Подполковник царской армии и этнограф по призванию

31-03-2021, 12:17, Даты [просмотров 1492] [версия для печати]
  • Нравится
  • 3

Подполковник царской армии и этнограф по призваниюВ пятницу, 2 апреля, исполняется 140 лет со дня рождения общественного деятеля, этнографа, историка, писателя, публициста, переводчика, подполковника царской армии Темирханова Сослана Гавриловича (1881-1925). Славный представитель осетинского народа прожил недолгую жизнь, в 44 года он был репрессирован, но успел добиться многого, оставит след в истории своего народа.

Родился Темирханов в крестьянской семье, был страшим из шести детей. Первоначально получил домашнее образование, после окончил 6 классов реального училища, а в 1904 году выпущен в чине подпоручика Тифлисского юнкерского училища. Участник русско-японской войны. Был награжден орденом «Святой Анны» 4-й степени с надписью «За храбрость в Русско-японской войне 1904-1905 гг.». Участвовал в революции 1905-1907 гг. Начиная с 1906 года известны его литературные публикации – фельетоны и рассказы в газете «Ног цард» («Новая жизнь»). В ноябре 1912 года становится штабс-капитаном. Одновременно с военной службой проявляет серьезный интерес к истории и творчеству. В 1913 году отдельным изданием на осетинском языке выходит его книга «Иры истори» («История Осетии») под псевдонимом «Вано». С началом Первой мировой войны, Темирханов получает звание капитана, а в 1915-м – подполковника. За храбрость и проявленное мужество был награжден орденом «Святого Владимира» с саблей и бантом.

Помимо военной службы, будучи одаренным человеком, испытывал влечение к гуманитарным наукам. Был писателем, историком, научным работником, публицистом, собирателем памятников народной словесности, педагогом, знатоком осетинского языка. В упомянутой книге «Иры истори» автор освещает историческое прошлое осетинского народа, распространение по Европе наших предков, высокую культуру народа и его ослабление в связи с бесконечными войнами. После установления советской власти работал на различных должностях начиная с корректора осетинского языка при типографии Горского ОНО Наркомпроса до преподавателя осетинского языка... Сотрудничал с газетой «Кермен», писал рассказы («Фæллой», «Сæрдыгон уарын», «Зындон сног и», «Уастырджы æмæ Сау барæг» и другие), занимался переводами. Его перу принадлежит исторический очерк о национальном герое средних веков Ос-Багатаре, который вышел отдельной книгой в 1922 году. Много времени Темирханов уделял сбору народного творчества Осетии, однако его этнографические работы в большинстве своем, к сожалению, утрачены. «Но даже то, что известно на сегодняшний день из рукописей и публикаций Сослана, является свидетельством того, что он оставил заметный след в нашей культуре, истории, литературе, языке», – писала в 1989 году газета «Рæстдзинад». Темирханов все свои работы писал, как правило, на осетинском языке, был его знатоком, но в архиве СОИГСИ были обнаружены рукописи, написанные С.Темирхановым и на русском языке в 1922 г.: два очерка «Осетины» и «Народная религия осетин». Последнюю мы предлагаем сегодня вашему вниманию.

 

Народная религия осетин

 

«Хотя осетины официально числятся христианами и мусульманами, они до сих пор держатся религии своих предков, согласно которой верят в Единого Бога, Творца Мира, в существование души и загробного мира, и в мир духов, подчиненных Богу. Эта религия осетин не знает ни храмов, ни идолов, ни священнического сословия, ни священных книг. Взамен священных книг она имеет мифологию, полную безыскусственной поэзии, но возбуждающей ту святую искру, которая поднимает человека, освещает и греет его душу, заставляет его стремиться к добру и свету, дает ему мужество и силы безбоязненно бороться со злом и пороком, вдохновляет его к самопожертвованию для блага ближних.

Взамен искусственного храма народной вере служит храмом Вселенная, прекрасная и необъятная, призывающая человека ввысь к прекрасному и бесконечному. Вот почему осетины совершают свои религиозные празднества на лоне природы, на горе или в роще, под открытым небом. Взамен священника здесь выступает старейший семьи или рода, собрания или общества. Он не является носителем каких-либо таинств, не называет себя посредником между Богом и людьми, а лишь является выразителем общих чувств и верований.

Веруя в Бога, Творца Мира, осетины, однако, жертвоприношения делают только покровителям-духам, полагая, что от их вмешательства зависит достижение поставленных целей. Не вытекает ли это из наблюдения, что неразумно низводить Бога на степень пристрастного существа, способного из-за жертвоприношений исполнять просьбы, носящие большей частью эгоистический характер; направленные в ущерб другим. Иное дело обращаться к покровителям, духам, обладающим страстями…

Осетины никогда не говорят о сущности Бога, не изображают его и ничего не утверждают, как доподлинно Богом сказанное, но зато часто слышишь у них, как, укоряя бессовестного, говорят: «Бойся Бога, имей совесть». Не говорят ли они этим, что есть «нечто высшее», которому должен подчиняться человек, что это «нечто высшее» проявляется через совесть, которая, как мы знаем, представляет совокупность лучших понятий, унаследованных от предков, или воспринятых самим человеком...

Глубоко веруя в бессмертие души, осетины полагают, что живущие на земле тесно, хотя и не видимо, связаны с отошедшими в загробный мир. Культ усопших носит у осетин глубоко религиозный характер. Умерший, как дух, жив и не прерывает связи с живущими на земле. Умершие постоянно вспоминаются надомашних жертвоприношениях, и, таким образом, потомки проникаются духом предков. Благодаря этому и отцы видят в детях те побеги от себя, которые явятся их продолжением на земле и будут вспоминать их на домашних жертвоприношениях. Вот почему старшие и в особенности старики бережно относятся к детям, к их воспитанию, и, хотя и лелеют детей, но не балуют их, и не позволяют себе в присутствии детей слова и поступки, которые могли бы уронить их в глазах детей. После и эти, возмужав, окружают родителей и стариков особым почетом, а с престарелых родителей снимают всякую заботу, освобождая их от труда.

Таким образом, благодаря культу предков, осетин в детстве пользуется особенно бережным отношением старших поколений, затем, возмужав, принимает на себя всю заботу о семье и о родителях и, наконец, на старости лет пользуется покоем, окруженный вниманием и почетом.

Все религиозные празднества осетин служат развитию солидарной общественности и представляют из себя общественные трапезы на религиозной подкладке. За общим трапезным столом садятся все на равную ногу и последний бедняк, и первый богач, и знатный, и простой и во имя покровителей-духов, вкушая хлеб и яства, проводят трапезу в собеседовании о светлых духах-дзуарах, о мифических предках нартах и о подвигах народных героев, а также об общественных и национальных делах. Все это создает атмосферу общего подъема и содействует взаимному пониманию и духу единения.

Благодаря этому люди различных общественных положений составляют одно широкое общество, встречаются как равные, бывают друг у друга, и пиршества и увеселения проводят вместе. Это общение поднимает умственный кругозор бедных и необразованных осетин, незнакомых с жизнью культурных центров, а интеллигенции не позволяют оторваться от народа и превратиться в узкий замкнутый круг. Этим же общением вызывается взаимопомощь, сильно развитая у осетин, и уважение человеческой личности, терпимость к другим, и, как следствие всего этого, выдержка и такт во взаимоотношениях и общественная дисциплина. Дух религиозности проникает в обычаи осетин и потому одно уже исполнение их облагораживает отношения людей и придает им стройность и красоту.

Вообще, религия осетин дает законы нравственности и учит трудолюбию, мужеству, выдержке и самопожертвованию. Эта религия – та сила, которая поддерживала несокрушимость духа осетин в их титанической борьбе со стихийными бедствиями гор и их бесплодием, а также и засильем врагов, не дававших им возможности свободно вздохнуть.

Так велико и благотворно влияние осетинской религии, и не удивительно, что при таком могущественном влиянии родной религии, осетины не могли поддаться влиянию чуждых религий, несмотря на то, что иноземные завоеватели всей мощью своего государственного аппарата поддерживали свою религию, понимая хорошо, что только привитием ее могут окончательно завоевать осетин.

