Таурбек (Тата) Гаглоев. Отдельная ярчайшая страница в национальном искусстве

20-03-2023, 12:33, Культура [просмотров 992] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

Таурбек (Тата) Гаглоев. Отдельная ярчайшая страница в национальном искусствеТаурбек (Тата) Александрович Гаглоев, талантливый осетинский художник, человек яркой индивидуальности, высокой внутренней культуры. Он был весь охвачен творчеством. Круг его интересов был чрезвычайно широк: театр, живопись, музыка, фотография, кино, скульптура, чеканка, альфрейное и прикладное искусство. Однако, вопросы театра занимали в его творчестве основное место, имели для него первостепенное значение. Деятельность Таурбека как театрального художника была главной стороной его творчества. Он оформил более 150 спектаклей в театрах Южной и Северной Осетии, Северного Кавказа и за рубежом. При этом Таурбек не имел специального художественного образования, он был самоучкой и всему чего достиг, обязан не только своей природной одарённости, но и усидчивости, постоянной работе, пытливости и усердию. Он познал общие закономерности многих сфер искусства, в том числе и театрально-декоративного, требующих больших усилий и способностей, преодоления многих препятствий. И это при том, что его юность пришлась на суровые 30-е годы, сопровождавшиеся известными политическими катаклизмами…

 

ТаурбекГаглоев родился 19 февраля 1924 года во Владикавказе в семье медицинских работников. Отец – Гаглоев Александр Борисович (Сауи), известный в Осетии хирург, был родом из крестьянской семьи. Это был просвещённый, высококультурный человек. Он, окончив медицинский факультет Донского университета, работал на севере и юге Осетии. Будучи прекрасным специалистом, пользовался огромным авторитетом среди населения, поддерживал группу патриотов в разработке вопросов о воссоединении Северной и Южной Осетии. Репрессирован в 1937 году. Впоследствии реабилитирован посмертно.

Мать, Ларина Лидия Александровна, родилась в Ростове-на-Дону, в дворянской семье. Получила высшее медицинское образование. В Осетии обрела вторую Родину. В совершенстве овладела осетинским языком. Репрессирована спустя 3 месяца после ареста мужа, как жена «врага народа». 10 лет провела в заключении. Впоследствии реабилитирована.

С малых лет чрезвычайно одарённые Таурбек и его младшая сестра Галина отличались целеустремлённостью, усидчивостью, неудержимым стремлением к познаниям. Судьба брата и сестры сложилась по-разному. Если Таурбек уже с юных лет стал вплотную увлекаться искусством и неудержимо стремился к познаниям в этой области, то Галина, в отличие от брата, избрала иной путь – пошла по стопам родителей. Успешно окончила Северо-Осетинский Государственный медицинский институт и стала врачом. «...Тата был любознательным ребёнком, – рассказала Галина Александровна, – рано научился читать и писать, и в школу его взяли сразу во второй класс. Он был очень усидчивым, много рисовал, лепил из глины. Но особенно увлекался музыкой. Обладал исключительным музыкальным слухом и музыкальной памятью. Целыми часами мог слушать музыку и страстно хотел быть причастным к музыке не только как слушатель, но и как исполнитель. Поэтому стал просить родителей дать ему возможностьучиться на скрипке. Родители с пониманием отнеслись к этому позыву, и, имея малые средства, всё же приобрели для Таты инструмент и отдали в музыкальную школу. После первого года обучения в музыкальной школе Тата, помимо учебного материала, весьма умело играл на скрипке и несколько осетинских мелодий… На исключительно одарённого мальчика обратил внимание известный осетинский художник Махарбек Туганов, живущий с нами по соседству. Ознакомился с его рисунками, с фигурками, вылепленными из глины. Он был приятно удивлён способностями мальчика, много с ним беседовал. Рассказал ему много интересного об искусстве живописи».

Встречи и рассказы Туганова о театральном искусстве, народном творчестве оказали неизгладимое впечатление на пылкое воображение мальчика и сыграли решающую роль в его дальнейшей судьбе как художника. Он увлекся театром, стал им интересоваться, часто бегать в театр и всё своё свободное время находился в художественном цехе... «В двенадцать лет, – продолжила свой рассказ Галина Александровна, – брат в первый раз побывал в театре как зритель. Придя домой, мы из его взволнованного рассказа поняли, что он видел что-то прекрасное. Было похоже, что он для себя уже решил стать актёром. С тех пор все его мысли, побуждения, поступки были связаны с театром. Он не пропускал ни одного спектакля.

В юношеские годы способности Таурбека раскрылись настолько широко, что в 1938 году он был принят на работу в Юго-Осетинский театр художником-исполнителем. С этого периода началась его большая и серьёзная работа в искусстве.

Таурбек пришел в художественный цех театра, где впервые ощутил всю прелесть многоцветия красок. Здесь у юноши ярко проявились его художественные наклонности. Природное дарование и неуёмная творческая энергия давали возможность Таурбеку успешно проявлять свои способности в художественно-оформительской и всей постановочной работе театра. Помимо работы в художественном цехе Таурбек играл на скрипке в оркестре театра.

Юность будущего мастера прошла в нужде. Он тяжело пережил арест отца и матери. После ареста родителей тринадцатилетнего мальчика с младшей сестрёнкой выселили из дома. Им пришлось скитаться по разным углам и жить там, где придётся. Таурбеку пришлось заботиться о сестрёнке и зарабатывать на пропитание... Так началась его нелёгкая, самостоятельная трудовая жизнь...

Будучи учеником девятого класса, Таурбек уже преподавал рисование в младших классах школы. Тогда же он организовал в школе первый в Южной Осетии джаз-оркестр. В 1941 году оркестр занял первое призовое место на республиканской олимпиаде художественной самодеятельности в г. Тбилиси. Коллектив оркестра усиленно готовился к поездке в Москву, но помешала война...

Просвещенная среда, в которой воспитывался Таурбек в годы детства и юности, оказала решающее влияние на формирование его психологии и творческих интересов. Он был воспитан на глубокихобщечеловеческих и патриотических чувствах, безмерной любви к Родине. Именно поэтому в самом начале войны он в числе первых решил записаться добровольцем на фронт. Однако доверие к сыну «врага народа» было невелико, поэтому ему несколько раз было отказано. Но в конечном итоге настойчивость Таурбека взяла верх, и он был зачислен в штрафной батальон на строительство дороги Москва-Тбилиси. Работали в тяжелейших условиях, впроголодь, по пояс в болоте. Но вскоре Таурбека направляют на передовую Белорусского фронта. Он прошёл с боями всю войну. Дважды был тяжело ранен. Младший лейтенант Т. Гаглоев был награждён орденом «Красной звезды», медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».

В 1945 году, после окончания войны, Таурбек вернулся в Южную Осетию и начал работать в родном театре художником-постановщиком. Одновременно играл эпизодические роли в спектаклях осетинской труппы. Нельзя сказать, что в этой сфере творчества ему сопутствовал успех. Таурбек тщательно продумывал своё участие в эпизодических ролях и массовых сценах, но его игре не доставало убедительности, хотя он неплохо справлялся с ролями. Очень скоро он понял, что его призвание не играть в спектаклях, а создавать их, и Таурбек полностью переключился на художественно-оформительскую работу.

Годы войны не прошли бесследно для Таурбека. Последствия ранений не давали ему покоя. Работать было тяжело, тем более в условиях послевоенных лет. Однако одержимость искусством и творческая энергия, стимулируемая практическими задачами, стали основой для его плодотворной творческой деятельности.

Первой работой, которую Таурбек оформил самостоятельно в 1948 году, явился спектакль по пьесе С. Газзаева «Лёшка». Затем, в том же сезоне, последовали спектакли: «Ходжа Насреддин» Н. Исанбета, «Осень на озере» К. Чуковского, «Наши друзья» Р. Хубецовой (режиссёр-постановщик спектаклей Г. Кабисов)... Уже с первых спектаклей проявился дар Таурбека как художника-оформителя, проявилась способность видеть и проникать в драматическую сущность пьесы.

В 1950 году Таурбек был назначен на должность главного художника Юго-Осетинского театра. К этому времени вполне твёрдо сформировалась его позиция как театрального художника, ясно наметились его стиль и направленность в искусстве, художественные наклонности.

Период с 1950 по 1960 гг. можно назвать самыми активными и плодотворными годами творческой деятельности Таурбека в Юго-Осетинском театре. Именно в этот период особенно ярко проявляются его смелость и новаторские способности как художника-оформителя. В этот период Таурбек оформил более 60 спектаклей по пьесам русских и зарубежных классиков, осетинских и грузинских драматургов – разных по тематике, по стилистическим и жанровым признакам: «Хозяйка гостиницы», «Брак поневоле» и «Королевство кривых зеркал» К. Гольдони, «Жили три друга» Успенского, «Особняк в переулке» Бр. Тур, «Гаити» Ж.Дюбуа, «Не называя фамилий» В. Минко, «В добрый час» В. Розова, «Жорж Данден» Мольера, «Отарова вдова» Г.Бердзенишвили, «Весеннее утро» В.Габескирия, «Возвращение» С.Клдиашвили, «Майя из Цкнети» В.Канделаки и другие.

Таурбек не повторялся. Чувствовал необходимость выдумки, пробы, умел дать почувствовать за условностью театральной декорации живой бесконечный мир. Неизменно привносил на сцену свои принципиальные художественные новшества, органично связанные с режиссёрским замыслом.

К этому времени, по инициативе и при участии Таурбека, сцена Юго-Осетинского театра впервые была реконструирована и соответствующим образом переоборудована, получила нормальное электрическое освещение и поворотный круг, способствующий быстрой смене действий. Новое освещение сцены решило многие технические вопросы, дало возможность появлению новых, более интересных и сложных конструкций декораций.

Особенно ярко проявился талант Таурбека в оформлении спектаклей осетинской национальной драматургии. Только в период с 1949 по 1952 гг. в театре была осуществлена постановка целого ряда спектаклей национальной драматургии в его оформлении, это: «Сказка» Д. Туаева, «На нашей улице праздник» Р. Чочиева, «Чермен» Г. Плиева, «Хандзериффа» М. Шавлохова, «Мисурат» и «Беспокойный пастух» З. Туаева, «Женихи» А. Токаева, «Дудар и его друзья» С. Хачирова, «Илико» Д. Джиоева, «Мать сирот» и «С того света» Д. Туаева, «Азау и Таймураз» Н. Джусоева, «Скала загремела» М. Гучмазова, «Залина» В. Гаглоева и др. Режиссировали спектакли Григорий Кабисов, Степан Газзаев и Залихан Чабиева.

Таурбек много ездил по Осетии. Фотографировал и рисовал природу, делал наброски национальных костюмов, утвари, предметов быта, записывал тексты легенд. Он настолько глубоко проникся духом и стилем осетинского фольклора, что это стало основой его творчества.

Дарование Таурбека как национальногохудожника, как человека, сформировавшегося в своих национальных убеждениях, велико. Уже с самого начала работы над оформлением спектаклей Таурбек думал над созданием образов действующихлиц, над созданием костюмов. Вопрос этот был для него немаловажный. Ведь надо было одеть актёра так, чтобы костюмпомог ему почувствовать себя тем, кого он играет. Скомпоновать цвета и фактуру костюмов таким образом, чтобы они вместе с остальным оформлением составили единый внешний образ спектакля.

