт…

 

 

КÆД ДÆ ПОЭТ

Кæд дæ поэт, уæд хъуамæ уай цæттæ

Сæрбахъуыды рæстаг тохы мæлынмæ.

Дæ адæмæн нывонд кæнай дæ сæр, –

Фæдисон уай сæ цин æмæ сæ хъыгмæ.

 

Кæд дæ поэт, йæ уаз ном ын хæссыс,

Фæлитойтæн уæд макуы у æмдзæхтон, –

Рæстдзинад дзур, рæстдзинад фысс,

Нæй, макуы ‘мбæхс дæ зæрдæйæн

йæ хъæдгом!..

 

Кæд дæ поэт, – ды хъуамæ уай хъайтар,

Уынай дæ фидæн талынджы дæр дардмæ,

Зæрдæсудзгæ йæм Данкойау цæуай, –

Куыд уа дæ ном æрдхæрæйнаг мыггагмæ!..

 

 

МЕ ‘ВЗАГ – МÆ КАДЫ ЦЫРТ

Куы рамæлон – æз кады цырт нæ домын,

Мæ кады цырт мæ ирон æвзаг хонын!...

Кæд ыл, Къостайау, базарын нæ зонын,

Уæддæр йæ кадæн дидинджытæ тонын!..

 

Мæ рыгъд стихы бавæрын мæ зæрдæ,

Мæ сагъæстæ дзы гомгæрцæй æрттивынц.

Скиф, алан кæм ныууагътой сæ фæдтæ,

Мæ бæллицтæ уым фарнагур фæзилынц!..

 

Мæ ирон æвзаг – ды сæ уд, сæ зæрдæ,

Сæ фаты цъуппыл абонмæ фæтахтæ…

Сæ цирхъы цъорттау ферттивынц дæ зæлтæ,

Мæ удау мын адджын æмæ зынаргъ дæ!

 

Ды мын куынæ уай – фехæлди мæ къона,

Ды мын куы цудай – ахаудтæн мæхæдæг!..

Мæ фæдон дæ æнæбары куы зона,

Дæ разы уæд æз басгуыхтæн фыдгæнæг!..

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно