Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет

3-05-2023, 14:28, Культура [просмотров 886] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 летВ Цхинвале и сегодня еще вспоминают времена небывалого ажиотажа, сопровождавшего каждый академический концерт в Цхинвальском музыкальном училище. Зрители ломились в здание так, что иногда приходилось вызывать милицию. Не попавшие внутрь рассаживались снаружи на газоне и слушали музыку, доносившуюся из большого зала ЦМУ, который был одним из центров культурной жизни столицы Южной Осетии. 27 апреля 2023 года исполнилось 55 лет со дня основания Цхинвальского государственного музыкального училища имени Феликса Алборова. Сегодня здесь работают такие отделения, как инструментальное исполнительство, фортепиано, народное отделение – аккордеон, домра, осетинская гармонь, хоровое дирижирование, эстрадный и академический вокал. В эти дни здесь с особым теплом вспоминают всех руководителей училища за прошедшие 55 лет, первым из которых был основатель ЦГМУ, Заслуженный деятель искусств Северной и Южной Осетии, Грузинской ССР, лауреат Государственной премии им. К.Л. Хетагурова, автор музыки национального гимна РЮО Феликс Алборов. Дружный коллектив преподавателей, учащиеся вместе с директором ЦГМУ, Заслуженным деятелем культуры РЮО Жанной Валериевной Гагиевой, встречают с ответственностью юбилей любимого учебного заведения. В глазах всегда спокойной Жанны Валериевны, которая руководит училищем уже 13 лет, волнение. Последние приготовления к юбилейному концерту, к встрече гостей. Журналисты, съемочные группы приходят каждый день. Праздник начинается.

Мы встретились с Заведующей отделением хорового дирижирования, Народным учителем РЮО Ириной Исидоровной Кулумбеговой, в просторном учебном кабинете с двумя роялями, стены которого украшают портреты Валерия Гергиева и Тугана Сохиева. Сразу задается торжественное настроение.

– Ирина Исидоровна, наверное, на начальном этапе в Музыкальном училище развивалось классическое направление, и уже потом открылись отделения народных инструментов?

– Когда я поступила в ЦМУ, народного отделения еще не было. Я пришла учиться с 9-го класса в 1977 году. Помню, что после занятий помещения закрывали, нам не разрешали играть на этих дорогих инструментах, поэтому часто приходили в шесть утра, чтобы поиграть на рояле, и то надо было успеть раньше других. Уже после окончания, когда я поехала по распределению в Ашхабад, сюда из России по направлению приехала Людмила Михайловна Рыбалко, она и основала народное отделение. Сейчас отделение возглавляет Заслуженный деятель культуры Тина Джандеровна Кумаритова. Я вернулась в Цхинвал в 1985 году, чему способствовал мой педагог Павел Борисович Битиев, стала работать в отделении хорового дирижирования, а затем возглавила отделение. Нужно отдать должное коллективу, мы делаем, что можем, чтобы расширить возможности, стремимся пополнять репертуар осетинскими песнями. Хочу подчеркнуть, что нам очень важно работать в тесном контакте с музыкальными учреждениями Северной Осетии, чтобы не вариться в собственном соку. Тем не менее, у нас есть прекрасные вещи в репертуаре, например, наш юбилейный концерт мы начинаем гимном РЮО, написанным Феликсом Шалвовичем Алборовым, и в конце вместе с оркестром исполняем произведение Христофора Плиева.

К концерту, посвященному 55-летию училища, мы очень долго готовились, чтобы он стал показателем того, что училище сохраняет высокие позиции и будет двигаться дальше, несмотря на трудности всех последних лет. Был даже год, когда в училище не поступил ни один человек, но сейчас пошел поток, и это хорошая отправная точка для развития. В прошлом году у нас не было отчетного концерта, помешали сначала ковид, затем начавшиеся события на Украине. В этом году одну песню мы посвящаем ребятам, погибшим в ходе СВО на Украине. У хора богатый репертуар, есть и советские произведения, и классика. Конечно, нам надо постепенно обновлять состав, у нас давно нет пополнения, но вот в этом году молодых стало больше, шесть участников хора мы отобрали из наших учеников. Надо отметить, что все музыканты в Республике проходят через наши руки. Мы гордимся тем, что наше музыкальное училище создал такой выдающийся композитор, как Феликс Алборов, и учебное заведение выполняет свои функции по сегодняшний день. И настолько хорошо выполняет!

– Преподавательские кадры пополняются?

– Да, с кадрами потихоньку становится легче, у нас новые преподаватели – Марта Харебова, Нина Гатикоева, Лана Пухаева – они все получили высшее образование и пришли работать в родное училище. Одна из моих учениц решила поступать на дирижерское, так что у меня будет преемник.

– Можно сказать, что тенденция к возрождению есть?

– Есть, и именно сейчас нам нужно больше внимания со стороны государства, чтобы развивать эту тенденцию.

– Жаль, что у училища нет своего сайта, куда можно было бы выкладывать ваши прекрасные концерты.

– Увы. И концерты надо снимать на хорошую камеру, не на телефон. Мы выкручиваемся, просим у других учреждений, например, проектор, чтобы по ходу юбилейного мероприятия показывать исторические кадры на сцене. В наше время это не должно быть проблемой, мы же государственное учебное заведение. Или, скажем, к беспроводному подключению к Интернету можно относиться по-разному, но в таком учебном заведении, как наше, Wi-Fiнеобходим. На уроке, например, мы должны послушать определенный хор, а я им объясняю теоретически звучание хора(!), и говорю – послушайте дома.

– Инструменты обновляются? Скажем, народные инструменты довольно дорогие, насколько известно.

– Вот эти рояли еще тогдашние, мы называем их «феликсовскими», на этом я занималась, вот этот стоял у Феликса Шалвовича в кабинете. Они уже не держат строй, им нужна очень серьезная реставрация. Мы понимаем, насколько это серьезные деньги, поэтому просто ежегодно деликатно письменно напоминаем о наших проблемах. Не говоря уже о том, что творческим коллективам надо обязательно выезжать, смотреть, как ра-ботают другие, получать впечатления и себя показывать – только так происходит развитие.

– Считается, что акустика в зале Музыкального училища идеальная, лучше, чем в театре, это так?

– Да, хорошая. Она самая удобная для нас. Кстати, в старом театре акустика была чудесная, в новом слабей, и она не подходит для такого концерта, как наш, где очень важно хорошее звучание. Наш зал небольшой и не вмещает желающих, всегда битком набито, мы предусматриваем дополнительные стулья. Здание было построено по типовому советскому проекту, кто мог предположить, что наш зал станет таким популярным? Иначе сделали бы его больше! Надо отметить, что вклад каждого директора в развитие училища был особенным. И тех, кто при Советском Союзе руководил гремевшим учебным заведением, и тех, кто в самые тяжелые военные и послевоенные годы сохранил наследие предшественников и развивает достигнутое, несмотря ни на что.

 

К сожалению, история Цхинвальского государственного музыкального училища пока не написана: это работа не простая – 55 лет, включающих этапы становления, невероятного взлета, а также тяжелые годы сопротивления разрухе и новейший период, будем надеяться, возрождения и расцвета. Трудно рассказывать словами о творчестве, тем более, о музыке, ее надо слышать, видеть исполнение, прикасаться к тому, что было достигнуто в Южной Осетии в области культуры, благодаря открытию здесь музыкального училища. Так что не только книга ждет своего автора, нужен также документальный фильм, в котором отразится достигнутый высокий уровень и богатая история училища. Своими воспоминаниями о том, при каких обстоятельствах создавалось училище, делится супруга Феликса Алборова, сама много лет работавшая преподавателем и завучем в ЦГМУ, Лариса Антоновна Остаева.

– Лариса Антоновна, открыть училище в автономной области было нелегким делом, со стороны республиканского руководства это считалось, наверное, щедрой уступкой Южной Осетии.

– Несомненно, добиться этого было нелегко. Феликс Шалвович был одержим идеей открытия в Южной Осетии музыкального училища. Особенно это желаниеусилилось после того, как открыли музыкальное училище в Гори. Приведу случай, который прояснит те обстоятельства. В 1982 году в честь 60-летия Юго-Осетинской автономной области в концертном зале в Большом парке проводилось торжественное мероприятие. Из Тбилиси приехало руководство ЦК КП Грузии, многие министры. С обстоятельным докладом о состоянии культурной жизни Южной Осетии выступил Феликс Алборов. Под конец торжественного заседания слово попросил Тактакишвили, министр культуры, композитор. «Несколько слов хочу сказать о человеке, который делал доклад о состоянии культуры в Южной Осетии, – начал он. – Это выпускник нашей консерватории, всеми нами очень любимый Феликс Алборов. Феликс Шалвович написал обращение на имя министра культуры Грузии, в котором просил об открытии в областном центре Юго-Осетинской автономной области музыкального училища. Мы его вызвали туда и стали объяснять, что имеется четыре училища в Тбилиси, где учится и ваша молодежь, есть одно в Кахетии, а сейчас открыли в Гори, в 30 километрах от вас, и, если нужно, ваши студенты могут ездить туда на занятия. Есть ли еще необходимость открывать в Цхинвале? Он с нами спорил, приводил свои аргументы, говорил, что Южная Осетия – областной центр, населения много, народ очень музыкальный, у вас много музыкальных школ, и вам надо учиться и развивать кадры и т.д. и т.п. «Даже в Гори открыли!», – говорил он. И так он нас убеждал, что мы начали сомневаться. В конечном итоге он довел нас до того, что мы рассмотрели на коллегии министерства культуры этот вопрос. И он всеми правдами и неправдами добился того, что музыкальное училище было открыто в Цхинвале. Я прошу вас запомнить этот эпизод истории вашей области. На этом примере я просто хотел показать, насколько убедителен бывает человек, когда уверен в своих силах».

Вот такие были обстоятельства. Это была советская республика, частью которой мы были в одной большой стране с государственной политикой дружбы народов. Во что потом это выродилось, уже совсем другая история. Феликс Алборов видел потенциал своего народа, поэтому он старался, чтобы этот потенциал стал профессионализмом в работе. Он стремился повысился уровень – были музыкальные школы, теперь пусть будет музыкальное училище. Это первая ступень к тому, чтобы выковывались свои кадры. Так и произошло: окончив музыкальное училище, наши дети поступали потом в Москву, Ленинград, Киев, Краснодар, Тбилиси, в разные ВУЗы нашей страны. И сейчас весь костяк нашего училища – это наши выпускники с высшим профессиональным образованием, это именно то, к чему стремился Феликс. Он так много сил отдал этому вопросу. Его не раз спрашивали, почему он написал не так много музыкальных произведений. А потому, что он вот этими вопросами занимался, и они отнимали очень много сил и времени. В 1968 году, когда издали указ об открытии училища, его назначили директором, хотя здания еще не было. Училище начиналось в здании музыкальной школы, которая в Цхинвале была напротив тогдашнего УВД. Феликс Шалвович добивался, чтобы построили новое здание. Строили по проекту музыкальной школы, в котором не было зала, и Феликс вместе со своим другом, Народным художником Сергеем Минасовым сделали проект зала и отвезли его в министерство культуры Грузии, где его приняли. Так и построили училище с залом. А поскольку дом напротив УВД, где находилась музыкальная школа, в это время разрушили, часть помещений в училище была предоставлена музыкальной школе. Впоследствии музыкальному училищу было присвоено имя Феликса Алборова, об этом просил коллектив педагогов в письме руководству РЮО. 27 мая 2003 года был издан Указ Президента РЮО Э. Кокойты: «С сего дня и на вечные времена именовать Цхинвальское музыкальное училище Цхинвальскимгосударственным музыкальным училищемимени Феликса Алборова».

Марина Зауровна Техова, заведующая фортепианным отделением ЦГМУ, Народный учитель РЮО, рассказывает о днях учебы в училище и своих незабвенных преподавателях, перебирая большую стопку фотографий, многим из которых не менее 40 лет:«Здесь мы с однокурсницей, Дали Насуашвили, в 1983 году, окончившие консерваторию в Тбилиси. Жанна Васильевна Плиева, в то время директор ЦМУ, специально приехала к нам на распределение, чтобы забрать нас обратно в училище, хотя мы и так ничего другого не планировали. Она затребовала у комиссии, чтобы мы вернулись безоговорочно в Цхинвал, потому что ей нужны пианисты. Мы вернулись, с тех пор работаю здесь. Вот Рыбалко Людмила Михайловна. Все нынешние педагоги, кто сейчас работает на отделении народных инструментов, – ее ученики. На этом фото выпуск 1978 года, наш курс, мы учились по классу специального фортепиано у Шведовой Веры Сергеевны, она тоже приехала работать по приглашению, окончив «Гнесинку».

– У Вас еще и личный юбилейный год!

– В этом году будет 40 лет, как я здесь работаю, а поступила в училище в 1974 году по классу фортепиано. Меня привел сюда мой отец, Заур Николаевич Техов, он хорошо пел и решил приобщить меня к музыкальной культуре. Они с Феликсом Шалвовичем были близкими друзьями. Феликс Шалвович меня прослушал вот в этом кабинете, сделал несколько замечаний, потом сел за рояль и стал сам играть. Он произвел неизгладимое впечатление на меня. Другой великолепный педагог Русудан Хетагурова. Все зачеты и экзамены они принимали втроем: Феликс Шалвович, Русудан Афанасьевна и Вера Сергеевна, мы называли их «три кита». К юбилею мы решили вывесить в фойе портреты всех директоров училища, это была моя инициатива, ведь надо, чтобы дети знали, кто сыграл большую роль в становлении училища. Портреты выполнены в графике учащимися Художественного училища, авторы – дети наших преподавателей и сотрудников, надеюсь, что это оценят гости училища. Феликс Шалвович проработал здесь два этапа – семь лет и через какое-то время еще пять. Я провела целое исследование, чтобы четко установить последовательность работы наших руководителей. Еще раз хочу подчеркнуть, чтооснователем, открывателем училища был Феликс Алборов. В разные годы училище возглавляли также Русудан Хетагурова, Георгий Тедеев, Жанна Плиева, Павел Битиев, Остин Парастаев, Леонид Чехоев, Карина Саркисян, Лиана Сиукаева, и сейчас у нас директор Жанна Гагиева.

Мы были очень молодыми после консерватории, когда начали работать, и опытные преподаватели опекали нас, здесь царила прекрасная атмосфера. Феликс Шалвович иногда после работы звал нас всех к себе домой, где мы устраивали «капустники», у него был рояль в квартире, мы пели и очень весело проводили время.

Нина Гатикоева у нас училась на фортепианном, играла прекрасно, но потом предпочла вокал, получила в Краснодаре высшее образование по этой специальности, теперь она вокалист. Гассиев Ацамаз – наш преподаватель и вокалист. Алена Тедеева, директор музыкальной школы-студии «Бонвæрнон», была моей студенткой. На этом фото мы с Гергиевой Ларисой Абисаловной, она к нам приезжала на концерт.

Представляете, сколько тогда было учеников? А теперь на фортепианном у меня одна девочка на первом курсе, и у Жанны Валериевны один мальчик на втором, это наша боль. Интерес к долгим и упорным занятиям ради искусства пропадает, у нас надо много работать, дети и их родители предпочитают другие специальности, которые принесут им больше денег. Здесь же надо вкалывать, заниматься по шесть часов в день.

– Сложно найти работу после училища?

– Как раз нет. Наши выпускницы, например, с энтузиазмом работают в Лицее искусств. Фатима Догузова у меня училась, она сейчас директор одной из музыкальных школ в Северной Осетии. Если даже нет возможности поступить в консерваторию (хотя к этому они должны стремиться), они абсолютно все находят работу. В основном мы занимаемся педагогической деятельностью, концертирующий музыкант – это когда талант от Бога. Здесь много факторов, зависит от природы, от родителей, от школы, но возможностей больше. Сейчас настолько все стало доступно, что купить инструмент не представляется чем-то недостижимым. Надо сказать одно – все выпускники училища находят себя в жизни, находят себе применение в разных сферах музыки.

– На отделении фортепиано исполняются и произведения осетинских композиторов?

– В мае у нас будет конкурс имени Феликса Алборова среди учащихся музыкальных школ. Конкурс учредило в свое время министерство культуры, он проходил в Южной Осетии регулярно, потом прервался из-за ковида, сейчас решили возобновить его. По программе у конкурсантов одно произведение осетинских композиторов, второе – русских. Мы всегда вносим в программу произведения Феликса Алборова, Ацамаза Макоева, Жанны Плиевой. В основном же мы учим на отделении всю мировую классику, программа очень разнообразная.

– Эти конкурсы могли бы стать «фишкой» Цхинвала: «Ежегодный Цхинвальский международный конкурс пианистов» – звучит отлично!

– Несколько раз наш конкурс проходил как международный, приезжали композиторы и исполнители из Северной Осетии. Но все всегда связано с финансами. Классическая музыка у нас теряет позиции, отделение может закрыться, а ведь когда-то были конкурсы на наше отделение – пять человек на место. Поэтому я хожу на концерты в музыкальные школы, уговариваю учеников поступать к нам. Мы стараемся поднять престиж отделения, шансы на возрождение есть. Сегодня хочу всех поздравить с юбилеем училища. Я очень благодарна своим педагогам за то, что они в меня вложили, до сих пор их помню и люблю. Поздравляю всех нынешних студентов и выпускников, желаю им достичь больших высот в музыкальном творчестве!

Одна из опытнейших педагогов училища, Народный учитель РЮО Луиза Борисовна Кулумбегова была в составе самого первого выпуска музыкального училища в 1972 году и по сегодняшний день преподает здесь на отделении академического вокала. В голосе с первого слова угадывается певица. Вместе с Луизой Борисовной в душевной беседе в небольшом кабинете с роялем участвовали ее дочь – Марина Руслановна Кулумбегова, Заслуженный учитель РЮО, педагог музыкально-теоретической дисциплины отделения академическое пение, и Ирина Викторовна Цховребова, Заслуженный работник культуры РЮО, концертмейстер.

– Луиза Борисовна: Я родилась в 1945 году в Северной Осетии. С детства мечтала петь, телевизора еще не было, только радио, по которому я постоянно слушала концерты. Так что я сама себя приобщила к симфонической музыке. У меня были тетради, в которые я записывала то, что объявляли перед тем или иным произведением: скажем, Бетховен или Моцарт, симфония такая-то. То есть, деревенский человек слушал симфонические концерты или арии. Сейчас ничего этого по радио уже не услышишь.

Я поступила в училище искусств во Владикавказе, а в 1972 году вышла замуж за южанина и приехала в Цхинвал, переведясь на четвертый курс Цхинвальского музыкального училища. В Северной Осетии более сырой климат, как вы знаете, там тяжело петь, а здесь у меня как-то открылось дыхание, и я запела. Муж был тоже человеком искусства, он танцевал в «Симде», потом работал в «Алане». В 1972 году, когда я пришла на четвертый курс, был первый выпуск училища. Окончила его на «отлично» и поступила в консерваторию на отделение «сольное пение». Мой муж лично отвез меня в Тбилиси, потому что ему сказали, что будет непростительно загубить такой талант. К сожалению, он рано ушел из жизни. У меня меццо-сопрано, это, в общем-то, редкий голос, хотя сопрано в целом очень много – и лирический, и колоратурный. Так что меня взяли сразу. С тех пор сама пою и других обучаю.

В училище преподавателями у меня были Парастаев Остин Темболович, Эмилия Ревазовна Сланова, Зара Семеновна Абаева. Феликс Шалвович преподавал нам русскую музыкальную литературу. Это Музыкант с большой буквы. Он был строгим, но всегда корректным, никогда не повышал голос. При этом он был компанейским человеком, ценил жизнь, любил отдохнуть, и интересы у него были широкие. Однажды Феликс Шалвович организовал нам поездку на родину Сека Гадиева в село Ганис в Гудском ущелье. Это было в 1982 году. Мы доехали до Млета на автобусе, а потом по-над берегом Арагвы тропинками поднимались пешком через села – там были дома с плоскими крышами, некоторые из них полуразрушенные. Поднялись выше по круче и увидели часовню, в которой Сека служил священником, и там все сохранилось. В селе были жители, они держали скот. А еще Феликс Шалвович работал в НИИ и блестяще разбирался в этнографии.

– Марина Руслановна: Ту поездку он организовал больше для преподавателей, но мне повезло, что я дочь преподавателя, и меня взяли с собой. Он всю дорогу рассказывал об истории этого края, был нам гидом. Он вообще был ходячей энциклопедией, знал все, и очень способствовал, чтобы у нас развивался интерес к осетинской музыкальной культуре.

– Луиза Борисовна, когда Вы поступили, училище было новенькое, так?

– Да. Москва выделяла нам инструменты через Тбилиси, потому что училище было в системе грузинского министерства культуры, обеспечение и методическая помощь были по всесоюзным стандартам, даже из Москвы и Ленинграда приезжали читать лекции по нашим специальностям. Здесь у нас были и грузинские группы, конкурсы в училище были огромные. Ехали не в Гори, а именно сюда.

– Марина Руслановна: помещения у нас не расширялись с тех пор. А сколько было народу! И преподавателей было раза в три больше, сейчас в классе один преподаватель, а тогда три преподавателя делили класс, работали по графику. Не хватало педагогов, приезжали из Тбилиси даже консерваторские преподаватели, некоторые ездили провести урок и вечером возвращались обратно. А потом началась война, училище сильно пострадало, особенно в 2008 году.

– Луиза Борисовна: Хорошо, что инструменты сохранились. Менять рояли сейчас не представляется возможным, один рояль стоит больше миллиона, так что бережем то, что осталось. Если что-то портится, Ирина Викторовна, мой концертмейстер, уже знает, как починить, и сама приводит в порядок рояль.

– Ирина Викторовна: Да, этот рояль мне уже до последнего гвоздика как родной, я знаю, где что подкрутить, если что-то не так идет с инструментом. Работаю концертмейстером с Луизой Борисовной с 2000-го года. Она всегда подчеркивает, что «концертмейстер – это 95% успеха вокалиста». Мы работаем с вокалистами, у нас постановка голоса, они проходят вокал как предмет. Луиза Борисовна ставит голос, поет с учениками, а я разучиваю с ними произведение, то есть основная «черновая» работа лежит на концертмейстере, потому что ученики не все хорошо владеют нотной грамотой, им надо показывать, где пауза, где дыхание взять и т.д. Важно, как концертмейстер ладит с исполнителем, например, если что-то не так пошло во время исполнения, я могу выровнять так, чтобы это не бросалось в глаза. Но основная работа – над грамотным разучиванием, потому что без аккомпанемента мало кто споет. Сейчас многие предпочитают отделение эстрады, правда, в последнее время стали мальчики поступать на вокал, они занимаются у Ацамаза Гассиева и Ацамаза Сланова.

– Луиза Борисовна: Жаль, что уничтожен наш прекрасный орган, я пела в органном зале на больших концертах, где обязательно должен был быть классический номер – ария из опер русских или зарубежных композиторов, романс, осетинская песня. Я выступала вместе с Камерным оркестром Леонида Чехоева, пела арии на итальянском, немецком и русском языках, осетинские произведения, романсы. Мы очень успешно ездили на гастроли.

– Марина Руслановна: С развалом СССР стало трудней, но здесь есть и такая положительная особенность – училище стало функционировать на той базе, которая была заложена изначально, развивалось на этой «подушке». Слава Богу, до сих пор есть еще люди, которые помнят, какие традиции были заложены. Мы чтим эти традиции, стараемся сохранить их и продолжить идти по уже намеченному пути. Скуднее стало с обеспечением, однозначно, но мы не поплыли по течению, не разбежались, работаем с энтузиазмом, держим престиж училища. Мы все от самого старшего преподавателя до самого молодого являемся выпускниками нашего училища. Наши дети учатся в северо-осетинских музыкальных учреждениях. В Санкт-Петербурге наши ученики окончили учебу в музыкальном училище имени Римского-Корсакова.

– Луиза Борисовна: У меня закончила здесь первый курс Вероника Джиоева, потом они переселились во Владикавказ и она перевелась. Часто приезжала сюда на концерты в Хореографическом зале, обязательно дарила мне цветы, спасибо ей. Амага Готти училась у Константина Парастаева, потом продолжила учебу в Северной Осетии. Ацамаз Гассиев мой выпускник, он закончил Ростовскую консерваторию, Ацамаз Сланов учился у меня некоторое время, Лали Хабалова короткое время занималась у меня перед окончанием училища. Мы всегда интересуемся нашими учениками. Приятно, что осетинские фамилии звучат на мировых оперных сценах, особенно имена тех исполнителей, которые прошли через твой класс. Вырастить оперного певца очень нелегко. Кстати, поступить к нам можно в любом возрасте. Возрастные ученики бывают более прилежными, чем младшие. На одном курсе у нас могут учиться 16-летний ученик и студент, которому уже за 50. Мышление разное, и надо искать золотую середину. После 50 учатся уже не для сцены, а для себя, так что, если есть желание, пусть приходят, никому не откажем, научим петь любого, несмотря на возраст.

– Марина Руслановна: в 1984 году, когда директором была Жанна Плиева, у нас было много приглашенных преподавателей музыкально-теоретических предметов. Она была принципиальным человеком и добилась открытия у нас самих этого отделения, чтобы вырастить свои кадры. Нас было восемь человек на этом отделении, два курса отучились при Жанне Васильевне, а потом вернулся Феликс Шалвович. С подачи Феликса Шалвовича мы очень интересовались записями старинных мелодий, приглашали к нам исполнителя Акима Джигкаева, он нам напевал по несколько вариантов осетинских народных песен, мы записывали на бобинный магнитофон. Феликс Шалвович прекрасно знал фольклор, это была его стихия.

– Ирина Викторовна: Учеба на академическом вокале развивает кругозор, здесь изучают оперы, классическую музыку, музыкальную литературу, что значительно повышает уровень культуры. Раньше в дипломе писали «солист хора, исполнитель», а сейчас изменили квалификацию, теперь выпускник имеет право преподавать в школе уроки пения, работать в детском саду. Хочу пожелать молодежи, чтобы больше интересовались классикой и поступали на вокальное отделение.

– Луиза Борисовна: Поздравляю от всей души наш замечательный коллектив, всех, кто причастен к становлению и развитию ЦГМУ, студентов, выпускников. Желаю, чтобы люди сопереживали друг другу, не были разобщенными. Жизнь у всех идет по-разному, но как бы ни было, мы один небольшой народ и должны крепко друг за друга держаться.

– Марина Руслановна: В конечном итоге цели у всех одинаковые: чтобы было комфортно жить, а уже культурную часть этого комфорта музыкальное училище всегда достойно обеспечит. В каждой, даже самой отдаленной школе Южной Осетии, в каждом отдаленном клубе культуры, если он функционирует, работает выпускник ЦГМУ, и пока так будет, мы обязаны это обеспечивать.

 

Инга Кочиева

Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет
Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет

Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет
Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет
Цхинвальскому Государственному музыкальному училищу им. Феликса Алборова – 55 лет

 

 

 


 

 

 

 

 


 

1. Основатель и первый директор ЦГМУ Феликс Алборов во время занятий

2. Действующий директор ЦГМУ Жанна Гагиева

3. Директор Павел Битиев с педагогами и выпускниками ЦГМУ

4. Лариса Гергиева в гостях у Цхинвальского музыкального училища

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Популярно