В творческой биографии Таурбека особое место занимает его участие в декаде осетинского искусства и литературы в г. Тбилиси в 1957 году. Юго-Осетинский драмтеатр представил на декаде четыре спектакля: «Мать сирот» Д. Туаева, «Залина» В. Гаглоева, «Майя из Цкнети» В. Канделаки в постановке осетинской труппы и «Чермен» Г. Плиева в постановке грузинской труппы театра. Открытие Декады состоялось 19 марта в помещении театра им. К. Марджанишвили спектаклем «Залина» В. Гаглоева (режиссёры С. Газзаев, Г. Хугаев). Спектакль прошёл с большим успехом. Грузинская пресса дала высокую оценку игре актёров и всему спектаклю: «...Пьеса, актёры, художник, композитор – всё это собрано в единое целое умелой режиссёрской рукой, – писала «Заря Востока» от 21 марта 1957 года, – весь коллектив театрапроявил незаурядные способности. Спектакль получился интересным, убедительным, волнующим...». Большойуспех сопутствовал и спектаклю «Мать сирот» Д. Туаева, оформленному Таурбеком (режиссёр Г. Кабисов). Раскрытию идеи и атмосферы пьесы в большой мере способствовало удачное оформление спектакля. Правдиво, с этнографической точностью художником был воспроизведён национальный дух древности, художественную интерпретацию которой можно было бы назвать живописной в самом прямом и лучшем значении этого понятия. «...Погас свет в зрительном зале, – писала газета «Растдзинад» от 20 августа 1957 г., – медленно раскрылся занавес. На сцене нам представилась старинная горная деревня. Красота природы доставляет безмерную радость. С первых же минут видно, какое мастерство и умение проявил главный художник театра, заслуженный деятель искусств ГССР Таурбек Гаглоев. Его оформление помогает глубоко и ярко раскрыть содержание и идею спектакля».

Заслуженный успех выпал и на долю спектакля «Майя из Цкнети» В. Канделаки в оформлении Таурбека (режиссёр Г. Кабисов). Пресса и театральная общественность Тбилиси дали высокую оценку данной постановке. Так, газета «Заря Востока» от 26 марта 1957 г. писала: «... В спектакле «Майя из Цкнети» постановщики всё внимание перенесли на правдивое изображение исторических картин из прошлого Грузии, показали «судьбу народную, судьбу человеческую… Особо следует отметить работу художника-постановщика. Художник Т. Гаглоев малыми средствами, со вкусом передал атмосферу, в которой живут герои произведения... Постановочная группа сумела разрешить очень трудную задачу и создала сцены, проникнутые большой экспрессией и внутренним напряжением...». Не меньший успех выпал на долю декадного спектакля «Чермен» Г. Плиева в постановке грузинской труппы Юго-Осетинского театра, которую также оформил Таурбек (режиссёр-постановщик Л. Шатберашвили).

Смотр спектаклей Юго-Осетинского драматического театра в Тбилиси явился серьезным испытанием его творческой зрелости. По окончании декады, подводя итог проделанной работы творческих коллективов Южной Осетии, критики и видные деятели искусства наравне с общими достижениями дали высокую оценку именно творчеству Таурбека.

В 60-е годы в Юго-Осетинском театре получают сценическое воплощение пьесыцелого ряда осетинских, русских, грузинских и зарубежных драматургов. Из спектаклей, оформленных Таурбеком в этот период, пожалуй, прежде всего, надо выделить: «Саниат» Е. Уруймаговой, «Сыновья Бата» В. Каирова, «Неравный бой» В. Розова, «Сказка» Д. Туаева, «Баши Ачуки» А. Церетели, «Испанский священник» Д. Флетчера и «Кремлёвские куранты» Н. Погодина.

Особенно значительным и волнующим событием стала постановка спектакля «Кремлёвские куранты». Впервые на сцене Юго-Осетинского театра был воплощён образ В.И. Ленина (ее исполнил Народный артист ГССР Г. Таугазов). Понятно, какую важную и ответственную задачу решил коллектив театра (режиссёр спектакля В. Каиров). Непрост был тогда вопрос оформления спектакля и для художника. Но Таурбек превосходно справился с задачей. Иллюзия восприятия атмосферы и времени на спектакле была настолько велика, что к действительности возвращал зрителя только основной занавес и полный свет в зрительном зале.

К ряду спектаклей, оформленных Таурбеком, относится и широко известная оперетта И. Дунаевского «Вольный ветер», поставленная по его инициативе и под его руководством на базе художественной самодеятельности городского Дома культуры в 1952 году. В этом спектакле, относящемся к раннему этапу творческой деятельности Таурбека, им проделана огромная организационная и творческая работа. Он, являясь одновременно режиссёром-постановщиком, художником-оформителем, хореографом, хормейстером, дирижёром и музыкантом-инструменталистом, смог правильно ощутить музыкальную природу произведения, создать красочный спектакль, вполне соизмеримый в рамках профессионального музыкально-драматического искусства. Для участия в спектакле были привлечены исполнители из числа талантливой молодежи города, имеющие сценические данные, умеющие петь и танцевать.

Таурбек поставил перед начинающими артистами сложные задачи, требовал от них естественности в выражении чувств, тонкой психологической разработки ролей, выразительности исполнения. Репетировали сутками. Проводились занятия по вокалу, сценической речи, сценическому движению, танцам. Жили большой дружной семьёй, объединённые единой верой и идеей. И во всем чувствовалась уверенная, заботливая рука руководителя. В результате режиссёр-постановщик открыл зрителю новых талантливых исполнителей и дал им стимул для дальнейшего развития. Многие из них впоследствии стали широко известными артистами.

Рассказывает участник спектакля «Вольный ветер», исполнитель одной из главных ролей, заслуженный артист ГССР, заслуженный артист Северо-Осетинской АССР, Народный артист Южной Осетии Фёдор Харебов: «...Я благодарен судьбе, что на своём жизненном пути повстречался со многими замечательными людьми, людьми душевными, благородными, доброжелательными. Все они сыграли огромную роль в моём становлении как личности, как актёра и режиссёра. И среди них особое место занимает Таурбек Гаглоев. Прекрасный человек, талантливый театральный художник. Я ему многим обязан. Став студентом Юго-Осетинского пединститута, я принимал активное участие в работе кружков художественной самодеятельности института… В 1952 году в институтском драмкружке была осуществлена постановка одноактной пьесы Чехова «Медведь». Ставил спектакль Таурбек, хорошо известный уже в то время театральный художник. В том же году Тата (как мы его называли) решил поставить оперетту Дунаевского «Вольный ветер» при городском Доме культуры. За короткий срок он набрал талантливый коллектив из числа молодёжи города, музыкально одарённых юношей и девушек. И этот выбор в конечном итоге обусловил и удачу спектакля… Всю работу над спектаклем выполнял Тата сам. Он разучивал песни с солистами и хором, ставил танцы и подтанцовки, расписал для оркестра партии и дирижировал им. Это было удивительно, – он умел талантливо делать всё! Человек огромной энергии, высокой эрудиции, на редкость разносторонней одарённости, отличался исключительной музыкальностью, обладал тонким художественным вкусом… Работали мы над спектаклем в течение шести месяцев с перерывами. И работали в атмосфере дружбы и доброжелательности. Репетиции проводились интересно и весело... И вот настал долгожданный день премьеры. Спектакль состоялся на сцене драматического театра. Зрительный зал театра был полон до отказа. Он не мог вместить всех желающих, и мы играли спектакль… четыре вечера подряд при полных аншлагах. Успех наших спектаклей мы долго, в течение многих лет ощущали на себе – каждый встречный нас узнавал. А некоторых из нас так и называли именами исполняемых нами ролей: Микки, Стелла, Фома и т. д.».

Говоря о внетеатральных работах Таурбека, можно было бы перечислить множество его работ в разных сферах изобразительного искусства. Мы же назовем всего несколько из них, наиболее ярко и полно раскрывающих и дающих образную характеристику его творчеству, показывающих широту его многогранной деятельности. В первую очередь, можно было бы назвать великолепную работу по художественной жанровой росписи из области монументальной живописи на темы Нартских сказаний, которую Таурбек осуществил в драматическом театре Южной Осетии вместе с известными осетинскими художниками, замечательными мастерами живописи – Григорием Котаевым, Михаилом Кокоевым, Борисом Санакоевым и Умаром Гассиевым.

В творческой внетеатральной деятельности Таурбека, значительное место отводится декоративной и станковой скульптуре. Это – разнообразные по тематике фонтаны, статуи, декоративные вазы, чаши и т.д. Формы его скульптурных фонтанов, скульптурных фигур и различные архитектурные детали были легки и грациозны. Они составили самый привлекательный вид города. К примеру, в жанре станковой скульптуры можно назвать небольшую гипсовую фигуру «К. Хетагуров». Образ Коста, созданный художником, выявлял главные типичные черты, раскрывая самое существенное в его характере и внешности. Скульптурная фигура, передающая сидящего на стуле Коста, была внешне спокойной, с заметным оттенком задумчивой усталости. В спокойном взгляде его глаз, смотрящих вдаль, читались мудрость и неугасимая душевная энергия.

Кроме того, думается, что многим из современников Таурбека хорошо запомнились небольшой фонтан и жанровая скульптурная фигура – персонаж из поэмы К.Хетагурова «Фатима», установленная в центре города, перед памятником великому поэту (нынешняя скульптура – новодел – прим. ред.). Созданный художником образ воздействовал на зрителя своей пластической формой. Художник сумел раскрыть внутреннее содержание образа, – состояние глубокого раздумья и безысходности. Привлекала скульптурная работа, прежде всего, оригинальностью композиционного построения: Фатима, слегка наклонив голову, сидела у воды, и из опрокинувшегося кувшина лилась вода... Скульптурная композиция Фатимы у памятника Коста на долгие годы стала одним из излюбленных мест горожан для фотоснимков.

В творческой деятельности Таурбека в области искусства музыки известны множество музыкальных сочинений малых форм, разных жанров и тематики. И в этой области его деятельности ведущее место занимает песенный жанр. Написанные им песни на стихи осетинских поэтов и на стихи собственного сочинения подкупали тонкостью, композиционной стройностью, с характерными осетинскими мелодическими и ритмическими рисунками. Каждая из его песен была проста, но значима. В них был свой индивидуальный почерк, своя негромкая, лирическая интонация, отмеченная отличным вкусом. Одна из песен Таурбека «Думы пастуха», полная лиризма и изящества, получила наибольшую популярность, она и сегодня удивляет своей мелодичностью и молодостью.

Говоря о внетеатральных работах Таурбека, нельзя не назвать и многоцветный ковёр «Ленин и Сталин в Горках», вышитый им односторонней гладью нитками мулине. Работа была выполнена с высоким исполнительским мастерством, и произвела огромное впечатление. Все составные части художественной формы – расположение контурных линий, цветовой ритм, портретное сходство, – ложились в глубоко выразительный рисунок. Глядя на такое замечательное творение, невольно задаёшься вопросом: «Как он, человек, неимеющий специального образования в области коврового искусства, смог так блестяще выполнить такую сложную художественную работу, сопряжённую с немалыми техническими трудностями?». К тому же, надо отметить и то, что это был смелый и довольно рискованный шаг со стороны Таурбека. Ведь любое незначительное несоответствие с портретным сходством вождей могло повлечьза собой весьманеприятные длянего последствия. Однако ковёр удался. Он удостоился отправки на Республиканскую выставку художественного творчества в г. Тбилиси. Получил высокую оценку и был помещен в Дом-музей И.В. Сталина в г. Гори.

Всепоглощающий интерес к древней истории осетинского народа, к его делам,его судьбе, стремление к познанию и поиску новых, более усовершенствованных динамичных методов и форм самовыражения, послужили толчком для Таурбека к изучению и приобщению к искусству кино. Он настолько увлёкся кино и теми огромными возможностями, которые развёртывались в связи с всевозрастающим техническим прогрессом этой формы изобразительного искусства, что был момент, когда он думал совсем переключиться на киноработу. Однако любовь к сцене удержала его от такого шага. И все-таки, одержимый идеей создания кинофильма, Таурбек стал вплотную заниматься изучением вопросов теории и технологии кинематографии.

Подготовительная работа началась с приобретения кинокамеры, ее практического освоения, сооружения во дворе собственного дома проявочной мастерской. Основой для своего будущего фильма Таурбек избрал исторический роман А. Воиновой «Тамара и Давид». Он активно занялся сбором и изучением материалов, связанных с эпохой царствования Тамары, прямо или косвенно освещающих историческую судьбу Сослана-Давида. Также завязалась недолгая, но интересная переписка Таурбека с автором романа. И хотя была проделана очень большая первоначальная работа: составление сценария, определение артистов на главные и эпизодические роли, проведение первых пробных натурных съёмок,– завершению работынад фильмом не сужденобыло осуществиться потому,что выполнению такого масштабного плана требовалось немало финансовых средств...

Таурбек обладал удивительной усидчивостью и работоспособностью. Он много работал, работал с большой отдачей. Его отличали высокая изобретательность,находчивость. Он обладал богатой фантазией, способностью быстро и правильно находить методы и приёмы в решении и выполнении художественных работ. Подтвердить эту мысль хочется только одним примером, хотя их можно было бы привести десятки. Случай этот произошёл на заключительном концерте Декады осетинского искусства и литературы в 1957 году в Тбилиси в театре оперы и балета им. З.Палиашвили. Тогда, в конце первого отделения концерта, вокальным квартетом Юго-Осетинского ансамбля песни и танца «Симд» в составе А. Джигкаева, П. Келехсаева, Г. Плиева и Д. Мамиева исполнялась осетинская народная лирическая песня «Чызгайы зарæг» («Песня девушки»), свет на сцене постепенно стал гаснуть. Сцену едва освещал рассыпной луч, направленный на артистов вокальной группы. И вдруг в зрительном зале буквально грянул гром аплодисментов. Зрители встали и дружно хлопали в такт исполняемой песни. Участники концерта были в недоумении, не могли понять, что произошло, кому предназначались эти бурные аплодисменты. В этот момент артисты не знали, что на заднике, над головами строго и стройно выстроившегося хора вырисовывался портрет Сталина огромных размеров, в цвете, с трубкой в руке, с ухмыляющейся улыбкой и слегка прищуренными глазами. Портрет Сталина был нарисован на заднике Таурбеком светящимися красками, о чем кроме технических работников никто не знал. И когда в темноте на него направили луч специальной камерой, он ярко высветился, вызвав восторг зрителей. Появление огромного портрета Сталина во время концерта было для всех полной неожиданностью и оригинальным сюрпризом. Ну а зрители продолжали еще активнее хлопать в такт музыке и на протяжении всего следующего, заключительного номера первого отделения – «Танца с клинками». Танцоры, воодушевленные аплодисментами зрителей, буквально творили чудеса...

…Такие люди, как Таурбек Гаглоев – очень редки, это люди особенные. Он, безусловно, является отдельной ярчайшей страницей в национальном искусстве. Таурбек всю свою жизнь творил радостно и взволнованно. И жил волнениями творческой оригинальной мысли, был охвачен всегда своей художественной идеей, которая обязывала его ко многому.

 

Из книги Мэлса Шавлохова «Таурбек Гаглоев. Жизнь и творчество»

(печатается в сокращении)

Приложение газеты «Республика» – «Тысячелетние: судьбы, истории, личности»

Таурбек (Тата) Гаглоев. Отдельная ярчайшая страница в национальном искусстве
Таурбек (Тата) Гаглоев. Отдельная ярчайшая страница в национальном искусстве

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Март 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Популярно