Альберт Лалиев: «Если патриотизм будет ставиться во главу угла, причем на всех уровнях, то многое изменится…»

4-09-2023, 17:21, Культура [просмотров 675] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Альберт Лалиев: «Если патриотизм будет ставиться во главу угла, причем на всех уровнях, то многое изменится…»Альберт Лалиев – бывший участник команды «Звездный Юг» и хорошо известный осетинской аудитории сольный исполнитель. Среди песен о любви и сердечных терзаниях, традиционно хорошо принимаемых слушателем, выделяются и особенно ценятся публикой его патриотические песни и записанные в последние месяцы треки в память о героях, павших в зоне проведения СВО на Украине. Газета «Республика» поговорила с Альбертом Лалиевым о планах на будущее, проблемах осетинской эстрады и потребности в патриотизме.

 

– Расскажите, как Вы пришли к музыке, к пению? С чего начался Ваш путь в этой сфере?

– Петь для себя я начал, когда мне было 12. Мы пели под маленький плеер с моим другом Сарматом Цховребовым. Как-то, в 2000 или 2001 году, услышали, что идет набор в «Звездный Юг», и решили попытаться. Встретились с Альзирой Габараевой, она немного нас послушала, дала исполнить пару разных песен и… приняла нас. Мы были отдельной группой в составе «Звездного Юга» – я, Сармат и Игорь Гаглоев (Фидар). И вот лет десять я пел в этой группе, песни нам писала Альзира; через какое-то время она стала делать для нас и сольные треки. Мы много выступали, ездили по фестивалям. В 2010 году, к примеру, отправились на второй международный фестиваль «Русская песня» в Москве всем составом «Звездного Юга». Был Сармат Цховребов, Эка Данилян, Элина Габараева, Илона Джиоева, Сослан Хасиев. Участников было много, из 54 стран, и только 10 из них прошли в финал. Мы были среди них…

А потом я бросил петь. Не могу сказать, почему – просто перестал выступать, выходить на сцену... Через несколько лет и Сармат тоже прекратил выступления; но, в отличие от меня, он после какого-то перерыва стал писать свои песни. Помнится, я просил его написать пару треков и для меня, думал, так мне легче будет вернуться на сцену. Сам писать песни я еще не пробовал, даже не представлял себя в этой роли. Сармат дал сольный концерт в Цхинвале в январе 2018, а в марте того же года он погиб в автокатастрофе. Я очень тяжело перенес эту утрату, мы были хорошими друзьями. Я попросил одну знакомую написать о нем стихотворение, положил его на музыку, но в итоге песню не презентовал – в душе у меня были другие слова, мои собственные, и они пришли ко мне чуть позже. Услышал музыку и написал под нее текст. Так что первая песня моего авторства, которую я представил публике, была памяти моего друга.

– Почему Вы до этого не представляли себя автором песен? В чем была сложность?

– Мне казалось, что сам я не смогу писать песню, думал, получится наивно и по-детски, может, даже глупо. Но та песня проникла в сердца слушателей, и я понял, что могу писать. Появился энтузиазм, и я стал потихоньку пробовать. При этом пока просто загружал песни в сеть и о концертах не думал. У меня присутствовал определенный страх – выходить на сцену после такого большого перерыва… Кроме того, я думал, что если уж начинать выступать, то не с одной-двумя песнями. И вот, когда песен собралось уже больше десятка, я решил дать сольный концерт. Так сказать, перебороть себя – провести весь вечер на сцене, пережить этот страх и отпустить его. Я обратился в Министерство культуры, написал заявку на концерт... В организации концерта мне очень помог Ацамаз Бибилов, не могу его не назвать. Милена Икаева и Сармат Котаев были ведущие, а песню «Цхинвал» мы с Миленой еще и дуэтом спели. Из Владикавказа пригласил Лери Маргиева и Сару Харебову. И в конце 2019 года прошел мой первый концерт.

Изначально планировал сделать вход свободным, но потом решил сделать концерт благотворительным. Тогда произошла авария на трассе Цхинвал-Дменис, погибло трое парней; у одного из них, Дмитрия Козонова, остались двое детей и жена в положении. Половину выручки с концерта я отдал его семье. Другую половину – семье из Знаура, у которых тяжело болела внучка.

