«Для осетин хореография – не развлечение». Майя Четион о проблемах и будущем осетинской хореографической школы

9-10-2023, 13:20, Культура [просмотров 370] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

«Для осетин хореография – не развлечение». Майя Четион о проблемах и будущем осетинской хореографической школыХореографическая школа-студия при министерстве культуры Южной Осетии и ее ансамбль «Кафт» хорошо известны жителям Республики. Да и за пределами страны коллектив зарекомендовал себя как студия высокого уровня, неоднократно занимая призовые места на многочисленных всероссийских и международных фестивалях. Сегодня в школе-студии, арендующей помещения в здании Цхинвальской средней школы №2, обучаются почти две сотни детей. «Республика» пообщалась с руководителем Хореографической школы Майей Четион о ее работе, о проблемах, с которыми сталкивается осетинская хореография сегодня, о мечтах и перспективах на будущее.

 

О проблемах современной осетинской хореографии

– Ярче всего эти проблемы проявляются, когда мы смотрим, как танцуют «Симд». Это ведь жемчужина, это главный осетинский танец. А его танцуют без рукавов – с женских костюмов длинные рукава убрали почти все государственные ансамбли, включая северо-осетинские и московские. Потому что не осталосьпонимания того, зачем этот длинный рукав был нужен – забыли, что настолько сдержаны и скромны были наши предки, что даже в танце мужчина не мог себе позволить голой рукой коснуться женщины. Даже костюмов не могли касаться.

Зато усложнилась схема, зачем-то ускорился темп. В итоге сегодня «Симд» просто «пробегают» по сцене. Да, показывают красивую сложную схему с интересными элементами, но ведь «Симд» – не об этом. Я танцую всю жизнь, а понимать «Симд», в полной мере осознавать его величие, стала только сейчас. Это молитва, божественный танец. В нем особенно проявляется душа народа, душа танца, он должен читаться – у него есть начало, развитие, кульминация, финал… А у нас остается только схема.

И такое непонимание сегодня существует потому, что ни в самой Осетии, ни на Кавказе в целом почти не осталось профессиональных хореографов, таких, которые не просто умеют поставить танец, но и знают его историю, понимают костюм, понимают традиции за каждым отдельным элементом каждого отдельного танца. Теория танца так же важна, как и его техническая сторона – без такого понимания не будет нормального исполнения.

У нас очень богатый фольклор, как говорил один из моих преподавателей – в нем скрыта жемчужина, и надо копать архивы, изучать, развивать культуру, в том числе хореографию. Опираясь на фольклор, можно поставить новые танцы, а не повторять по кругу одно и то же, постоянно теряя в качестве. Сейчас у нас есть молодые хореографы, которые, хочется надеяться, смогут изменить ситуацию.

 

О детской хореографии

– Когда я говорю о детской хореографии, я не имею в виду детские ансамбли или кружки. Речь идет о детских танцах, о музыкальных играх, о каких-то танцевальных соревнованиях, которые раньше бывали. Ведь были же такие танцы, игры, в которые дети наших предков играли в горах, в ущельях? Когда крупный праздник бывал, скажем, фамильный, как-то ведь дети играли? Были у них свои мелодии, свои танцы, свои песенки.

А мы сейчас, и на юге, и на севере Осетии, в детском саду учим малышей «Симд» танцевать. То есть маленькие детки просто подражают взрослым. Мы не знакомим их с детскими какими-то занятиями, потому что это знание тоже забыто. И музыки для детских танцев нет, композиторы не пишут детские мелодии.

 

О нехватке кадров

– Часто жалуются, что ансамблю «Симд» не хватает кадров. Но откуда кадрам взяться, если у нас в целом с хореографией дела плохи? Если в каждой школе не будет хореографического кружка, где дети с младых лет могут учиться танцу, как было в Советском Союзе – откуда возьмутся старшие кадры? В рамках программы духовно-нравственного воспитания такие кружки в школах какое-то время функционировали, но потом программу закрыли. На культуру денег всегда не хватает...

Внутренние юго-осетинские фестивали разных уровней должны быть. Городские, районные, республиканские. И участвовать в них должно быть почетно, коллективы должны бороться за участие. Для галочки такие вещи проводить нельзя.

После обучения в кружке, в студии, школе, должно быть училище… Оно у нас есть – репетируют в здании бывшего Дома Учителя. Там плесень на стенах, нет канализации, течет крыша. Но репетируют, потому что больше негде.

После училища ученик идет уже в институт, и только потом можно думать о том, чтобы принять человека в государственный ансамбль. «С улицы» в госансамбль брать нельзя. И, конечно, в ансамбле человек тоже продолжает учиться, совершенствоваться. Когда я многие годы назад первый раз пришла в «Симд», я была потрясена его масштабами: ведь ансамбль – это живой огромный организм, работающий как конвейер, как смазанный механизм. И, чтобы развиваться, ансамблям – в том числе и детским – нужно постоянно ездить, выступать перед разным зрителем. Поэтому так важны международные фестивали, конкурсы – дело вовсе не в самой победе, а в том, какой толчок развитию ансамбля дает участие в них.

Должен быть детский государственный ансамбль. Должна быть хореографическая школа, студия, училище… Нашей вот студии в следующем году исполняется 35 лет. И у нас до сих пор нет своего здания. Мэлс Мухтарович Шавлохов работал долгое время в актовом зале Правительства, но, когда оттуда школу выселили, студия одиннадцать лет не функционировала. Некуда было идти, пока нас к себе не пустила вторая школа. Официально мы вообще должны репетировать в зале кинотеатра «Чермен», в прошлом году даже поработали там какое-то время, несмотря на отсутствие отопления и другие проблемы. Потом пришел декабрь, начались мероприятия, и мы за весь месяц ни одного занятия не смогли там провести. С тех пор и арендуем по минимальной стоимости помещения во второй школе. Год проработали бесплатно, как и должно быть – мы ведь государственная школа-студия! Но с этого года пришлось вводить взнос – иначе никак. Занимаемся в актовом зале, иногда – в спортивном, потому что детей много, не всегда все помещаются. В спортзале акустика ужасная, мы глохнем там, но что поделать?

 

О том, какой должна быть хореографическая школа

– Надо понимать, что для осетин хореография – это не развлечение. Это большой труд, это режим, это дисциплина. Ребенок, который ходит в хореографическую школу, помимо танцев, знакомится с этикой, эстетикой, изучает традиции своего народа. Физически и психологически становится выносливей. И находит новых друзей, конечно. А сцена – это вообще отдельный мир, и, когда ребенок выходит на сцену первый раз, у него сразу восприятие окружающего мира меняется. Принадлежность национальным танцам усиливает чувство любви к Родине, к своему народу.

Что касается требований к хореографической школе, они высоки именно из-за того, как важна сама хореография. В здании минимум должно быть два зала – один большой, для общих занятий, и один поменьше; в идеале еще требуется зал для индивидуальной работы. Все – со станками, с зеркалами; у каждого – своя раздевалка и санузлы. Кроме того, большая костюмерная, учебные классы для занятий этикой, эстетикой, ритмикой, историей… И на самом деле построить такое здание – не так сложно. Места у нас в городе есть, да и полы из красного дерева мы не требуем… Мы надеялись, что получим свое здание, что нам построят его в рамках Инвестпрограммы, но, кажется, надеялись зря.

 

О перспективах

– Некоторое время назад, когда принималось решение о строительстве нового корпуса для второй школы, нам на словах пообещали и свое здание. Приезжала комиссия, посмотрели, в каких мы условиях существуем, удивились, как мы в такомвиде еще такиерезультаты высокие на фестивалях показываем. Обещали, что будет у нас школа. Так и сказали.

В итоге по текущему проекту, как мы понимаем, наша хореографическая студия остается во второй школе – вместо трехэтажного здания здесь построят четырехэтажное и на верхнем этаже отдадут нам зал… Но сюда же еще, в это же здание, переселяется музыкальная школа им. Павла Битиева, кроме того, тут еще работает музыкальная школа «Бонвæрнон» Алены Тедеевой, да и у самой второй школы есть свои кружки – и музыкальный, и хореографический… Получается, несколько организаций будут действовать на территории одной школы, у которой и так не особо хватает места для собственных учеников…

 

Комментарий директора СОШ №2 Ольги Михаилиди

– Наша школа и так часто вызывает нарекания со стороны проверяющих структур. Я уже не говорю о том, что здание аварийное – но даже по емкости территория не соответствует современным требованиям. Нет помещений, площадей, которые должны быть, но которых в сегодняшних условиях быть просто не может: здание старое, строилось давно и по другим нормам.

Поэтому мы очень обрадовались, когда узнали, что нам будут строить новое здание; причем обещали по возможности учесть наши пожелания в проекте. Например, у нас очень тесная столовая, пищеблок не соответствует современным требованиям, тем более, что часть той площади занимает музыкальная студия Алены Тедеевой. И она, и Майя Четион – профессионалы, которые делают великое дело, я безгранично их уважаю, и к ним у меня в данной ситуации нет никаких вопросов.

Большие нарекания всегда вызывает то, что у нас один спортзал. Его не хватает на всех, школа ведь многочисленная. В итоге иногда по три-четыре класса одновременно проводят там занятия. Для младших классов нет отдельной раздевалки: дети в дни, когда у них физкультура, приходят в школу в спортивных костюмах. Когда погода позволяет, проводим занятия во дворе, но иногда физкультуру приходится проводить в классах. Вы представляете, что такое физкультура в учебном классе?

У нас нет помещений для общешкольных мероприятий – в сегодняшнем актовом зале нет ни места, ни условий. В спортзале нельзя – там другая акустика. СанПиН запрещает в таких условиях проводить массовые мероприятия. Поэтому мы попросили профессиональный актовый зал, который нам обещали – как раз на четвертом этаже. С креслами, сценой, аппаратурой… Административный ресурс – учительские, кабинеты медсестры и психолога – по современным нормам не должны находиться на одном этаже с учебными помещениями, поэтому его мы тоже планировали перенести на новый этаж. Вместе с кружками, с библиотекой и читальным залом…

Нам обещали новую столовую – просторную, чтобы все дети помещались. Со спортзалом не сложилось – физически не нашли для него места, но нас уже и в таком виде первоначальный проект, в принципе, устраивал.

В том же виде, в каком проект находится сейчас, он не устраивает никого. Четвертый этаж и новый актовый зал отдают студии Майи Четион, полностью и, как мне объяснили, навсегда, и мы сможем этим залом иногда пользоваться, «занося туда стулья». В итоге и хореографическая студия остается ни с чем, потому что я знаю, в каком виде должна быть хореографическая школа и о какой школе они мечтают, и мы не получим того, что нужно СОШ №2.

Что же касается музыкальной школы им. Павла Битиева, то под ее помещения планируется передать цокольный этаж. Цокольный! Это же вообще все нормы нарушает. Новая столовая тоже теряется, потому что нужно куда-то умещать административные помещения нашей школы, и студия Алены Тедеевой остается в этом здании… Я совершенно не против нашего соседства, мы ведь уживались все это время – в тесноте да не в обиде, как говорится. Но если территория школы не позволяет обеспечить школьников в соответствии с требованиями СанПиН, то зачем на эту территорию еще три объекта заселять?

И это не говоря о том, что все три школы подконтрольны разным ведомствам. Школа №2 – министерству образования. Музыкальная – отделу культуры администрации города. Хореографическая – министерству культуры. А система отопления, энерго- и водоснабжения – одна на все здание. Как нам решать организационные и юридические вопросы? Кто и за чей счет элементарно будет чинить протекший кран, кто будет платить и отчитываться? Это ведь создает колоссальные сложности для всех!

И еще. По СанПиН в общеобразовательных школах нельзя строить хореографические и музыкальные студии – ведь звуковая нагрузка другая. И эти студии, о которых идет речь, работают не после наших школьных уроков – у них полный учебный день, свое расписание и такой же режим работы, как у общеобразовательной школы. Как дети будут одновременно танцевать, петь и учиться в одном и том же здании? Сейчас мы вынуждены так сосуществовать, но если можно ситуацию исправить, зачем ее усложнять?

Комментарий замминистра строительства РЮО Сергея Гаглоева

– Проект цхинвальской школы №2 в окончательной редакции пока не принят и находится в разработке. Планируются дальнейшие консультации и с министерством образования, и с министерством культуры, чтобы выработать вариант, наиболее устраивающий все стороны.

От редакции

Ситуация сложная и, что самое важное – непонятная. Все три творческие школы своим трудом давно уже все доказали, заслужили уважительное к себе отношение и право ожидать создания необходимых условий для более плодотворной работы во благо национальной культуры. О проблемах второй школы и говорить не приходится. Понятно, что вариация сбора всех под одну крышу здесь просто не приемлема. А принятое решение сегодня – это уже навсегда.

 

Александра Цховребова

«Для осетин хореография – не развлечение». Майя Четион о проблемах и будущем осетинской хореографической школы

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 

Популярно