Кризис национальной хоровой песни. Сармат Кабисов о традиционном осетинском хоре

9-08-2023, 00:41, Культура [просмотров 596] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Кризис национальной хоровой песни. Сармат Кабисов о традиционном осетинском хореВ 2006 году в Южной Осетии был создан уникальный, без преувеличения, коллектив – Государственный хор осетинской национальной песни и детский хор при Президенте Республики Южная Осетия. Основателем его стал выдающийся деятель культуры, композитор, хоровой дирижер, Народный артист Республики Анисим Дзаттиаты. Под его руководством хор стал признанным и любимым фольклорным коллективом не только в Южной Осетии, но и за ее пределами. К сожалению, Анисима Антоновича не стало в 2021 году; однако сегодняшний директор хора, Сармат Кабисов, назначенный на эту должность еще при жизни своего учителя, с успехом продолжает его дело. «Республика» побеседовала с ним о его пути в музыке, о проблемах хора и состоянии национальной хоровой культуры в Осетии в целом.

 

– Вы давно стали известны осетинскому слушателю как сольный исполнитель на осетинской гармошке. Проходившие в прошлые годы концерты неизбежно собирали полный зал. Почему Вы решили играть именно на этом инструменте – хорошо известном зрителю, но не самом популярном?

– Музыкой я занимаюсь лет с пяти, кажется. Причем сначала были национальные танцы, но потом у нас в клубе, в селе Хетагурово, стали проводить занятия осетинской гармошкой, и я как-то решил, что этот инструмент серьезнее танцев J. Занимался в музыкальной школе, потом поступил в училище, но отучился всего год – грянул август 2008, и здание сильно пострадало. После войны продолжать занятия там было практически невозможно, и, чтобы не терять время, я поступил в Республиканский колледж культуры в Северной Осетии. Было понятно, что среднего образования недостаточно, чтобы стать хорошим специалистом, и я продолжил обучение в Северо-Кавказском Государственном институте искусств в Нальчике. Тогда как раз ввели систему обучения «бакалавр-магистр», и, чтобы получить полное высшее, пришлось учиться и дальше (смеется). Магистратуру оканчивал уже в Московском Государственном институте культуры, и, наконец, вернулся домой. Сейчас работаю над диссертацией – статьи уже на-писаны, дальше будут экзамены. Я как будто вечный студент J, но, пока есть возможность, надо учиться. Тем более что аспирантура у меня по искусствоведению, что для меня новое направление.

– Почему выбрали такую смену направления, ведь искусствоведение – это все-таки теория, а Вы исполнитель-практик?

– Дело в том, что мы сильно отстаем как раз в области научной работы в сфере культуры и искусства – со стороны Южной Осетии такой работы практически не ведется. И наоборот, другие кавказские регионы активно развиваются, пишут множество статей, пропагандируют свое видение именно в сфере национальной культуры. И делают это так убедительно, что незнающий человек поверит, что, скажем, дала-фæндыр не осетинский инструмент. Нам ведь кажется, что если мы сами знаем правду, то и остальным понятно, что все эти статьи полная выдумка. Но это не так. И если мы не начнем сейчас работать в этом направлении, то лет через 50 уже никому не сможем доказать, что Симд – наш национальный танец, а осетинская гармошка сделана по эскизам Булата Газданова.

Учитывая все сказанное – Ваше образование, практику и стремление продолжать развиваться уже в теории искусствоведения, – невольно кажется удивительным, как Вы решились принять руководство Хором.

– Конечно, в идеале, чтобы быть руководителем, человек должен иметь определенные лидерские качества, так сказать, быть прирожденным лидером. Но мое образование – не только исполнитель на национальной гармонике, в каком-то смысле меня учили и этому. В частности, в Колледже культуры среди моих специализаций есть и руководитель творческого коллектива, и социально-культурная деятельность в целом. В моей нынешней должности это сильно помогает. Конечно, я сейчас работаю не совсем по специальности, но, так сказать, и не с улицы пришел в хор - моя профессия позволяет мне работать директором вверенного коллектива. Кроме того, Анисим Антонович сам в каком-то смысле готовил меня на эту должность. Следил за мной – ведь в Южной Осетии всегда кризис гармонистов, звал меня в Хор еще когда я учился во Владикавказе. Почему-то он был уверен, что я буду дирижировать. Но дирижер хора – совсем другое образование, которого у меня нет, и я просто не имею права брать на себя эту ответственность. У нас дирижером является Варлам Гаглоев, он с севера Осетии, и мы очень довольны нашей с ним работой.

Как сегодня на юге Осетии обстоят дела с национальной хоровой песней?

– Мягко говоря, не лучшим образом. В советское время свой хор был в каждой школе, во многих крупных предприятиях, не говоря уже о районах. Сегодня у нас кризис – нет ни одного фольклорного хорового коллектива. И я считаю, что это катастрофа. Для меня лично хор – это душа народа. Откуда идет хоровая песня? Из гор, от людей, которые живут и жили в горах, от их традиций, из их истории. Терять такой огромный пласт культуры категорически нельзя. В Республике работают два государственных хоровых коллектива – наш и хор в составе госансамбля «Симд». Учитывая размеры Республики, нам, может, государственных ансамблей и хватит, но должны ведь быть любительские, детские, школьные хоры, и не только в Цхинвале, но и в районах. Причем должны быть обязательно!

Как можно способствовать созданию таких коллективов, особенно в районах?

– Одна из главных проблем – нехватка хоровых дирижеров. И, конечно, не последнюю роль играет финансовый вопрос. Ведь, по сути, фольклорный хоровой коллектив можно создать из тех людей, которые в свое время работали в разных коллективах на севере и юге Осетии, у которых есть уже опыт в этой сфере. Большинство их в силу возраста уже прекратили работу. Вот тут мы упираемся в финансы – нельзя же просить человека выйти с пенсии бесплатно? И, мне кажется, что ради такой цели – воссоздания коллективов и возрождения традиции осетинского национального хора – можно найти какие-то штаты и определенные деньги.

На Севере ситуация, наверное, немного отличается: там в целом национальная музыка и национальные инструменты стали популярней в последние годы.

– Да, в Северной Осетии сейчас много исполнителей, играющих на национальных инструментах и поющих народные песни. В каком-то смысле они способствуют пропаганде национальной культуры, а вот на юге Осетии такая пропаганда, к сожалению, идет гораздо слабее. Например, у нас сегодня нет ни одного исполнителя на дыууадæстæнон фæндыр; на хъисын-фæндыр только Алан Гаглоев может играть… Возрождение народных инструментов началось на севере больше десяти лет назад, с Сослана Моураова и ансамбля «Къона». В свое время осетинская гармошка сильно эти инструменты вытеснила – она ведь более универсальная, более яркая, и сфера применения у нее гораздо шире, чем у того же хъисын или дала-фæндыр. Так что, конечно, я рад этой тенденции популяризации народных инструментов. Да и гармошке ничего не грозит, в Северной Осетии на ней каждый третий умеет играть, пусть и на любительском уровне.

– Вообще, удивительная ситуация: ведь осетинская гармоника очень универсальный и, как Вы сказали, яркий инструмент; но почему-то в Южной Осетии к нему отношение как будто снисходительное.

– Наша гармошка самая усовершенствованная из всех типов гармошки – и это не только мои слова, это даже в Италии подтверждали. Итальянская гармошка, например – совершенно бытовой инструмент, также как и в России. Так сказать, упрощенный вариант. А вот осетинская гармоника максимально приближена к аккордеону, различия только в отсутствии регистров и некоторых конструкционных особенностях. Из-за этого на осетинской гармошке можно учиться и играть за рубежом, исполнять не только осетинскую, но и мировую классику. Я в рамках институтской программы, например, играл Баха.

Почему такое отношение к гармошке в Южной Осетии, я объяснить не могу. В первую очередь, конечно, это идет из семьи. Да и в обществе напрочь отсутствует пропаганда национальной музыки, национальных инструментов. Многие родители считают, что играть на национальных музыкальных инструментах – это не профессия. И детей, которые в школе хорошо учатся, забирают из музучилища – у меня самого такие случаи были – ради того, чтобы они поступали на юридический или, скажем, экономический... И каждый раз я таким родителям объясняю, что юристов и экономистов много, что работу найти будет сложно, а вот на гармонистов всегда огромный спрос, и такой специалист точно без работы не останется. К примеру, сейчас, у нас нет ни одного студента по направлению осетинской гармошки в российских ВУЗах. А для того, чтобы научиться на ней профессионально играть, нужно минимум 12 лет – то есть уже понятно, что минимум на 12 лет вперед у нас сохранится дефицит музыкантов. И ничего не изменится, если не поменяется отношение к гармонике в семье.

– А какие проблемы конкретно у Вашего хора?

– Проблемы есть в каждом коллективе, но у нас их мало. Единственное, что тревожит по-настоящему – это помещение. Изначально наш хор репетировал в Органном зале старого здания Парламента, однако после его уничтожения в августе 2008 и восстановления нам не осталось там места. Мы так и репетируем в здании Почтово-телеграфной службы, хотя в свое время это было на временной основе. У нас там в общей сложности около 70 квадратных метров, на которых и администрация, и костюмерная, и репетиционная... Само состояние здания тоже, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Нам обещали изменения к лучшему, но пока ничего не меняется. В свою очередь хозяева здания тоже ждут, когда мы переселимся, и я их понимаю – им самим наверняка эти 70 квадратов не помешают. Да и они понимают, что данные условия не располагают к занятиям с детьми. Но не домой же к себе мне хор вести!

И, несмотря на это, можно с уверенностью сказать, что хор популярен у юго-осетинской публики.

– Да, думаю, можно так сказать – и это, опять же, не только мои слова. Я преклоняюсь перед Анисимом Дзаттиаты, его заслуги неоценимы, не говоря уже о создании этого хора: это ведь уникальный вариант коллектива – хор при Президенте! Но надо признать, что у нас был определенный период застоя, чему поспособствовал и коронавирус, в итоге хор немного стал отставать – и в плане репертуара, и в качестве исполнения. Но мы это перебороли и сегодня определенно становимся лучше. Поработали с репертуаром, сделали его максимально разнообразным – теперь у нас и героические песни, и лирико-драматические, церковные и русские народные, есть казачья… Новый репертуар представили на отчетном концерте и получили положительные отзывы, что было, честно говоря, удивительно, но приятно! Кроме того, мы выезжаем на разнообразные фестивали – конечно, ситуация сейчас не располагает к поездкам; например, мы не можем поехать в Италию или в Турцию, хотя в обоих государствах много друзей нашей Республики. В прошлом году были во Владикавказе на втором международном фестивале «Сияние Кавказа» – наш детский состав получил первое место по жанру хорового пения. В этом году уже взрослый состав ездил в Грозный, на фестиваль «Многоликая Россия», и, опять же, с первым местом вернулись домой. А в конце этой недели едем на Международный фестиваль хоровых коллективов «Мое сердце в горах», который пройдет на севере Осетии.

Что ж, мы пожелаем коллективу удачи и успехов в дальнейших выступлениях и скорого переезда в новое, лучшее помещение!

Александра Цховребова

Кризис национальной хоровой песни. Сармат Кабисов о традиционном осетинском хоре

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 

Популярно