Ну, а страх сцены сменился азартом, желанием выступать как можно больше. При этом министерство культуры всегда оказывало и продолжает оказывать свою поддержку. Дал концерт я и в Северной Осетии, в Октябрьском – признаться, не был уверен, что во Владикавказе меня знают. Опять же, позвал Лери и Сару, Ибрагима Джиоева. Сармат и Милена были уже постоянными участниками, Алима Бетеева, Роберта Кулумбегова, светлая ему память, он привез свою аппаратуру и сам сидел на звуке... Такая команда у нас получилась. Были идеи, были планы, но потом началась пандемия, и стало не до концертов.

– Но Вы продолжали писать песни, хоть и без выступлений. Самую, пожалуй, известную свою песню «Ирон» Вы написали как раз в это время.

– Работу над песней я начинаю с музыки. Я слушаю готовые минусовки оригинальные – многие музыканты пишут музыку, мелодии на продажу. Одна такая мелодия мне очень понравилась, и я знал, что напишу к ней именно патриотическую песню. Но никак не мог решить, о чем именно – о войне, героях, в целом об Осетии... Полгода слушал, настраивался, и потом пошли стихи. Правда, на последнее четверостишие ушло много времени – никак не находил то, что хотелось. Я заперся в машине – обычно так и работаю – и дописал песню. А потом оказалось, что за эти месяцы автор музыки успел ее продать, и, получалось, что я ее использовать уже не мог. При этом автор, в свою очередь, не имел права сказать мне, кто купил музыку. Так что я искал ее сам, долго, нашел случайно – оказалось, музыку купила молодая девушка из России. Написал ей и сказал, что готов купить у нее мелодию. Авторские права в любом случае оставались у нее, но мне просто нужно было юридическое разрешение на использование музыки. Признаться, не думал, что девушка вообще ответит – но время спустя она согласилась. Вот так получилась эта песня J. Представил же я ее в сентябре 2021 года. И, честно говоря, я до сих пор удивляюсь, что она стала такой популярной.

Помнится, как-то мне сказали, мол, дай Бог, чтобы в Осетии появился такой достойный человек, который бы исполнил все, о чем в песне поется. Я, конечно, поблагодарил, но сказал, что ждать нельзя. Считаю, что, если мы будем ждать кого-то, кто решит за нас проблемы, мы потеряем не только время, но и Осетию. Каждый должен на своем месте, в силу своих способностей, работать, творить, служить, лечить – продвигать Осетию, кто чем может. Ведь в Осетии много талантов, причем талантов в разных областях. Посмотрите, скажем, на спортсменов – каждый раз, в разных видах спорта они всегда занимают призовые места. Мы очень талантливый народ, несмотря на то, что нас мало. Было бы нас много – наверное мы были бы величайшей страной в мире J.

Сегодня Вы много пишете песен о погибших в зоне СВО военнослужащих и добровольцах из Осетии. Как Вы к этому пришли?

– Я вообще пацифист. Хочу, чтобы в мире был мир, чтобы нигде не было конфликтов: война – это зло, и достается в ней всегда больше простым людям. Когда началась СВО, я написал песню «Война» – она не о том, кто прав и виноват, а о горе и бедах, которые несут конфликты. Со сцены я ее не исполнял – ведь и слово это было под запретом...Когда же наши ребята стали там гибнуть, я был в шоке от того, что это реально происходит. Из тех, кто погиб на Украине, я многих знал. Владимира Козаева (Хитора), погибший с ним Марат Джиоев учился со мной в параллельном классе... Но первую песню о погибшем на этой войне я написал о Радике Хугаеве. Он был мой друг с детства, со времен, когда он танцевал брейк-данс у Андрея Тедеева, а я занимался пением у Нодара Пухаева. Был перерыв в общении, но незадолго до СВО мы снова стали много общаться, и он часто просил написать о нем песню. Я все думал, что это шутки, подколы... А потом он отправился на Украину. Я поддерживал с ним связь, и он все повторял, что не вернется живым. В итоге Радик погиб в Мариуполе, погиб как герой – выбежал к противнику с осетинским флагом в руках, отвлек на себя огонь... Его нашли в морге через две не-дели после гибели… Тогда-то я и понял, что не смогу спокойно жить, если не на-пишу песню, которую он так хотел...

