Митинг протеста оказался фактически митингом спасения, но для небольшого поселка и случившиеся жертвы были огромны

28-04-2021, 23:50, Даты [просмотров 417] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Митинг протеста оказался фактически митингом спасения, но для небольшого поселка и случившиеся жертвы были огромныВ историиосетинского народа много печальных событий, которые раз за разом отбрасывали развитие нашей страны на долгие годы назад. Это и геноцид осетинского народа 1920 года, это и Великая Отечественная война, когда с фронта не вернулась большая часть ушедших на борьбу с фашизмом, это и Отечественная война нашего народа уже нового времени, это и разрушительное Дзауское землетрясение…

29 апреля 1991 года в 12:13 в Южной Осетии произошло сильнейшее землетрясение магнитудой более 8 баллов: несколько мгновений разрушительной стихии разделили жизнь людей на «до» и «после». В результате катастрофы погибло 59 человек, более 15 тысяч граждан остались без крыши над головой. Осетинское село Хахет, буквально в считанные минуты было похоронено оползнем вместе со всеми жителями. Практически был полностью разрушен поселок Дзау и близлежащие села.

Со дня страшной трагедии прошло ровно тридцать лет. Сегодня мы вспоминаем подробности того страшного дня с Роландом Козаевым, тогдашним директором Дзауской средней школы-интерната. «Ничто не предвещало в тот день тех страшных событий, которые перевернули всю нашу жизнь. Был конец апреля. Мы всей семьей пришли в школу. В тот день в центре поселка должен был состояться митинг. Это был митинг протеста, в связи с решением парламента фашистской Грузии упразднить Дзауский и Знаурский районы, они собирались всю нашу область «расчленить» по грузинским районам, чтобы самого понятия Осетия больше не звучало хотя бы территориально. Организацией митинга занималась секретарь Дзауского райкома партии Заира Джиоева. Причем изначально было принято решение собрать людей после обеда, но потом передумали и, как оказалось, спасительно перенесли мероприятие на 12 часов.

С утра 29 апреля ко мне подошли несколько учителей с просьбой отпустить их всех на митинг. Конечно, всем было сказано, что надо идти к райцентру, более того, я поручил преподавателям, чтобы они забрали с собой еще и старшеклассников, поскольку и им по возрасту тоже уже было необходимо постепенно вливаться в политическую жизнь Республики. Остальные дети младших классов играли во дворе школы.

Где то в 12:05 вместе с водителем, ныне покойным Аланом Цховребовым, мы тоже поехали в районный центр на митинг. Первый толчок произошел, как только мы вышли из машины. Никто не понял, что произошло. Затем вторая волна. Земля под ногами ходила волнами. Многие упали. Я тоже. А потом случайно взгляд упал на стену здания райкома партии, где образовалась огромная трещина, только тогда я понял, что это однозначно землетрясение. Первая мысль, первый крик – «Арика, Интернат ныккалдис!». Быстро развернулись с водителем обратно... Въезд в посёлок украшала арка с надписью «Дзау». С первых толчков она рухнула и перекрыла дорогу. Мы остановились и вместе с другими людьми быстро расчистили завалы. Доехали до школы, которой уже не было... Были развалины и большое облако пыли... И паника, никто ничего не понимал, что происходит. Люди пытались найти своих родных, одни бежали к детскому саду, другие к школам, куда утром отправили детей…

Но надо отдать должное всем – и учителям, которые старались быстро собрать своих учеников, чтобы понять кого нет из детей, и всем тем, кто из близлежащих домов просто прибегал на помощь. Люди, объединённые общей бедой, работали не оглядываясь ни на что. Находили своих детей, своих родственников, а дальше помогали, кто как мог.

При нашей школе-интернат был большой фруктовый сад и всех учащихся собрали там. Я знал, что в школе не должно было быть много детей, многих отпустили, к тому же была хорошая погода и до митинга всех оставшихся вывели играть на школьный двор. Но один класс там все же остался. Это был третий класс, за которыми приглядывала Рената Цховребова. Они остались в крыле школы, которое чудом не обвалилось. Мы смогли их спасти. Но четыре учащихся 2 класса остались под завалами. Когда их нашли, один из них Юрий Джабиев был жив, но троих, к большому горю, спасти не удалось. Это Янис Цховребов, Марат Кокоев и Вадим Джиоев.

За считанные секунды поселок Дзау превратился в руины – вся инфраструктура, частный сектор. Было разрушено около трехтысяч объектов…

Первые часы после землетрясения возникла какая-то странная пустота. Никто толком не понимал, что произошло и что нужно делать. Но буквально в первый же день в спешном порядке на помощь в школу прибыли тогда еще советские военные. Из Цхинвала с саперного полка.

Через пару часов рядом с нами, с нашей бедой были и ответственные работники с Владикавказа. Раненых стали вывозить в Северную Осетию. Оперативно организовали штаб по ликвидации последствий землетрясения, который возглавил 1-ый секретарь Дзауского райкома партии Казбек Кочиев.Помощь пострадавшим людям началась оказываться практически сразу. С учетом теплого времени года людей размещали большей частью в палатках.

Тогда, в результате этой природной катастрофы погибли люди, огромное количество людей остались без крыши над головой. Целое осетинское село Хахет вместе со всеми жителями было накрыто оползнем. Поскольку село находилось не близко к районному центру, о том, что случилось, мы узнали не сразу. Практически за несколько секунд был полностью разрушен поселок Дзау. В результате смещения гор на реке Паца образовалось озеро, была опасность прорыва воды... Но на тот момент масштабов катастрофы никто из нас не мог знать. Это мы потом впоследствии узнали, что было более 8 баллов. Тогда еще, в 1991 году сейсмологи назвали его Рачинским, по названию горного села в Грузии, где, считалось, приблизительно находился эпицентр землетрясения. Однако у нас его называют Дзауским, поскольку больше всего пострадал именно Дзауский район.

Время спустя в Джаву начнут приезжать сейсмологи со всего мира, многие будут жить у меня дома, который чудом уцелел. Начнет поступать гуманитарная помощь и остро встанет вопрос – где с сентября будут учиться дети всего района.

Пару месяцев спустя после землетрясения, нас, двух директоров, вместе с тогдашним начальником Дзауского РОНО, ныне покойным Зельдиком Харебовым, руководство района отправило в Москву решать проблемы дальнейшего обучения детей. Поездка была плодотворной. Учебу дети смогли начать в вагонах с октября того года. Да что там говорить, долгие годы еще люди жили и работали в вагонах. Мы стали похожи на какой-то «вагонный районный центр»... В этих вагонах школа-интернат проработала почти девять лет, а затем на месте спального корпуса разрушенной школы австрийская фирма по программе Евросоюза отстроила школу-интернат.

Что же касается 29 апреля, дня землетрясения, то, даже не знаю, как это объяснить… Наверное, только благодаря Ирыстоны зæдты æмæ дзуæртты æххуысæй, жертв оказалось значительно меньше, чем могло быть. Митинг протеста стал в какой-то мере митингом спасения… Но для нашего небольшого поселка случившиеся жертвы были огромны. Селение Хахет, к примеру, до сих пор, годы спустя, так и не смогло воспрянуть вновь».

…Каждый год с того страшного дня 29 апреля во всех организациях и учебных учреждениях Дзауского района всегда проходят дни памяти. Так будет всегда. Так будет и 29 апреля 2021 года. Мы обязаны помнить и чтить память жертв той страшной трагедии.

 

Козаты Рена

На фото: Роланд Козаев (справа) с Ростиславом Джигкаевым, жителем села Рук

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно