Неповторимая, яркая, искренняя (к 105-летию великой Артистки)

5-03-2021, 23:47, Даты [просмотров 695] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Неповторимая, яркая, искренняя (к 105-летию великой Артистки)Она пришла в Юго-осетинский Госдрамтеатр в год его открытия, в 1931 году. И осталась здесь навсегда, став своеобразным символом национального театрального искусства, истинного актерского мастерства и профессионализма на долгие годы. Нина Чочиева. Легендарная артистка. Знаковое имя в истории осетинского театрального искусства. Имя, неразрывно связанное с историей становления и развития театра имени Коста Хетагурова. Ее привел на сцену Владимир Хетагуров, один из основоположников национального театра юга Осетии. Он приметил молодую талантливую девушку среди учащихся школы рабочей молодежи и сразу же пригласил в театр на пробы. Безусловно талантлива – таков был вердикт мастеров, занимающихся подбором кадров. А вскоре она выходит на профессиональную сцену со своей первой ролью – в пьесе Цагарели «Тæфсæг» она исполнила роль провидицы.

В 1934 руководство театра направляет талантливую артистку в Тбилиси, в студию актерского мастерства при театре имени Шота Руставели. А уже в 1936-ом руководство Южной Осетии решает вопрос о подготовке кадров для национального театра – из Цхинвала в Ленинград, в театральный институт имени Островского отправляется талантливая молодежь в количестве двадцати человек, среди них и Нина Чочиева. К тому моменту она, успевшая отучиться в театральной студии в Тбилиси, уже сыграла ряд ролей на юго-осетинской сцене. Ленинград, культурная столица России, открыл перед молодежью из периферии невероятные возможности творческого роста. «Это был невероятно талантливый курс, к тому же получивший хорошее профессиональное образование в одном из лучших театральных ВУЗов того времени, – говорит Гацыр Плиев, заведующий литературным отделом Юго-осетинского Госдрамтеатра. – Несложно представить, какой успех ожидал эту молодежь после возвращения на Родину. Но, к сожалению, 1941 год все изменил. Началась Великая Отечественная война. Шесть человек, шесть выпускников Ленинградского института, только покинувших студенческую скамью, были призваны на фронт. Поэтому девушкам пришлось взвалить на себя двойной груз ответственности, но показы в театре не приостанавливались. Кроме того, коллектив театра устраивал показы и в стенах военного госпиталя, расквартированного в Цхинвале, куда направлялись раненые на полях Великой Отечественной солдаты и офицеры. И Нина Чочиева была одной из тех самоотверженных артисток, которые в сложные военные годы не дали угаснуть главному очагу национальной культуры. Ей, конечно, было сложно. На фронт призвали и ее мужа, который не вернулся с войны. С маленьким сыном на руках она, тем не менее, ни на день не оставила работу. Играла любые роли – женские, мужские, возрастные».

Несмотря на тяжелые условия работы и фактически непосильную для хрупкой женщины нагрузку, она еще сильнее увлекается любимой профессией. Никто и никогда, наверное, наблюдая за этой вечно смеющейся молодой женщиной с колоритным юмором и невероятной самоиронией, не смог бы разглядеть в ней человека с глубокой личной драмой, собственными переживаниями и какой-то неуверенностью в будущем. Она играла как будто жила. Проживала на сцене разные судьбы и разные истории, искренно даря людям радость и заставляя улыбаться.

Уже после войны, когда театр стал возвращаться к своему обычному режиму работы, она еще сильнее погружается в работу. На страницах периодических изданий тех лет часто встречаются упоминания об одной из ярких артисток тогдашней труппы театра. «Зрители любят Нину Чочиеву какой-то особенной любовью, поскольку ее творчество, ее роли близки духу и сердцу каждого из них. Иногда кажется, что она не играет, а сидит где-то в компании своих друзей и просто рассказывает им смешные истории из собственной жизни. В ее ролях органично все – начиная от внешних данных и заканчивая каждым движением, жестом, мимикой», – писала в свое время газета «Советская Осетия». А сколько в ее профессиональной биографии было ролей – разных по духу, характеру, внешности женщин! О каждой роли Нины Захарьевны, о каждом ее выходе на сцену в Цхинвале говорили еще долго. Мысырхан в пьесе Д. Туаева «Пæсæйы фæндон», Дзего («Мæрдтæйдзæуæг»), Мусон в пьесе Елбыздыко Бритаева «Дыууæ хойы», Сопи в «Сызгъæрин фæткъуы», Уардис в «Уарзондзинады кадæг» Владимира Гаглоева и многие десятки других ролей, каждая из которых как целая прожитая на сцене жизнь.

«Наш курс после окончания школы-студии МХАТ вернулся в театр в 1961 году и одним из мастеров сцены, которые с полной самоотдачей с первого дня начали работать с нами, была именно Нина Захарьевна Чочиева, – вспоминает Народная артистка РЮО Эвелина Гугкаева. – Это, во-первых, был великолепный профессионал, а, во-вторых, удивительный человек. Талантливые творческие люди в большинстве своем живут в каком-то своем закрытом мире, не позволяя окружающим нарушать границы их личного пространства. Нине Захарьевне такое было несвойственно. Человек исключительно комфортный и на сцене, и в обычной жизни. Человек с распахнутой душой и удивительным чувством юмора, рядом с ней не просто улыбались – смеялись в голос даже самые мрачные люди. Но, несмотря на очевидную легкость в общении с людьми разных поколений, во всем, что касалось работы, она была исключительно требовательна. И к себе, и к партнерам по сцене. Потому что она жила этим – театром, сценой, ролями, Наше поколение всегда на нее ориентировалось. Ориентировалось как на некий символ. Символ профессионализма и преданности профессии».

Государство по достоинству оценило вклад Нины Чочиевой в развитие театрального искусства. В 1957 году ей присвоено звание Заслуженной артистки ГССР, а в 1976-м безусловной зрительской любимице присуждается звание Народной артистки ГССР. «На своем профессиональном пути я не встречала человека более искреннего и простого в своем величии, – говорит Народная артистка РЮО Инга Гаджиты. – Я впервые вышла на профессиональную сцену еще будучи студенткой. Это была постановка «Фыдæлты уæзæг» Михаила Гучмазова, в которой мне доверили роль молодой невестки. Одну из ролей в постановке, роль Сопо играла Нина Захарьевна. Удивительное отношение артистки, которая на тот момент уже была признанной легендой нашего театра, к молодой, еще только делающей первые шаги в профессии, коллеге – эта работа запомнилась не только потому, что была моей первой серьезной ролью на сцене Госдрамтеатра, но и отношением старшего поколения и, в частности, Нины Захарьевны. Тогда я поняла, я хочу быть в этом театре, я хочу здесь работать и я хочу здесь учиться профессии. Учиться у таких мастеров как Нина Чочиева. Она удивительно тактично могла сделать замечание и удивительно своевременно поддержать каждого из своих молодых партнеров по сцене. Это было бесценно... Потом, уже начав работать в театре, у нас было много совместных работ, много разговоров об искусстве и театре, много совместных гастролей. Она удивляла. Удивляла в первую очередь своими человеческими качествами – доброй души человек и истинная женщина. Она запросто могла отдать за флакон духов, своих любимых, 80 рублей, по тем временам больших денег (для сравнения – зарплата артиста составляла тогда 110 рублей), а потом целый месяц экономить на всем остальном. В этом было ее какое-то особенное женское – быть неповторимой, элегантной и запоминающейся, насколько ей это позволяли возможности».

Нина Захарьевна работала в театре и на склоне лет, в начале лихих 90-ых. Все так же ответственно выходила на сцену, и также великодушно встречала каждое новое поколение артистов. Сослан Бибилов, Народный артист РЮО, вспоминает, как Нина Захарьевна готовила его к поступлению в театральный институт. Это был 1989 год. Сослан, тогда студент Владимирского строительного института, бросает учебу, только закончив первый курс, и для себя принимает решение стать артистом. По возвращении в Цхинвал ему организовывают встречу с Ниной Чочиевой. «Мне сказали, что меня отведут к одной артистке, которая сможет оценить мои способности и поможет понять, надо ли мне связывать свое будущее со сценой, – вспоминает Сослан. – Приходим мы в дом рядом с театром, стучимся в дверь и я чуть не теряю дар речи прямо на пороге – дверь нам открыла женщина, игрой которой я всегда восхищался. Мы прошли в квартиру и уже через несколько минут этого первоначального оцепенения как будто и не было, перед нами был человек совершенно простой, теплый, искренний, без всякого намека на звездность».

Сослан Бибилов вспоминает, что его дебют на сцене также состоялся благодаря стараниям Нины Захарьевны. «Меня ввели в какую-то эпизодическую роль в спектакле «Пæсæйы фæндон», который ставил режиссер Владимир Каиров со своим Театром музыкальной комедии – я выходил на сцену два раза – в самом начале спектакля и в конце. И вот наступил день премьеры – это был день, когда мне исполнилось 20 лет. В конце спектакля, когда все артисты вышли на поклон, а я устремился за кулисы, Нина Захарьевна на глазах у публики подозвала меня к себе и поздравила со сцены, вручив мне огромную охапку цветов, которую ей подарили благодарные зрители. «Я верю, Сослан, что ты станешь артистом», – это, пожалуй было лучшим напутствием. Напутствием выдающейся артистки. Тот день рождения остался в памяти навсегда». А уже на следующий год Сослан Бибилов становится студентом театрального училища имени Щепкина в Москве, а спустя четыре года коллегой своей несравненной наставницы.

1 марта исполнилось 105 лет со дня рождения одной из ярких и неповторимых артисток Юго-осетинского Госдрамтеатра имени Коста Хетагурова Нины Чочиевой. Память о легенде осетинской сцены будет жить и передаваться новым поколениям артистов, связавшим жизнь с театральным искусством, как об эталоне истинного профессионализма и искреннего народного признания.

Рада Дзагоева

Фото из архива газеты «Республика»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 

Популярно