Его подвиг, я уверен, достоин Звезды Героя, ведь он сознательно шел на смерть ради спасения других. Я выяснил, какие процедуры необходимы для представления к награде, связался с его командиром, который прислал мне официальную бумагу с датами, задачами и описанием гибели Радика. То есть было подтверждение, что история с флагом реальная. Мы долго над этим вопросом работали, но, к сожалению, так ничего и не вышло… А вот песню я написал. После мне стали писать родственники других погибших... Это очень тяжелая тема, но и отказывать в такой ситуации, мне кажется, не очень правильно. Они мне рассказывают какие-то истории о погибших – личные воспоминания, детали, и я пытаюсь писать... Это очень тяжело. Каждый текст, каждую историю, каждое имя ты пропускаешь через себя. И каждая строчка – это человеческое горе. На разрыв. Это очень сложно…

– Где записываются песни, и где бывают представлены?

– В мае текущего года прошел концерт и новые песни звучали там, а вообще треки я загружаю в свой телеграм-канал. Записываюсь же во Владикавказе, в той же студии, что и все эти годы. С этим вопросом в Цхинвале пока проблематично.

Это, наверно, одна из проблем юго-осетинской эстрады, но какие еще проблемы есть сегодня?

– Когда я выступал в составе «Звездного Юга», наши исполнители были очень популярны. На концертах в «Чермене» зал бывал переполнен, люди стояли в проходах, вдоль стен… на выходных весь город собирался на концерты на Театральной площади. Но что-то изменилось после войны. Во-первых, сегодня Интернет есть у всех, можно слушать любую музыку и в любой момент. Во-вторых... Артисты у нас и сегодня замечательные, но вот помощи, поддержки, мало. При этом мы много внимания уделяем гостям, любой исполнитель извне у нас сразу звезда. Но такая позиция, на мой взгляд, неправильна по отношению к своим артистам. Сегодня наши соседи – Чечня, Дагестан, Кабарда – сильно продвигают своих исполнителей. И это правильно. Но и нам есть что показать. Выше я уже приводил пример, когда в 2010 году мы приехали на фестиваль с участниками из 54 стран и попали в десятку лауреатов. А ведь у нас тогда никаких условий для творчества не было. Однако мы достойно представили Южную Осетию. И сегодня хороших исполнителей у нас, повторюсь, немало, а желающих еще больше. Я с недавних пор работаю хормейстером в Дзау, занимаюсь со старшеклассниками. И есть очень талантливые ребята. Есть желающие, а поддержки нет.

– У Вас вообще, судя по количеству благотворительных концертов, наблюдается сильное стремление помогать...

– У меня такой подход – если я знаю, что могу где-то в чем-то помочь, то какие у меня причины этого не сделать? Как я уже сказал, каждый должен на своем месте делать все, что может. Если кто-то хочет научиться петь со сцены, я постараюсь ему помочь. Если кому-то нужны деньги, чтобы спасти ребенка – я проведу благотворительный концерт. По-моему, это нормальная позиция...

А как помочь нашей эстраде в целом? Она ведь изменилась не только из-за Интернета. Например, когда Ваш состав выступал, многие удивлялись, что на сцене поют парни...

– Да, тогда и мне самому бывало не по себе, проскакивала мысль – что ребята скажут? JРаньше вообще сильно было развито представление, что парень обязательно должен быть спортсмен и хулиган. Сейчас уже не так; во всяком случае, я иногда встречаю тех, кто раньше надо мной посмеивался, а сейчас от них только радость и никакой издевки. С возрастом, со временем человек понимает, как важно искусство, и песня в том числе; понимает, что с помощью песни можно затронуть душу человека, поддержать его и в горе, и в радости, помочь словами и музыкой.

А в нынешней ситуации нам, Осетии, нужен патриотизм. Во всех областях. Нужно вспомнить, кто мы. Не туда пошел наш путь немного, не туда мы свернули – вот уже и осетинский язык мало кому нужен, и культурой и историей мало кто интересуется... Если будет патриотизм, если он будет ставиться во главу угла, причем на всех уровнях, и не просто на словах, то тогда многое изменится. В том числе изменится и отношение к нашей эстраде, к сфере творчества в целом. Ведь при патриотизме никому не надо объяснять прописные истины. Они будут и так понятны. И именно поэтому, благодаря патриотизму, мы выжили, выиграли и до сих пор двигаемся вперед. Но в последние годы что-то поменялось, а это чревато. Поэтому, на мой взгляд, на местах должны быть патриоты: ведь никто другой искренне не станет трудиться над тем, чтобы построить наше светлое будущее…

 

Александра Цховребова

Альберт Лалиев: «Если патриотизм будет ставиться во главу угла, причем на всех уровнях, то многое изменится…»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярно