Махарбек Туганов и Борис Галаев. Южная Осетия как перекрёсток судеб

5-09-2022, 13:59, Культура [просмотров 1112] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Махарбек Туганов и Борис Галаев. Южная Осетия как перекрёсток судебНовая история знает немало славных имен наших соотечественников, для которых судьба Южной Осетии была небезразлична. Таких людей немало и перечисление их заслуг займет не одну газетную полосу. Но среди пенсионариев, связавших свою личную жизнь и творчество с югом Осетии, особо выделяются двое – Борис Галаев и Махарбек Туганов. Эти два деятеля национальной культуры остаются образцом служения своему народу вне зависимости от территории его проживания. И остаются образцом для подражания и сегодня. На днях во Владикавказе в выставочном зале Союза художников открылась выставкапод символичным названием «Махарбек Туганов и Борис Галаев: содружество гениев».

 

С конца 20-х годов в Южной Осетии формируется центр развития национальной литературы, культуры и искусства. Горный край едва оправился от последствий геноцида 1920 года, были сложности с восстановлением не только хозяйства, но и культурно-образователь-ной сферы. Не хватало даже людского ресурса – в огне геноцида погибли десятки представителей интеллигенции.

Казалось бы, надо думать о хлебе насущном, а музы подождут. Но таких настроений у людей, жаждущих перемен после мрака гонений, не было. Наоборот, появилось стремление к созиданию, к творчеству. В феврале 1922 года основывается Научно-литературное общество, начинают издаваться газеты, организуются литературные, хореографические и театральные кружки. В 1927 году начинает выходить «Фидиуæг», первый литературный журнал в Советской Осетии.

В деле воссоздания всех сфер хозяйственной, политической и культурной жизни большое участие проявили представители севера Осетии. На конец 20-х и начало 30-х годов приходится своеобразный призыв на работу в Южной Осетии. Конечно же, никто во Владикавказе не издавал распоряжений, не спускал директивы в организации, не расклеивал прокламации с призывом ехать в Цхинвал. Может быть отдельные предложения или обращения из Южной Осетии и были, но в любом случае главным мотивом был порыв сердца. В те годы в Южную Осетию за длинным рублем ехать не стоило, порой приезжих специалистов негде было даже размещать на ночь. Тем не менее, в те годы юг Осетии был центром притяжения для многих «северян». В Цхинвал ехали партийные и хозяйственные работники, писатели, художники, хореографы. Здесь была новая живительная атмосфера, не было засилья бюрократии и диктата условностей. Наоборот, на юге манила свобода творчества. Да и климат был благоприятный.

С Южной Осетией Борис Галаев (Ас-лан-Гирей Галати) впервые знакомится в 1929 году, будучи учащимся Ленинградского музыкального техникума. Сюда он приезжает в творческую командировку для сбора фольклора, и в следующем году он снова на юге Осетии – записывает песни по заданию Института Краеведения (ныне ЮОНИИ – прим. ред.).

В 1931 году после окончания техникума Б.Галаев вместе с семьей переезжает на постоянное место жительства в Цхинвал, и уже никогда не расстается с Южной Осетией. Именно здесь он состоялся как первый осетинский профессиональный композитор и дирижер. В год своего приезда Б.Галаев организует в Цхинвале музыкальную школу, в которой был преподавателем и первым директором. Учебное заведение изначально располагалось в помещении городской русской школы, которая стояла на пересечении улиц Комарова и Коцоева, а позже переместилось в северное крыло педагогического техникума.

В марте 1934 года при педагогическом техникуме композитором Б. Галаевым был организован струнный оркестр из 37 человек и хор в составе 45 певцов. 17 ноября 1938 года постановлением президиума ЦИК ЮОАО в единый Государственный ансамбль песни и пляски были объединены областной хор, ансамбль народных танцев и струнный оркестр. Художественным руководителем коллектива назначен Борис Галаев, штат ансамбля насчитывал 125 человек. В 1938 году он возглавляет и Юго-Осетинский драматический театр им. К.Хетагурова.

В 1931 году в столицу Юго-Осетинской автономной области приезжает и художник Махарбек Туганов. Его Анабазис по Азербайджану и Туркмении завершился в Цхинвале. Поселился он в небольшой комнате по ул. 8 июня (ныне ул.Сталина).

На следующий год в апреле 1932 года он открывает изостудию, где собирает мальчишек со всех школ и приобщает их к отражению окружающего мира посредством палитры ярких красок. Работать приходилось в непростых условиях, в распоряжении изостудии была небольшая комната в здании Дома культуры колхозника (ныне Госдрамтеатр). Средств не хватало на краски, бумагу, кисти. И Махарбек Туганов приобретал расходные материалы для студии на свою и так небольшую зарплату. Не был обустроен и быт, долгое время у них с сыном Энвером была одна кровать на двоих, не всегда была возможность каждый день даже поужинать. Спать приходилось порой голодными.

Встреча в 1931 году в Цхинвале обрадовала обоих, Б.Галаев и М.Туганов были знакомы задолго до этого. Первый раз их представили друг другу еще в 1904 году на одном из праздничных вечеров в Петербургском землячестве студентов Северного Кавказа, последний раз они встречались в 1925 году в Баку, где М.Туганов работал в Народном Комиссариате земельных отношений Азербайджана, а Б.Галаев зарабатывал на жизнь в промышленной артели.

Впрочем, встреча в Цхинвале не удивила их особенно. В 30-х годах в столице ЮОАО жили и работали представители всех регионов Осетии. Студенты педагогического института часто наблюдали, как порой громко спорили преподаватели ВУЗа Георгий Дзилихов и Борис Корнаев, в пылу полемики перемеживая дигорский и иронский говоры. Во время прогулок по городскому бульвару внимание обывателей-мужчин неизменно привлекал Арсен Коцоев в элегантном пальто, а любопытство женщин – Роза Корнаева, всегда подбирающая в тон платьев свои туфли. По ул.Хетагурова пружинистой походкой прохаживался по вечерам руководитель танцевального ансамбля педтехникума Заур Бирагов. Жители Цхинвала хорошо знали и Петра Юрьевича Гадиева, доцента педагогического института. Отчество Юрьевич никого не удивляло, все знали, что его отец знаменитый Сека Гадиев, осетинский просветитель и писатель. Во время встреч с населением в районах сельчан удивлял не только мелодичный северо-осетинский говор, но и стать Бориса Таутиева, первого секретаря областного комитета Компартии. Как-то ему пришлось пожурить за недостатки в работе ответственного сотрудника лесхоза Южной Осетии «северянина» Мишу Кочисова, брата известной осетинской писательницы Розы Кочисовой.

Махарбек Туганов не только преподавал, но и занимался творчеством. 25 декабря 1934 года в Тбилиси прошла выставка его работ. Особое внимание посетителей привлекла картина «Генерал Тормасов и пленные вожди-повстанцы в 1810 году». В 1935 году Институт Краеведения направил его в Ленинград и Москву в командировку для изыскания в Эрмитаже и Русском музее картин для юго-осетинского музея. Ему же Союз писателей сделал заказ написать маслом портреты писателей Южной Осетии.

В 1937 году в Цхинвале на базе изо-студии было образовано Художественное училище, его директором становится М.Туганов. Еще одна сфера художественного таланта Мастера – оформление спектаклей Юго-Осетинского драматического театра. И здесь у него общее с Борисом Галаевым поле деятельности – композитор пишет музыку к театральным постановкам, а художник оформляет сцену и делает эскизы костюмов для актеров.

Еще оно направление деятельности М.Туганова – иллюстрация Нартского эпоса. Первое издание героической саги «Нарты» (1942 г. Сталинир) проиллюстрировано работами художника.

Б.Галаев и М.Туганов пользовались большим уважением среди жителей Южной Осетии. Сами они также имели возможность жить и творить в благожелательной среде, без интриг и подковерной возни. Благодаря покровительству руководства ЮОАО они смогли спокойно пережить и репрессии 1937-1938 гг. Как-то из Владикавказа на имя первого секретаря Обкома компартии юго-осетинской автономии В.Цховребашвили пришло письмо с просьбой разобраться «с белогвардейским капельмейстером Галаевым и сыном алдара-помещика Тугановым». Партийный босс, прочитав письмо, положил его в ящик своего стола и больше о нем никогда не вспоминал. Цховребашвили был против политического самоопределения осетин юга Осетии, но оберегал и лелеял деятелей на-циональных искусства и литературы.

Махарбек Туганов ограничивал свою жизнь в Цхинвале преимущественно рамками работы. Было такое ощущение, что художник старается меньше быть на виду. Возможно, на его поведение сказывалось то, что он был родом из знатной семьи, и то, что ему пришлось учиться в художественной школе в довоенной Вене (Австрия). В СССР эти факты биографии могли иметь негативные последствия. По поводу Вены в Цхинвале даже шутили, что Туганов учился живописи в одно время с самим Адольфом Шикльгрубером (Гитлером).

А вот Борис Галаев был в самом центре общественной жизни юго-осетинской автономии. В 1948 году он, как представитель музыкальной общественности Осетии, присутствует на Первом съезде композиторов ССР, участвует в работе местных органов власти ЮОАО. 30 марта 1959 года в драматическом театре состоялся вечер, посвященный 70-летию со дня его рождения. Чествовать юбиляра собрались, как писала местная газета, «представители партийных, советских, профсоюзных и комсомольских организаций, работники литературы и искусства, рабочие и служащие предприятий и учреждений, учащиеся города Сталинира (Цхинвала - прим.ред.) и районов области». Многочисленные поздравления звучали в честь Б. Галаева, который, облаченный в черкеску, находился на сцене.

8 июня 1964 года в Цхинвале прошел традиционный праздник цветов. В этот день каждый район города организовал выставку декоративных насаждений, выкладывал панно из цветов. Центр праздника был на Театральной площади. Здесь внимание жителей привлекло собрание цветов, представленное известным осетинским композитором Борисом Галаевым. Несмотря на свой почтенный возраст, он активно увлекался разведением домашних растений. В Цхинвале у него был свой сад.

В августе 1974 года Южную Осетию посетил латвийский композитор Салакс Вилнис – автор более 300 музыкальных произведений, среди которых произведения для хора, оркестра. Главной причиной своего приезда в Цхинвал С. Вилнис назвал желание лично познакомиться с осетинским композитором Борисом Галаевым.

Махарбек Туганов ушел из жизни в 1952 году вдали от Южной Осетии, где создал национальную школу живописи, создал множество своих шедевров и воспитал целую плеяду талантливых осетинских художников. А вот Борис Галаев так и остался на юге Осетии, прикипев к ней всем сердцем. Скончался он в первых числах января 1976 года, на 87-ом году жизни.

25 июня 1987 года общественность Южной Осетии отметила юбилей создания Художественного училища, которое образовалось по инициативе Махарбека Туганова. Во дворе учебного заведения был установлен бюст талантливого педагога и организатора, автором был его ученик Василий Кокоев.

Несколько лет назад одной из центральных улиц столицы Южной Осетии было присвоено имя М.Туганова (кстати, по инициативе газеты «Республика»). Есть в Цхинвале и улица имени Б. Галаева. Кроме того, в столице Южной Осетии действует музей композитора, здесь наследие нашего великого соотечественника берегут сотрудники Фонда культуры им. Аслан-Гирея Галати (Галаева).

Сегодня для нового поколения жизнь и творчество Бориса Галати и Махарбека Туганова являются образцом служения своему народу, примером подвижничества на ниве единения Севера и Юга Осетии.

 

Дина Плиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930