Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого

Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученогоДом-музей выдающегося осетинского ученого-ираниста, этимолога, осетиноведа Васо Абаева на улице, носящем его имя в Цхинвале, за последние годы заметно преобразился. Это уже не тот финский домик с деревянной обшивкой зеленого цвета, который помнят цхинвальцы, но облик дома, погибшего в огне августа 2008 года вместе со всеми экспонатами музея, пытаются восстановить сегодня сообща те, кто тесно общался с великим ученым, кого беспокоит наследие Василия Ивановича, кто с большим уважением старается сохранить все, что связано с его именем. А таких людей очень много. Обновленный Дом-музей открыт, на стене в зале по-прежнему висят портреты гостеприимных хозяев – Василия Ивановича и Ксении Григорьевны, выполненные Народным художником РЮО Григорием Котаевым. Кажется, что сейчас накроют стол к чаю и начнутся интереснейшие разговоры гостей с человеком, который знает об осетинах всё. Директор Дома-музея Васо Абаева Мадина Архиповна Остаева рассказывает о том, что уже сделано для полноценной работы музея и делится планами на предстоящий 125-летний юбилей ученого.

 

– Мадина Архиповна, Дом-музей не является копией уничтоженного во время войны дома, в котором жил Васо Абаев?

– Абсолютно. Разве что совпадает по размерам. В 2014 году Президент Леонид Тибилов предложил восстановить дом-музей Абаева. И компания «Эверест», строившая Госдрамтеатр, решила отстроить здание по своей инициативе за счет сэкономленных средств в подарок Республике. Они построили блочную коробку, не согласовав проект с руководством и накрыли строение двускатной крышей. В 2014 году я была назначена министром культуры, так что немедленно сообщила Леониду Харитоновичу о несоответствии проекта. По нашей просьбе начальник ПТУ Минстроя Багир Гаглоев создал проект старого здания, финского домика, который был до войны, вход в старый дом был с западной стороны, по нашей просьбе он пристроил к дому веранду, как было раньше. Шло обсуждение и утверждение проекта, он дорабатывался. К тому времени сменилась власть, и я могла уже только из публикаций в СМИ следить за перипетиями строительства. Анатолий Бибилов высказался за восстановление Дома-музея Абаева, поскольку было стыдно держать здание в недостроенном виде столько времени. Он обратился к Вадиму Цховребову, директору Хлебокомбината, который на свои средства восстановил дом на основе той коробки, которую построила компания «Эверест». В феврале 2021 года было торжественное открытие Дома-музея.

– Дом довольно уютный, но пустоватый…

– Да, он сделан со вкусом, добротно, но непосредственно экспозиционной площадки почти нет. Внизу есть библиотека, небольшой кабинет администрации музея, и рядом комната чуть больше, где, собственно, и выставлены сейчас экспонаты музея. Потом мы получили книги для библиотеки, приобретенные министерством культуры – 174 экземпляра составляет книжный фонд нашего музея, это в основном работы наших ученых по Нартиаде, археологии, произведения осетинских поэтов и прозаиков. Известный лингвист Олег Беляев во время своего приезда подарил музею сигнальный экземпляр переведенного им на английский язык Историко-этимологического словаря В. Абаева.

Дом-музей Васо Абаева полностью сгорел в августе 2008 года, но небольшую часть экспонатов Юза Плиева, прежний директор Дома-музея, успела забрать буквально перед началом войны. Из прежних экспонатов в нашем распоряжении сейчас оригиналы указов Президента Л. Чибирова о присвоении В. Абаеву звания Заслуженного деятеля культуры (удостоверение №1!) и несколько приветственных адресов: от Госдумы, от Петербургских земляков и Института археологии. Мы заказали музейные витрины во Владикавказе и разместили их в одной из комнат первого этажа. Семья Абаева увезла в 1990-е годы кое-что из имущества Василия Ивановича, но теперь уже не у кого спросить, что после этого осталось в доме. Выставленные здесь фотографии предоставили музею Зоя Битарты и семья Григория Котаева из личного архива, среди них много оригиналов, и еще Юрий Бетеев предоставил нам фотографии в электронном виде.

– А что есть из личных вещей Василия Ивановича?

– Из личных вещей есть подаренный ему узбекский халат (чапан) и тюбетейка. Халат он очень любил, носил его даже поверх белой сорочки с галстуком дома, и в Москве, и здесь. Известный мастер национального костюма Изольда Гогичева преподнесла в дар музею копию осетинского национального костюма, подаренного В. Абаеву в честь его 95-летия. Есть письма и поздравительные открытки семье Котаевых. Вот эти белая папаха и бурка – тоже личные вещи Васо Абаева, подарок от карачаевцев, их нам предоставил житель Цхинвала Кабисов. Министерство культуры в свое время приобрело серебряный кинжал в ножнах – подарок Васо Абаеву от Расула Гамзатова, который оказался в частной коллекции в Москве, и один из московских осетин посодействовал в его приобретении. Есть в музее прекрасные копии рукописных записей Василия Ивановича, предоставленные архивом СОИГСИ, с этим помог Алексей Чибиров, директор Владикавказского научного центра РАН (ВНЦ). Весь архивный фонд Васо Абаева находится в СОИГСИ, там 101 папка, их надо тщательно изучать. Руководитель СОИГСИ З.В. Канукова тепло приняла меня, предоставила возможность работать с архивом. Но осилить его полностью, конечно, было невозможно, у меня была командировка на неделю, поэтому я взялась пока изучить переписку Василия Ивановича с нашими учеными – Багратом Теховым, Нафи Джусойты, Юрием Гаглойты. Сотрудники института сделали мне копии этих писем, стилизовав под старую бумагу, так что смотрятся они как настоящие. Но надо продолжать работу еще не один месяц, изучить переписку с зарубежными учеными, записи Абаева в ходе работы над Историко-этимологическим словарем и т.д. Василий Иванович был человеком скромным, бережливым к бумаге, писал он плотно, поэтому каждый клочок бумаги сохранен в Институте.

Функционировать как Дом-музей нам пока будет сложно, поскольку практически нет экспонатов, и мы приняли решение вместе с З.А. Битарты и Дж.Д. Остаевой открыть в музее Культурно-просветительский центр, вполне соответствующий задачам музея, и презентовали его в декабре прошлого года. Присутствовала внучатая племянница Василия Ивановича Фатима Абаева. Мы совместно разработали программу, актуальную как для Дома-музея, так и с точки зрения популяризации наследия Васо Абаева. Зара Владимировна Абаева поставила вопрос о необходимости изучать наследие Васо Абаева в университете. В рамках этой программы мы открыли в музее лекторий, который возглавила Дж.Д. Остаева. Первую лекцию, «Жизнь и деятельность В. Абаева», прочитала З.А. Битарты. Следующую тему, «Мыслитель В.И. Абаев», раскрыл К.Г. Дзугаев, дальше будут лекции Дж.Д. Остаевой, Л.А. Чибирова, Ю.А. Дзиццойты, Р.П. Кулумбегова… Надеемся сделать эти лекции традиционными. Они будут доступны для всех желающих. З.А. Битарты будет развивать направление осетинского языка. Сейчас они готовят самоучитель осетинского языка, и в музее можно будет организовать курсы по его изучению.

В наших планах сотрудничество с научным миром севера Осетии, будем приглашать их, причем не только на мероприятия в Дом-музей. Я считаю, что ученым Северной Осетии-Алании надо предоставлять более солидную площадку – ЮОГУ, ЮОНИИ.

– Музеи во всем мире, как правило, являются исследовательскими центрами, где работают над своими темами аспиранты, студенты. В этом плане экспонаты музея, его библиотека имеют большое значение.

– Алексей Людвигович Чибировво всем идет нам навстречу, сотрудничество с Северо-Осетинским институтом гуманитарных и социальных исследований открывает большие перспективы для Дома-музея В. Абаева. СОИГСИ носит имя Васо Абаева и практически аккумулирует в себе все его наследие. Из своего общения с сотрудниками Института я поняла, что они с уважением относятся к цхинвальскому периоду жизни и научной работы Василия Ивановича. Возможно, кого-нибудь из ученых эта тема вдохновит на проведение исследования, написание монографии.

– Книгу Зои Битарты «Фарн Вассо» практически можно использовать как путеводитель по абаевским местам и контактам в Южной Осетии. По воспоминаниям цхинвальских друзей и кол-лег Васо Абаева можно вести поиски материалов, связанных с именем ученого, которые могли бы пополнить экспонаты музея. Архив Алексея Маргиева тоже не изучен и пока находится вне доступа.

– Да, книга Зои Битарты бесценна в этом смысле. Мы в тесном контакте с семьей Котаевых, они предоставили нам практически весь свой фотоархив. Людвиг Чибиров нас поддерживает. К сожалению, наследники Алексея Маргиева, в частности, его внук, который живет в Европе, пока не решили, как им поступить с его архивом. Музею постоянно дарят книги, библиотека пополняется, авторы не жалеют для нас даже самые редкие книги – З.А. Битарты подарила музею свой четырехтомник «Фарн Вассо» и много других книг, Л.А. Чибиров – «Энциклопедию Нартиады», Р.Г. Дзаттиаты и Дж.Д. Остаева передали нам книги и такую личную вещь Абаева, как его тонометр, очень трогательно, что они его сохранили, Л.Х. Тибилов дал некоторые материалы… Близкие родственники в свое время предоставили Дому-музею довольно много личных вещей Абаева, когда он открылся в 2000 году – книги, документы, награды, фотографии, но эти экспонаты сгорели вместе с домом в 2008 году. Просить их еще раз поделиться с музеем тем, что у них осталось, будет неэтично. Но я думаю, они согласны с тем, что те вещи, которые сохранились в московской квартире Василия Ивановича, представляют интерес для соотечественников и могли бы стать либо экспонатами музея в Осетии, либо переданы ученым.

– Как изначально возникла идея открыть Дом-музей в Цхинвале?

– В советские годы, когда Василий Иванович приезжал с супругой в Цхинвал, он останавливался у своего брата Симона, который жил на улице Пушкина. К нему часто приходили гости, иногда иностранные ученые, приезжавшие на конференции, в которых участвовал Абаев. К примеру, чехословацкий лингвист, профессор Ладислав Сгуста, английскийвостоковед Гарольд Бейли и другие. Постоянно принимать гостей в доме брата было не совсем удобно, поэтому он останавливался в гостинице. Цхинвальские друзья и коллеги Абаева хотели эту ситуацию исправить. Зоя Битарты тогда училась у Васо Абаева в аспирантуре в Москве и участвовала в решении этого вопроса. И Людвиг Чибиров вместе с Григорием Котаевым со своей стороны приложил к этому усилия. Они обратились к Председателю Облисполкома Тамаре Кабуловой и добились положительного ответа. Вначале было предложено пристроить к зданию ЮОНИИ жилое помещение, но средств на строительство на тот момент не оказалось, и Первый секретарь Обкома Феликс Санакоев предложил передать Васо Абаеву финский домик, который принадлежал отделу Сельхозхимии. Людвиг Алексеевич и Григорий Сесеевич начали обустраивать этот дом. Чибиров пишет в воспоминаниях, что Зоя Битарты училась в Москве в тот период и высылала оттуда необходимые для ремонта вещи, вплоть до обоев, поскольку все это было тогда дефицитом. 18 ноября 1985 года они привезли сюда Василия Ивановича и вручили ему ключи от его цхинвальского дома. Фактически здесь он прожил с 1985 по 1990 год. Жил он в Москве на Новопесчаной улице, а в Цхинвал приезжал всегда весной и оставался в этом доме до зимы, иногда до своего дня рождения – 15 декабря.

Васо Абаев читал лекции в нашем ЮОГПИ, но в свободное время был, что называется, нарасхват, было большой честью сопровождать выдающегося соотечественника, его нередко возили в святилище Джер. Людвиг Алексеевич как-то спросил Абаева, что бы он еще хотел посмотреть в Южной Осетии. Тот ответил: «Осетия простирается от Моздока до Гуджарета. В Моздоке я все обошел, а вот в Гуджарете не был». И они повезли его в Гуджарет. Людвиг Чибиров очень весело рассказывает, как они сели в машину, заехали за Григорием Сесеевичем и очень долго ему сигналили, потому что уже опаздывали. Он впопыхах оделся и только в Гори обнаружил, что забыл надеть обувь и поехал в Гуджарет в тапочках. Такие бывали курьезные случаи. Боржомские осетины приняли их очень хорошо, военкомом Боржомского района был осетин Шота Гаглоев, который все прекрасно организовал. Они ездили туда два раза, потом Абаев неоднократно отдыхал в Боржоми с супругой. В Цхинвале Василий Иванович поддерживал тесные отношения с соседями, очень близка была с ним семья Дзиццойты, они как раз живут напротив, дружил он также с другими соседями, Пухаевыми – Фатимой, Аллой и Коста…