Ни православие византийское и грузинское, насаждаемые в средние века, ни мусульманство, приносимое с Востока и Севера, ни православие русское, насаждаемое полицейскими мерами, не укоренились в Осетии, и осетины по сию пору продолжают исповедовать веру своих предков... От того-то осетины не восставали и не восстают против смехотворной работы пришельцев, насильственно насаждавших свою религию. Пусть они строят храмы и насылают священников, именем Божьим проповедующих самые нелепые несуразности, но это осетинам не мешает видеть во Вселенной нерукотворный храм Божий, а в своей мифологии наилучшего руководителя и вдохновителя.

Глубоко религиозное мировоззрение осетин, унаследованное ими от предков, не позволяло привиться к ним чуждым религиям. Это и спасло осетин от губительного влияния официальной церкви, стремящейся пленить и растлить душу покоренных. А на какие гнусные действия способны были служители русского православия и их друзья русификаторы, это видно из истории насаждения православия в Осетии.

Для окончательного покорения осетин, царское правительство по плану святейшего Синода наслало в Осетию миссионеров, которые, не имея успеха в проповедовании православия, стали подарками приманивать детей и бедняков и явившихся к ним приписывали к православию. Дети, заинтересованные подарками, являлись массами, без ведома родителей, а бедняки, охотники легкой наживы, являлись по несколько раз, называя себя чужими именами. Помимо этого, миссионеры вносили в списки окрещенных и много таких людей, которые к ним вовсе не являлись. Все, таким образом, показанные окрещенными их дети стали считаться царским правительством православными, и оно настроило им церкви и поставило священников. Но осетины эти, не считая себя православными, не посещали церквей и не обращали внимания на священников.

 Тогда правительство, через полицейские органы, стало насильственно принуждать их к посещению церквей и к исполнению православных обрядов, за уклонение от которых стали подвергать преследованиям, доходящим до лишениясвободы и до разлучения мужа с женой (не обвенчанные), хотя у них были и дети, стали распадаться семейства и разоряться хозяйства, но осетины по-прежнему продолжали бойкот православной церкви, не посещая ее, и не исполняя ее обрядов.

Когда правительство увидело, что его репрессии мало помогают делу распространения православия в Осетии, решило перейти к мерам воспитательного характера, и с этой целью стало покрывать Осетию сетью церковноприходских школ и открыло в Ардоне осетинское духовное училище...

Итак, сами факты говорят за то, что в жизни осетин их родная религия является могущественным фактором, охраняющим их от всех враждебных и растлевающих влияний. В ней, в этой религии все сокровенные верования осетина, составляющие основу его мировоззрения, которое невозможно убить никаким насилием. Она, эта религия осетин, глубоко религиозна, так как побуждает стремиться к добру и свету и бороться со злом и мраком».

 

(печатается в сокращении)

1922 год

 

 От редакции: Надо сказать, что в последние годы в отношении приверженцев традиционной веры осетин периодически, в особенности в социальных сетях, происходят безосновательные нападки. При этом, у некоторых критиков раздражение вызывает даже положение в Конституции РЮО, согласно которому православие и традиционные осетинские верования уравнены в правах. Но странно другое. Критики традиционной веры осетин при этом почему-то допускают работу на территории РЮО грузинской церкви, различных сект… Противники возрождения народных традиций в религиозной сфере договорились даже до того, что отрицают вообще факт существования народных верований. В частности, проталкивается мысль о том, что само понятие «традиционные осетинские верования» появилось только в наши дни. Между тем, народная вера осетин и христианство на нашей земле столетиями мирно существовали, порой, как это не парадоксально звучит, даже дополняя друг друга. Однако подобная идиллия кому-то явно мешает. Спокойствие в Алании не дает покоя. При этом стоит отметить, что в отличие от мировых религий, которые столетиями различным народам навязывались, в том числе огнем и мечом, аланы-осетины, несмотря на завоеванную обширную территорию «от Африки до Туманного Альбиона», не распространяли никогда свою веру. Культуру, язык – да. Но не веру, потому что это сугубо личное, она только для своего народа. Предложенный очерк, написанный офицером русской армии, кавалером медалей и орденов царской России, писателем, историком Сосланом Темирхановым еще в начале прошлого века, в далеком 1922 году, когда понимание и восприятие национальной веры было более архаичным, нежели сейчас, думается, наглядно демонстрирует и дает понять, что противостоять надо не традиционной вере осетин, а другим религиозным течениям.

Подполковник царской армии и этнограф по призванию


 

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно