«Смутное время» на юго-осетинской сцене. Госдрамтеатр представил трагедию «Борис Годунов»

24-01-2024, 15:57, Культура [просмотров 70] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Смутное время» на юго-осетинской сцене. Госдрамтеатр представил трагедию «Борис Годунов»На минувшей неделе в Юго-Осетинском Государственном драматическом театре состоялась премьера трагедии «Борис Годунов» (перевод на осетинский В. Гобозова) в постановке Тамерлана Дзудцова. Историческая драма повествует о кратковременном царствовании заглавного персонажа, одной из наиболее ярких и печально известных личностей в истории России. Главные роли исполнили как мастодонты юго-осетинской театральной сцены (Артур Гаглоев, Сослан Бибилов, Жан-Жак Харебов), так и молодые, но уже любимые публикой актеры (Георгий Валиев, Давид Козонов).

Трагедия открывается диалогом князей Шуйского (Сослан Бибилов) и Воротынского (Жан-Жак Харебов), из которого мы узнаем о происходящем в России: после смерти царя Федора Ивановича его шурин Борис Годунов заперся в монастыре вместе с сестрой и отказывается отвечать на призывы народа принять трон. Шуйский, прозорливый и опытный придворный, предсказывает развитие событий – мол, народ еще немного «повоет да поплачет» и Годунов, смилостивившись, согласится принять царский венец.

Сослан Бибилов в роли Шуйского – убедителен и надежен, как того и ждешь от актера его уровня. В каждой сцене с его участием он притягивает внимание зрителя, транслируя властность, самообладание и глубокие думы своего персонажа. И позже, когда Афанасий Пушкин (Алан Туаев) приносит ему весть о появлении в Литве некоего «царевича Димитрия» и поддержке лже-наследника литовской знатью, зрительный зал чувствует напряжение, охватившее князя. Шуйский знает, что появление Самозванца приведет к «грозе великой», и пытается оценить масштаб предстоящей трагедии.

На первый взгляд неожиданным может показаться выбор исполнителя роли Самозванца – однако только на первый: Георгий Валиев отлично справился с возложенной на него ответственностью. Он удивительно гармоничен в роли Лже-Димитрия, причем и в образе инока Чудова монастыря Гришки Отрепьева, терзаемого завистью и сожалением о недоступной мирской жизни, и позже, в образе уже поддерживаемого литовской знатью лже-наследника престола.

 

 

И дело не только в идеально подходящем для роли возрасте актера – Валиеву удается тонко передать душевные терзания молодого парня, жадного до жизни, которой он не узнает, и благородный порыв влюбленного парнишки, ради любимой девушки раскрывающего свою истинную личность, и его боль и обиду, когда любимая отвергает беглого монаха и дает понять, что ей нужен пусть и самозванный, но все же наследник российского престола. Мария Мнишек в исполнении прекрасной Нины Кокоевой умело манипулирует Григорием-Самозванцем, и после череды оскорблений из ее уст у Лже-Димитрия просыпается гордость. Называясебя царевичем, он объявляет о походе на Россию. Мнишек, довольная полученным результатом, напоминает ему, что не будет и слушать его любовных речей, пока он не свергнет Годунова.

Годунов же, которого сыграл Народный артист Республики Артур Гаглоев, страдает от сомнений, страхов и прочих несчастий. Он знает, что многие считают его ответственным за смерть царевича Димитрия (исторически вина Годунова в смерти младшего сына Ивана Грозного не доказана, хотя, несомненно, Годунову она была на руку), и его терзают страхи. Царский трон не принес ему счастья, его дочь Ксения (Инга Маргиева) продолжает страдать после смерти заморского жениха, а теперь еще и новость о самозванце и его походе на Москву... Раздираемый страхами и чувством вины Годунов вызывает Шуйского, который вел расследование смерти Димитрия и подтверждает, что настоящий наследник Грозного и правда погиб. Правда, Шуйский-Бибилов, понимая душевное состояние Годунова, не упускает шанса упомянуть, как смерть и разложение не затронули лица наследника престола.

Этот диалог между Шуйским и Годуновым – один из главных эпизодов во всем произведении. Оба персонажа возбуждены, оба безуспешно пытаются казаться спокойными. Годунов страшится потерять корону, боится за семью и самого себя, он перепуган этим неизвестно откуда взявшимся самозванцем и от волнения сомневается в его самозванности. Шуйский, видя это, понимает шаткое положение царского престола, осознает угрозу смуты, однако не может удержаться от воспоминаний о «нетленности» убитого царевича, потому что считает виновным в его смерти Годунова. Все эти тонкости эмоционального состояния персонажей идеально передаются актерами: монолитный, солидный, пугающий Годунов в исполнении Гаглоева впервые видится зрителю уставшим и запутавшимся стариком, а хитрый и опасный Шуйский в исполнении Бибилова предстает верным государству служителем, утомленным и немного отчаявшимся от всего происходящего.

От актеров такого уровня иного и не ждешь; однако настоящей находкой для зрителя стали молодые исполнители, каждый из которых притягивает взгляд во всех своих сценах. Роль Кавалера поочередно играют трое – Батрадз Кумаритов, Вадим Зассеев и Алан Туаев, и, хотя реплик у этого персонажа буквально горсть, именно он запоминается больше остальных. Один из ярчайших, наиболее впечатляющих моментов спектакля – Годунов, идущий принимать царство, замирает при виде павшего перед ним на колени Кавалера, который с издевкой протягивает Годунову шутовской колпак вместо короны.

Отдельно следует сказать о Давиде Козонове, сыгравшем малословную, но невероятно напряженную и важную роль Николки, юродивого, который олицетворяет собой, как видно, весь народ Российского царства. Такие персонажи всегда хорошо демонстрируют актерские способности своих исполнителей – легко быть боярином в шубе и полном гриме, с бородой и боярской шапкой на голове; но сыграть городского дурачка, безобидного, блаженного, причастного к небесным и душевным тайнам всех вокруг, босоногого и чистосердечного, всегда сложно. Козонов прекрасно справился с ролью – Николка то весело бегает по сцене, то забивается в угол, пытаясь обрывками одежды накрыть замерзшие ноги, а в ключевой для развития событий сцене по-детски жалуется царю на своих обидчиков – и просит царя убить их, как уже убил царевича Димитрия.

Еще один элемент спектакля, который заслуживает упоминания – хореография сценических боев, за которую отвечал Жан-Жак Харебов. Противостояние армий Самозванца и Годунова показывается через сражения Кавалера и Николки – как символов двух образов жизни, двух государств, как символов Добра и Зла (хотя ни автор трагедии Пушкин, ни постановщик Дзудцев нигде прямо не указывают на невинность Годунова, так что здесь Добром считается не столько «действующий» царь, сколько народ России в целом). В первом сражении Кавалер буквально швыряет юродивого Козонова-Николку по сцене, во втором победа достается уже самому Николке. И Георгий Валиев умело показывает еще одну сторону своего персонажа – страдания Самозванца от того, что льется кровь его народа, но в то же время отсутствие страха после поражения и упрямую, упертую, отчаянную какую-то готовность идти до конца, уверенность, что ему удастся добраться до престола.

Так оно в итоге и происходит. Годунов внезапно умирает, верные ему дворяне переходят на сторону Самозванца, народ, раззадоренный речами Афанасия Пушкина на Лобном месте, бежит к Кремлю – разорвать, растерзать сына Годунова, его дочь, всю его семью... На месте они видят Ксению и Феодора Годуновых, запертых в доме, посаженных под охрану. Толпу, которая, как известно, легко меняет мнение, наполняет жалость. Слышатся крики, женский плач, топот ног. От бояр народ узнает, что Ксения и Феодор отравили себя и погибли. На призывы чествовать царя Димитрия Ивановича толпа отвечает безмолвием.

И маленький Николка, душой ощущающий ужас произошедшего, в полной тишине поднимает с земли огромный стержень колокола, вокруг которого все это время развивалось действие, и колокольный набат наполняет сцену и зрительный зал...

Полная тишина, кстати, на сцене бывала неоднократно – что, с одной стороны, должно было подчеркивать важность ключевых эпизодов трагедии, а с другой, создавало ощущение некоторой пустоты, незаполненности. Обилие диалогов и тяжелых размышлений порой невыгодно сказывалось на общей динамике постановки, однако актерская игра (включая массовку, набранную из выпускников актерского факультета ЮОГУ) и технические элементы, освещение и шикарные костюмы – дело рук дизайнера Хоха Бекоева – сделали свое дело и в определенной мере «латали» имеющиеся «погрешности».

В текущем году справляется юбилей автора трагедии Александра Пушкина – к этому событию и приурочена данная постановка, сделанная по заказу Министерства культуры РФ. В рамках мероприятий, посвященных юбилею великого поэта, спектакль планируется представить на суд публики в одном из городов России.

 

Александра Цховребова

Фото автора

«Смутное время» на юго-осетинской сцене. Госдрамтеатр представил трагедию «Борис Годунов»
«Смутное время» на юго-осетинской сцене. Госдрамтеатр представил трагедию «Борис Годунов»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 

Популярно