Я тесно сотрудничаю с педагогами осетинского языка Лианой Догузовой, Фатимой Габараевой и другими. Они были в то время студентками Зои Битарты, Лиана ездила на занятия из села Сатикар и часто привозила Василию Ивановичу деревенские продукты – домашний кефир и кукурузный хлеб, также и другие старались заботиться о нем. Зоя Александровна даже составила для них своеобразное дежурство, чтобы не привозили все сразу. Так что Абаевы были под постоянным вниманием с самым теплым отношением со стороны жителей города. Условия в доме были неплохие, все отремонтировали, подвели воду, отопление. Азалия Григорьевна, сестра Ксении, писала в своих воспоминаниях: «В 80-е годы мы летом всей семьей ездили в Цхинвал, где у Василия Ивановича и Ксении был небольшой дом с приусадебным участком. Он любил этот уголок, где спокойно мог работать в кабинете в мансарде, а мы с сестрой и дочерью занимались хозяйством. Любил сад, где густо росла ежевика, которую он с удовольствием ел». Поэтому мне приходится быть еще и ландшафтным дизайнером, вот посадили на участке ежевику, малину и четыре яблони, поскольку все-таки раньше это был сад. В финансирование музея ежевика и прочее точно не попадают, но цхинвальцы удивительно чуткие и щедрые люди, а для дома Васо Абаева им тем более ничего не жалко. Нам обещали еще саженцы винограда и инжира. Мы расчистили место и собираемся облагородить двор дома, который во время строительства был завален строительными материалами. Собираюсь подробно расспросить тех, кто часто приходил сюда к Василию Ивановичу, и по их рассказам максимально воссоздать обстановку бывшего дома. Хотелось бы, чтобы наполняемость была более содержательной, чтобы больше говорилось о творчестве Василия Ивановича, о зарубежных ученых, которые занимались осетиноведением и ирановедением. Поэтому сейчас я работаю над концепцией развития Дома-музея на 2024-2027 год. В рамках концепции планируем вместе с музыкальным училищем открыть «Литературно-музыкальную гостиную» к 95-летию супруги В. Абаева Ксении Григорьевны Цхурбаевой, талантливого исследователя и мудрого педагога. Ксения Цхурбаева занималась фольклором, собирала героические песни и т.д., ее собрание включено в коллекцию Алана Ло-макса, известного американского этномузыколога и собирателя фольклора. Я нашла в Интернете записи этих героических песен в исполнении Нафи Джусойты, Гриса Плиева. Директор ЦМУ Жанна Гагиева поддержала идею проведения литературно-музыкальных мероприятий. Следующие вечера будут посвящены традиционной осетинской героической песне, жизни и творчеству профессиональных композиторов Осетии, истории осетинских танцев, осетинским народным инструментам и т.д. Я бы очень хотела в музее также организовать встречи учащихся с участниками проекта по созданию«Энциклопедии Нартиады». Собираемся открыть при музее клуб «Наследие», этим займется Элеонора Бедоева, она сейчас занята планом работы клуба, в который уже, конечно, будет привлекаться именно студенты. Проводить можно в месяц одну лекцию, но такую, чтобы ее ждали и готовились к ней!

– Работа со студентами, как и лекторий, заслуживают, чтобы их оплачивали. Но давайте в целом поговорим о финансировании Дома-музея.

– Финансируется музей недостаточно, впрочем, по-моему, это обычная беда всех музеев. Хочу сказать слова благодарности министерству культуры за приобретение для Дома-музея бюста Васо Абаева работы скульптора Владимира Плиева. Мы поставили его в фойе и, на мой взгляд, он сделан великолепно. Бюстизготовлен из гипса и покрыт бронзой. Плиев, кстати, готов сделать для музея бюсты известных нартоведов и востоковедов, но на это тоже нужны деньги. Для полноценной работы музея нам приходится обращаться к спонсорам. Выставочное оборудование для музея оплатил Национальный банк РЮО, спасибо Жанне Николаевне Джиоевой. Мы очень благодарны также за помощь, оказанную Дому-музею Дзамболатом Тедеевым В год Нартиады мы хотим вместе с Союзом художников и Фондом Григория Котаева провести выставку-конкурс детских рисунков по мотивам Нартских сказаний. Итоги подведем в конце года, затем выставим эти работы в Выставочном зале Союза художников РЮО. За спонсорством мы обратились к Сбербанку РЮО, к Управляющему Сослану Бекоеву.

– Мы как-то в газете публиковали фотографию макета скульптуры Васо Абаева, где он сидит на скамье, рядом пальто, перекинутое через спинку. Мы еще писали, что скульптура гармонично вписалась бы в интерьер Старого моста (есть фото, где Василий Иванович прогуливается вместе с Нафи Джусойты по мосту). Но эта скульптура прекрасно будет смотреться и во дворе Дома-музея, со стороны улицы. Может быть, Вы найдете спонсора для того, чтобы к юбилею В. Абаева в 2025 году изготовить этот памятник?

– Я знаю этот макет, его тоже изготовил Владимир Плиев одновременно с макетом бюста Абаева. Но, конечно, скульптура стоит гораздо дороже, и мы остановились на бюсте. Потихоньку готовимся к 125-летию Васо Абаева. Планируется издать отдельной книгой имеющиеся у Зои Битарты лекции Васо Абаева, а также диск с записью его голоса. В проекте у нас также снять документальный фильм о цхинвальском периоде жизни Василия Ивановича, начиная с 1941 года, когда Президент Академии наук СССР поручил ему возглавить работу по изданию Нартского эпоса, в 1941-1945 годах он работал и в Северо-Осетинском НИИ, и в нашем НИИ. Нартский эпос был издан в 1945 году, В. Абаевым была написана монография «Нартский эпос осетин». В фильме будут воспоминания современников, очевидцев работы Васо Абаева в Цхинвале, о годах его жизни здесь, о создании нашего музея.

К юбилею великого ученого можно приурочить и вручение государственной премии имени В. Абаева, подвести итоги за пять лет в декабре 2025 года. Также к юбилею готовится проект «Передвижной музей» на период 2024-2025 годов с выездами в отдаленные районы Республики, включая лекции наших ученых, фото- и видеоматериалы, чтобы сельское население могло знакомиться с жизнью и творчеством Василия Ивановича Абаева. Все эти мероприятия требуют финансирования, и мы, естественно, будем искать спонсоров, но уверены, что и руководство, и в первую очередь министерство культуры положительно отреагируют и поддержат нас финансово.

В Южной Осетии немало сделано для увековечения имени великого осетинского ученого, многое стало возможно благодаря участию Людвига Чибирова – 8 августа 2000 года по его решению был установлен памятник Васо Абаеву еще при жизни ученого (он скончался 18 марта 2001 года). Также по инициативе Людвига Алексеевича 9 декабря 2000 года Правительство вынесло решение открыть Дом-музей Васо Абаева. Здание тогда пустовало – в 1990 году, когда Василию Ивановичу было уже 90 лет, он написал письмо руководству, что, в связи с обострением ситуации в Южной Осетии, а также в связи с состоянием здоровья, он не сможет больше приезжать в свой дом и просит передать его в городской фонд. Это характеризует такое качество Василия Ивановича, как предельная порядочность. Некоторое время в доме функционировала Детская художественная школа… Хочу рассказать один эпизод. В своем цхинвальском доме Васо Абаев повесил на стену фотографию советского ученого-геофизика Алексея Синягина, репрессированного и расстрелянного в 1937 году, Василий Иванович не скрывал своей дружбы с ним, хотя знал, что может пострадать за это.

– Все же удивительно, как его самого не коснулись репрессии, учитывая его известное критическое отношение к большевистскому руководству.

– Он был внесен в список людей, подлежащих аресту, это известный факт. Его фамилия была первой в списке, составленном по алфавиту. Но Сталин его вычеркнул, сказав, что это хороший ученый и надо, наоборот, создать ему условия для работы. Я считаю, что такие нюансы личности Васо Абаева должны быть известны людям и дополнять тот образ великого ученого, который в основном известен осетинскому народу. Хотелось бы собрать и отразить у нас в музее больше информации о Васо Абаеве как человеке, как личности.

 

Инга Кочиева

Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого
Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого
Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого
Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого
Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого
Мадина Остаева о цхинвальском этапе жизни Васо Абаева и о том, чем живет сегодня восстановленный Дом-музей великого ученого


Опубликованно: 06-11-2023, 14:18
Документ: Культура > https://respublikarso.org/culture/5076-madina-ostaeva-o-chinvalskom-etape-zhizni-vaso-abaeva-i-o-tom-chem-zhivet-segodnya-vosstanovlennyy-dom-muzey-velikogo-uchenogo.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад