Постановка «Дон Жуана» как прекрасное завершение театрального сезона

6-06-2021, 18:56, Культура [просмотров 481] [версия для печати]
  • Нравится
  • 2

Постановка «Дон Жуана» как прекрасное завершение театрального сезонаВ этом спектакле органично все. Оригинально, нестандартно и очень неожиданно. Режиссерский почерк, сценография, музыкальное оформление и, главное, актерский ансамбль. Финал, итог работы молодого осетинского мастера Казбека Джелиева получился по настоящему фееричным и запоминающимся. Вечная классика в современном обрамлении, со всем великолепием спецэффектов и ярких режиссерских находок.

 

На этой неделе в Госдрамтеатре показали новый спектакль – комедию Жан-Батиста Мольера «Дон Жуан». Сразу хочется отметить жанровое разночтение постановки – заявленная комедия в прочтении Джелиева по факту оказалась глубокой философской и эмоциональной драмой. Осетинский Дон Жуан, как и в классике, покоритель мира, женщин и откровенный безбожник, но у Джелиева он в итоге не получился явным злодеем – временами зритель ему верит и даже сочувствует. Ну, а каждый из монологов главного героя – это целая отдельная история с глубоким посылом, которые заставляют задуматься о пороках, оставшихся для человечества неизменными со времен Мольера.

Сразу же хочется отметить цельность постановки – час сорок прошли как на одном дыхании, происходящее на сцене не отпускает зрителя с первой до последней минуты. Спектакль подобен шоу – игра со светом, яркими цветами, движение декораций, использование возможностей сцены по максимуму, эффектные массовые сцены, в которых помимо артистов Госдрамтеатра задействованы и студенты актерского факультета ЮОГУ.

Теперь об актерских работах. Если говорить о типаже главного героя, которого на сцене воплотил Григорий Мамиев, то это, пожалуй, попадание в десятку. Дон Жуан Мамиева фактически идеален с точки зрения фактуры. Уже сегодня можно с уверенностью сказать, что эта роль станет жемчужиной в профессиональной биографии самого актера. Если помнить о том, что Казбек Джелиев изначально хотел нам представить героя, в которого должны влюбиться зрители, хотя это герой-злодей, то да, безусловно, обаяния у героя Мамиева много и вера в его способности к обольщению совершенно естественно присутствовала. Вместе с тем, следует отметить, что временами Дон Жуан Мамиева был неубедителен именно с этого ракурса. И это особенно было заметно в мизансцене с обольщением Шарлотты (Нина Кокоева). Осталось впечатление, что главный герой не до конца убедил зрителя в своих способностях в покорении очередной своей женщины.

Напротив, большую убедительность герой Мамиева демонстрирует в мизансцене с доньей Эльвирой, своей отвергнутой женой (Альбина Хугаева). Искренность, с которой он говорит об угасших чувствах, по настоящему убеждает. Вместе с тем, хотелось бы видеть Мамиева в этой мизансцене более сдержанным. Все-таки Дон Жуан – дворянин, представитель высшего сословия, который должен сдерживать свои эмоции, стараясь избегать чрезмерно высоких нот в общении с женщиной, даже если она давно уже нелюбима. Еще одна мизансцена, которую следует отметить в контексте положительных характеристик актерской работы главного героя – сцена встречи с отцом, доном Луисом (Артур Гаглоев). Неподдельное раскаяние, вылившееся в цельный монолог в ответ на гневную отповедь отца – это, пожалуй, единственная мизансцена, которая заставила поверить главному герою безусловно. Если говорить об образе, созданном Мамиевым в целом, то это, безусловно, для него, как артиста, рывок в плане профессионального мастерства.

Отдельно следует отметить и вторую по значимости роль – Сганареля, верного слуги Дон Жуана в исполнении Эдуарда Гаглоева. Артист невероятной энергетики, пластики, мимики и особенной харизмы, не оставляющий равнодушных. Не будет преувеличением, если сказать, что герою Гаглоева временами удавалось затмевать главного героя. Мизансцена встречи Дон Жуана с братом доньи Эльвиры, Доном Карлосом (Сармат Котаев), когда герой Гаглоева уходит в боковую часть сцены в стремлении переждать «бурю», стала ярким подтверждением того, что даже в углу, в своем молчаливом присутствии Сганарелю удавалось перетягивать внимание зала на себя. Безусловно, именно герой Эдуарда Гаглоева был главным конкурентом Дон Жуана в борьбе за зрительские симпатии. И это было совершенно искренно отмечено зрительным залом в финале, когда артисты вышли на поклон и овации удваивались при выходе Гаглоева.

Следует отметить, что Эдуард Гаглоев – относительно новое лицо в труппе юго-осетинского Госдрамтеатра, но менее чем за два года он успел отметиться несколькими яркими разноплановыми работами у разных режиссеров. И здесь хочется еще раз отметить работу Казбека Джелиева, который по максимуму раскрыл потенциал каждого артиста. Именно в его постановке Эдуард Гаглоев, да и некоторые другие артисты фактически превзошли сами себя.

Еще одно безусловное украшение этой постановки – главная женская роль в исполнении Альбины Хугаевой (Донья Эльвира). Драматическая артистка, на счету у которой уже несколько десятков ролей на нашей сцене – здесь, в этом спектакле, она была особенно хороша. Преисполненная благородства, сдержанная в своем гневе и презрении к отвергнувшему ее мужчине, величественная в каждом движении, жесте, мимике. Следует отметить и блестящую актерскую технику Хугаевой – зал не мог не заметить ее слез во время монолога в мизансцене встречи с Дон Жуаном. Что касается других женских ролей, то и Нину Кокоеву (Шарлотта), и Натию Чохели (Матюрина) следует отметить со знаком плюс.

Из других актерских работ, наверное, следует особенно отметить еще две – роль нищего в исполнении Василия Техова, который в очередной раз подтвердил важность ролей второго плана и До-на Луиса в исполнении Артура Гаглоева. Если Дон Жуану Мамиева временами аристократизма не хватало, то в персонаже Артура Гаглоева эта особенность представителей высшего сословия была представлена во всей полноте. Впрочем, можно предположить, что особых усилий для этого артисту Гаглоеву прилагать не пришлось. Можно сказать, что играть персонажей благородных кровей за последние годы для Артура Гаглоева стало уже традиционным. (Наиб в «Фатиме», князь Кудайнат Мулдаров в «Æфхæрдты Хæсанæ», Андукапар Хетагуров в «Коста»). Но это никоим образом не оставляет ощущения «штампованности» артиста, по крайней мере в «Дон Жуане» он был великолепен и совершенно непохож на своих предыдущих героев.

Хорошо раскрыли своих персонажей и Сослан Хасиев (Диманш), и Андрей Тедеев (Пьеро), и Эдуард Ванеев (Гусман). Ну, а если бы по итогам просмотра спектакля были объявлены номинации, то безусловным фаворитом в номинации «открытие» непременно стал бы Георгий Валиев (Сатир). Молодой артист воплотил одну из самых сложных ролей в постановке и стал настоящим открытием для зрителя. Блестящая работа и с точки зрения сценического движения, и с точки зрения пластики и мимики – артист присутствовал на сцене фактически на протяжении всей постановки и также на протяжении всего действия приковывал к себе внимание зрительного зала. А мизансцена, в которой Сатир и Тульпа (сторона добра в исполнении Зарины Бекоевой) закружились в вальсе, стала украшением спектакля.

Несомненно, каждая из актерских работ заслуживает отдельного внимания, но в целом с уверенностью можно сказать, что на протяжении всей постановки актерский ансамбль представлял собой единое целое, которое в какой-то степени нивелировало восприятие главных и второстепенных ролей – внимание в равной степени было приковано к каждому из действующих лиц. Создавалось устойчивое впечатление, что на сцене оживали даже декорации, не говоря уже об артистах массовки, каждый из которых даже в своей безмолвности мастерски проживал свою историю.

Если отмечать безусловные украшения спектакля, то их было много. Это и эффектная сцена с «живой» тройкой, впряженной в образную карету, и сцена с голубями, и колокольный набат, и многое другое. Говоря о других составляющих спектакля, ставших его несомненным украшением, следует в первую очередь отметить текст литературного перевода Тотрадза Кокаева. Литературный осетинский язык звучал со сцены во всем великолепии, однако в случае с отдельными артистами были очевидны определенные шероховатости сценической речи, которые, несомненно, должны быть учтены в процессе «обкатки» спектакля. Но в целом постановка не просто удалась, она оставила невероятно приятное послевкусие у всех, кто успел ее посмотреть. И это, думается, будет не единственная работа Казбека Джелиева на юго-осетинской сцене. По крайней мере, этого хочет труппа, заметно заждавшаяся режиссеров такого уровня и зритель, жаждущий праздников на сцене. Праздников, подобных «Дон Жуану» Казбека Джелиева.

Рада Дзагоева

Фото А. Кочиева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярно