Трагедия 1932 года, ставшая сюжетом для одной из картин Мухарбека Туганова

15-02-2022, 10:18, Культура [просмотров 1516] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Трагедия 1932 года, ставшая сюжетом для одной из картин Мухарбека Туганова90 лет назад, 14 февраля 1932 года, на земле юга Осетии произошла трагедия – снежная лавина огромным пластом накрыла село Хохрæбын (Джуссойты хъæу) Дзауского района. Селение практически полностью было уничтожено: из 28 дворов 22 оказались под снегом. Погибло 84 жителя деревни, при этом живыми удалось откопать 25 человек… Место, где было расположено селение, ранее не отмечалось обилием лавин. Только один раз, вспоминали старожилы, лавина подобралась к селу, но дальше околицы первого дома не продвинулась. Однако с тех пор лес, который находился над селением, был изрядно вырублен, и серьезных преград для лавин уже не осталось. В 1932 году зима выдалась особенно суровой, в дни, предшествующие трагедии, снег шел, не переставая, две недели, высота снежного покрова местами достигала двух метров…

Произошедшая трагедия отозвалась горечью в сердцах всех жителей Осетии. Впечатлен случившимся был и Махарбек Туганов, который решил запечатлеть эту трагическую страницу истории своего народа на полотне – в 1933 году из под его кисти вышла картина «Поиск жертв снежного обвала» (размер 150х200). Картина находится в фондах Национального музея Южной Осетии. В 90-е годы, во время активной фазы боевых действий, картина, вместе с другими музейными экспонатами, была вывезена на север на сохранение, но годы спустя возвращена и ныне является частью постоянно действующей экспозиции.

О самой трагедии

Лавина сошла 14 февраля 1932 года в воскресный день в обеденное время. Масса снега снеслась с горы с характерным грохотом и в доли секунды смела все на своем пути. Из 28 домов целыми остались всего шесть. И то, по той счастливой случайности, что оказались несколько в стороне от места схода основной массы лавины. Среди 84 погибших, большинство которых, естественно, составили представители фамилии Джуссоевых, оказались также Гаглоев, учитель начальной школы села и Багаев, пребывавший в гостях и являвшийся племянником Джуссоевых. Но количество погибших могло быть и больше, если бы не героические усилия одной из девушек села, Раисы Джуссоевой. Лавина ударила в дом, в котором она находилась, и полностью смела верхние этажи. Девушке повезло, она смогла выбраться из снежного плена, после чего стала искать в снегу своих родных. Прислушиваясь, она уловила тихий стон. Быстро начав разгребать снег руками, Раиса обнаружила невестку Нушки Багаеву, после откопала брата отца Кола. Оба были живы, но с телесными повреждениями. После Раиса стала разгребать снег уже деревянной лопатой и откопала еще несколько человек. Всего в тот день девушка спасла 12 (!) родственников. Остальных членов семьи спасти не удалось. Но смерть даже после этого продолжала собирать свою жатву. Глава семейства, также откопанный из снега, не дожил до утра – у старца Мате не выдержало сердце от осознания, что из его большой семьи многие в одночасье погибли…В спасении людей тогда приняли участие не только выжившие жители села, но и жители всей округи. Подоспела помощь и из Кударского ущелья, из Дзау и из Цхинвала.Суммарно было спасено двадцать пять человек. Тем не менее, масштабы катастрофы были значительные. Свидетелем этой страшной трагедии стал и шестилетний мальчик Нафи. К счастью, дом семьи известного в последующем осетинского писателя в тот день лавина миновала.

На помощь фамилии Джуссоевых пришли все жители юга Осетии. У пострадавших ничего не осталось: ни домов, ни утвари, ни скотины, ни съестных припасов, поэтому пострадавших распределили по домам и помогали, кто чем мог. Некоторые из погибших были найдены только через месяц, так много снега выпало тогда в горах. Жертвы лавины были похоронены на отдельном кладбище.

 

Политизация людского горя

Трагедия, произошедшая в селении Джуссойты хъæу, получила печальную известность. Но союзная Грузия, даже в этом вопросе пыталась перебить «осетинскую карту», поэтому во всех публикациях того периода о трагедии селения Джуссоевых (которое имело и свое второе осетинское название Хохрæбын) навязчиво фигурирует вдруг появившееся грузинское название селения – Арашенда (в переводе «Неблагоустроенный»). Понятно, что в Кударском ущелье грузины никогда не жили, а значит грузинской топонимики при всем желании Тбилиси здесь не могло быть в принципе. Но такова была политика ползучей аннексии Грузии советского времени, которую обеспечивала пресловутая «дружба народов» и позиция «старшего брата». Для большей убедительности и попытке закрепления нового термина, даже в названии работы М. Туганова была продавлена данная форма, поэтому в каталогах союзного периода картина проходила под названием «Раскопки засыпанного обвалом селения Арашенда». Сообщалось даже о восстановлении (!) села, после чего оно получило уже другое созвучное, но снова грузинское название. Вот что, к примеру, под прикрытием знамени советского счастливого будущего писалось в те годы: «Могучая поступь наших пятилеток изменила лицо родной земли. Ныне ничто не угрожает некогда злосчастному селению. Руки советского человека вдребезги разнесли скалы, с которых прежде срывались убийственные лавины. Богатый животноводческий колхоз объединил жителей долины в могучий трудовой коллектив. Мимо селения вьется широкая лента автомобильного шоссе и счастливые обитатели давно заменили старое, скорбное имя Арашенда (Неблагоустроенный) радостным именем Ашенда (Благоустроенный)»… Стоит ли говорить, что никто никакую скалу не рушил и о возрождении села на прежнем месте, а, тем более, строительстве близлежащей инфраструктуры, никто и не помышлял. Село так и не было возрождено.

 

Этнографический взгляд Туганова

Картина Махарбека Туганова «Поиск жертв снежного обвала» полна глубокого трагизма. Сюжет, несмотря на обилие снега, представлен в мрачных тонах. Уже вечереет, но поиски продолжаются. На фоне заснеженного ущелья темными пятнами выделяется людская масса. Крутые утесы гор мастер отметил алыми отблесками вечерней зари, намекая на кровавую сущность произошедшей трагедии. На заднем фоне видны траурные флаги. Долина постепенно погружается в сумерки…

На переднем плане в отчаянии показаны родственники погибшей. В центре – старец, играющий на хъисын-фæндыре и вслушивающийся в звуки своего инструмента, в сопровождении двух помощников-мужчин с лопатами и женщины-сельчанки, пережившей ужас трагедии, и сейчас с надеждой вглядывающейся в глаза старца, ищущего при помощи хъисын-фæндыра возможное место нахождения ее родственников. Поодаль от них еще одна группа копателей, которые обнаружили очередных жертв трагедии. На заднем фоне вереница людей, вывозит на быках, впряженных в сани, найденных погибших сельчан с места трагедии. На переднем плане фрагменты жилого помещения, домашнего скота, утвари… Плачут люди, плачет хъисын-фæндыр… И плачет, кажется, сама природа...

Центральной фигурой картины, безусловно, является старец с фæндыром. Интересно отметить, что оставшиеся в живых (а картина была написана через год после произошедшей трагедии) о наличии во время поиска именно в Джуссойты хъæу хъисын-фæндыра не упоминали. Считается, что М.С. Туганов, являясь этнографом, большим знатоком осетинских традиций, собирателем и исследователем фольклора и старинных осетинских обрядов специально изобразил подобный момент, поскольку ранее осетины использовали данный национальный инструмент при поисках жертв обвала.

М.Туганов в своих полотнах неоднократно останавливался на этнографических особенностях осетинского народа, фиксируя их на полотне. К подобным ра-ботам относятся «Цоппай», «Скачки в честь покойного», «Примирение кровников», «Сжигание пороха на груди покойного» и другие. Что же касается данного практического действа, то в горах Осетии зимой под лавинами и снежными обвалами не раз оказывались погребенными люди. И при их поиске использовали именно хъисын-фæндыр. Опытный музыкант продвигался над завалом, тихо играл на инструменте и прислушивался. На том месте, где находился человек, тональность звучания, говорят, заметно менялась. И тогда за дело брались люди с лопатами. При этом, зачастую удавалось спасать погребенных заживо… Имел хъисын-фæндыр и прикладное назначение. К примеру, в старину во время ночных бдений около гроба покойного обычно находился музыкант с фæндыром, который наигрывал определенную мелодию. Как говорили старшие, этим успокаивается душа покойного. С помощью хъисын-фæндыра в старину также предсказывали погоду. Говорят, что перед ненастьем именно его звучание опять-таки приобретало определенную тональность. Был хъисын-фæндыр и основным музыкальным инструментом и у певцов-сказителей, игрой на котором они сопровождали свои кадаги. Стоит ли говорить, что данный вопрос, безусловно, требует дополнительного исследования, с привлечением фольклорных источников и практической работы.

Что же касается трагедии селения Джуссойты хъæу, то она показала не только грозную силу природы, но и величие духа людей, откликнувшихся в одночасье на беду своих соплеменников. Кстати, впечатление, произведенное картиной М. Туганова, было так живо воспринято известным осетинским поэтом Иваном Джанаевым (Нигер), что он посвятил трагедии скорбную элегию «Хур – фæдисон» (Солнце – вестник тревоги)… 14 февраля исполняется ровно 90 лет трагедии.

 

Подготовил А. Кочиев

 

 

 

Нигер

 

ХУР – ФÆДИСОН

(печатается в сокращении)

 

Мит фæлдзæгъдæнæй

Уары сау кæмтты.

Мит, уæд залты мит,

Бæстæ бамбæрзта.

 

Æхсæв, тар æхсæв,

Бартæм бахызти.

Дард æрытыдта

Хæхтыл фæдджитæ

 

Хæхтыл Галæгон

Дардыл акафы.

Рагъæй раппæрста,

Кæс, йæ уæлæфтау.

 

Мит, уæд залты мит

Рæгътæй фескъуыди…

Кæс: Арасенда,

Ам уыд, - атар ис!..

 

Хур йæ дыккаг тын

Тагъд-тагъд рарвиты,

Тагъд-тагъд рарвиты

Уæд фæдисонæн:

 

Гъæйтт, Къуыдаргомы

Кæн фæдисы хъæр:

Баци царæфтыд

Хъæу Арасенда.

 

Зæгъ тагъд: Джуссойтæн

Абон хуримæ

Ой, сæ быны хъæр

Арвыл сæмбæлди!..

 

Фæндыр, хъисфæндыр

Зæйы баниуы.

Риуы аныхсы,

Зæрдæ ампылы.

 

Цæстæй цæссыг,

Ноджы тугхæццæ,

Кæны 'хсæрдзæнтæ,

Уайы гагатæй.

 

Фæндыр, хъисфæндыр

Зæйы баниуы.

Тар цæст, тар æрфыг –

У йæ амонæг.

 

Тар цæст, тар æрфыг,

Рыст, æргъæвст уырзтæй

Хъистæ алхъивы

Хъистæ фæндырæн.

 

Кæрц, йæ къæрит кæрц

'Гасæй бампылдтæ.

Дыстæ – саджилтæ.

Худ ныппака ис.

 

Цæстыл цæстысыг

Хъызты асæлы.

Чъиутæ – уадултыл,

Хуыз – фыдохзæрдæ.

 

Дымгæ баниуы

Кæмтты, сау кæмтты.

Ирыл айхъуысы

Дард йæ фæдис хъæр:

 

«Хъæу Арасенда

Абон бабын ис,

Абон Джуссойтæ

Фесты царæфтыд!»

 

1933 аз

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031