К вопросу учреждения Дня национальных СМИ

26-07-2021, 15:26, Даты [просмотров 345] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

К вопросу учреждения Дня национальных СМИ23 июля в Республике Южная Осетия свой профессиональный праздник отмечают работники средств массовой информации. Этот день с 1996 года уже прочно вошел в календарь особо отмечаемых событий. В этом году эту дату будут отмечать уже 25-й раз.

Но день 23 июля не был выбран произвольно, на это были все основания, и событие это уже имеет свою историю. После провозглашения независимой Республики Южная Осетия началось государственное строительство, учреждение самых разных структур, принятие законов, касающихся всех сторон жизнедеятельности общества. Тогда же стало формироваться и журналистское сообщество Республики.

Надо сказать, что после развала СССР многие периферийные административно-территориальные образования – в том числе и Южная Осетия – оказались в очень тяжелом положении. Привыкшие жить по указам и под патронатом центра, мы вдруг узнали, что оказались всеми позабыты, а условия, чтобы жить самостоятельно и принимать собственные решения, выработаны не были. Нас плотно вплели в систему, где работали свои правила и устанавливались свои порядки. А когда система рухнула, естественно, рассыпались и все ее составляющие. И тут следует напомнить, что в тот момент мы подверглись жесточайшей военной агрессии, и вопрос был о выживании нации. Но сплотившийся народ нашел в себе силы и умение пойти по единственно верному пути. Удалось не только отразить агрессию и отстоять свою землю, но и начать действовать как самостоятельная государственная единица, где принимались свои законы, устанавливались свои порядки и протягивался свой путь в будущее.

В этих непростых условиях должны были четко функционировать все государственные службы. У нас последовательно создавались свой Парламент, свое Правительство со своими министерствами и ведомствами, свои судебная и правоохранная системы. Как и полагается, появились своя Конституция, флаг, гимн, герб. Все это создавалось без оглядки на что-либо и кого-либо, поскольку примеров брать было не с кого, а строить свое государство по аналогии с другим – никто не хотел.

В кризисных условиях для любого образования особенно важным является, как налажено информационное обеспечение, поскольку от этого зависело не оказаться в полной изоляции и по возможности полно и регулярно сообщать миру о том, что происходит в своих пределах. Тогдашние средства коммуникации были весьма ограничены, к тому же блокировались со стороны Грузии. Но находились пути прорыва информационной блокады, и по крупицам правда о событиях в Южной Осетии становилась достоянием мировой общественности.

В советские времена работу СМИ, как тогда говорили, «курировал» идеологический отдел Юго-Осетинского обкома партии, который на излете возглавлял Станислав Кочиев. После захвата центра Цхинвала бандформированиями южных соседей, отдел вынужденно перебрался в здание Горисполкома, которое находилось в зоне нашего влияния. Шла работа по приему и регистрации первых беженцев. Были даже организованы за-писи показаний пострадавших, которые затем были переданы в Генпрокуратуру Республики.

После того, как оккупанты были изгнаны из города, наше новое образование, которое пока ни статуса, ни названия не имело, перебралось в здание парламентского крыла Дома Советов, где ему предоставили три комнаты. Для внешнего обозначения нас поначалу называли информационный Комитет, без уточнения кого и чего. И пришли для сотрудничества люди – настоящие патриоты и фанатики, готовые трудиться сутками без оплаты. Такой подвижнический порыв не мог не принести плоды. И когда Шеварднадзе время спустя был вынужден публично признать, что информационную войну они проиграли – это была оценка всех тех, кто в то время активно трудился на медийном поле.

Работа информационного Комитета становилась настолько важной и ощутимой, что стал вопрос о придании этой структуре некой правительственной определённости. В конце мая 1992 года, в самый разгар боев, когда число жертв среди мирного населения стало зашкаливать, в руководстве страны состоялось совещание о структуре главного исполнительного органа. Из-за тяжёлого положения совещание растянулось на два дня и проводилось оно в подвале, в т.н. «бункере» (под центральным входом в Дом Советов). Вела совещание Фатима Пухаева. В первый день было учреждено наше Министерство, которое, по моему предложению, звучало как Министерство информации, печати, издательства и книжной торговли. Последнее вскоре отпало, поскольку госторговля канула в лету. Вскоре ушло и издательство, которое на время фактически перестало существовать и пришлось приложить громадные усилия уже в новое время (в этом заслуга Андрея Кочиева), чтобы реанимировать это направление. А само министерство вскоре реформировалось в Госкомитет и только титанические усилия все того же Станислава Кочиева не позволили низвести эту структуру до состояния простого комитета. А тут главное заключается в том, что, несмотря на тяжелейшее положение, когда исход был не ясен, строилось будущее. Вместе с нашим министерством появились Министерство обороны и Министерство иностранных дел – структур, которых у нас никогда не было. Под непрерывными обстрелами Лаврентий Касоев создавал Лицей искусств, а Мэлс Шавлохов собирал подростков в Хореографическую школу-студию. Это ли не была железная вера в победу?!

В советские времена в Юго-Осетинской автономной области, входившей в состав ГССР, выходили газеты «Советон Ирыстон» и «Сабчота Осети». Первая, понятно, на осетинском языке, вторая – на грузинском, с разными редакциями и идеологическими наставниками. У первой появился дубляж на русском языке. Выходил также старейший из журналов «Фидиуæг», где сотрудничал целый пласт представителей осетинской интеллигенции. Местное радио также вещало на двух языках в условиях соперничества двух редакций. Функционировало тогда и Юго-Осетинское отделение Союза журналистов Грузии.

После известных событий все в корне изменилось. Грузинская часть печати и вещания просто исчезли по определению. Остальное запустить в условиях энергетической блокады было невозможно. Но невозможное становится возможным, когда за дело берутся настоящие энтузиасты и подвижники. К нам вернулся «Хурзæрин», создана «Южная Осетия», окреп «Фидиуæг», появилась прорывная «Молодежь Осетии», которая, повзрослев, стала «Республикой». После нескольких пертурбаций во весь голос заявили о себе Гостелевидение и первое информационное агентство «Рес».

А теперь вернемся к тому, с чего начали – к нашему профессиональному празднику. Когда стал вопрос о необходимости утверждения оного, известный журналист Юрий Габараев сразу сказал, что не стоит долго искать, поскольку 23 июлявышла первая осетинская газета «Ирон газет». С этим все согласились, поскольку аргумент был железным. Совпало и время – середина лета – когда еще с советских времен проводились встречи журналистов севера и юга Осетий.

И еще об одном. Наш профессиональный праздник уникален во многом. Это не День радио СССР или день российской печати, он объединяет всех – служителей прессы, радио и телевидения, информационных агентств, издательств, типографских работников, печатных органов, официальных служащих, занятых информационным обеспечением, преподавателей журналистского факультета ЮОГУ, ветеранов медийного цеха. И в этот день нельзя не сказать об еще одной особенности медийного сообщества РЮО – его боевому служению Отечеству. Кому-то это покажется малопонятным. Но дело в том, что журналисты первых дней не отличали себя от бойцов – каковыми и были. Рейды в тыл врага, многодневные бдения, работа в неимоверных условиях – все это еще не нашло должного общественно-государственного признания. Видимо, настало время определиться и в этом.

 

Батрадз Харебов

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно