Нартиада. Историческая память народа, пронесенная сквозь века

17-05-2021, 15:46, Культура [просмотров 334] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Нартиада. Историческая память народа, пронесенная сквозь векаГод 2021 объявлен годом Нартского эпоса. В рамках министерств культуры и образования проводятся мероприятия, направленные на популяризацию этой сокровищницы народного устного творчества. Образы и сюжеты Нартиады пронесены осетинским народом сквозь столетия и сегодня еще поражают масштабностью и красочностью. Свой вклад в пропаганду культурного наследия наших предков решила внести и наша редакция, решив опубликовать цикл статей на тему Нартского эпоса.

Реализм эпического повествования

В процессе осмысления эпического сказания осетинского народа обычно встает вопрос – можем ли мы назвать Нартский эпос историческим. Казалось бы, само понятие «эпос» уже подразумевает его исключительно мифологическую сущность. Однако поэтические одежды, в которые облачены сюжеты эпического повествования, не могут скрыть от нас вполне реальные картины повседневного быта героев эпоса, их переживания, так схожие с метаниями духа простых людей. Любовь и предательство, безмерная отвага и коварство, забота о детях и презрение к немощи – все эти свойства человеческой натуры, вытканные в эпическом полотне повествования сказителями, не были для их слушателей чем-то необычным. Все это они видели в людях, живущих рядом с ними.

Но правду жизни представляют не только персонажи эпоса, но и сами сюжеты. Отражение исторической реальности мы находим в отдельных циклах сказания. Разве не слышит пытливый исследователь в стальном звоне мечей битвы за крепость Гур отзвуки сокрушения древних стен города Гори? И неудивительно, если горцы, внимающие с затаенным дыханием сказителю, воспринимали подвиги нарта Батрадза как отражение деяний реального Ос-Багатара.

Простой горец в образах и картинах эпического сказания видел самого себя, свою доподлинную жизнь, свой душевный склад, свои достоинства и недостатки. И этому не препятствовала даже фантастическая оболочка, в которую были помещены герои эпоса. Именно этим объясняется необыкновенная живучесть песен о нартах.

Реализм эпоса заключается в еще одной особенности сказания. Это сборник наставлений и правил жизни, который предстает слушателям в художественной форме. Сватовство и женитьба, поминальная обрядность, отношения между членами семьи, вопросы этикета, – все это существует в Нартских сказаниях как руководство к действию. Практически не осталось ни одной стороны повседневности, которая бы не получила отражение в эпосе – от приемов пахоты до секретов закалки стали.

Сказание о том, как разводились Уырызмаг и Сатана, поясняет нам правило раздела имущества, в повествовании «Появление пива» – рецептура изготовления пенного хмельного напитка. В описании сватовства Ацамаза сказители не только красочно описывают ритуал, но дают конкретные указания по составу участников этого важного элемента женитьбы. В цикле сказаний о Сослане и Батрадзе описаны секреты кузнечного дела. В сказании «Как обманулся Сырдон» расписан процесс обмолота зерновых, когда обманутый нартским хитрецом черт пашет ралом поле, мы видим использование привычных агротехнических приемов.

Для горцев герои эпоса не являются чем-то абстрактным. Они служат примером для подражания, можно сказать идеалом. Посчитать человека достойным добродетелей нарта Уырызмага, значит похвалить его безмерно, публичное восхищение хлебосольством хозяйки, в сравнении с Сатаной будет означать высшую степень признательности.

Слушатели могли предположить определенную фантазию сказителей, но поверить в то, что на самом деле не существовало мудрого нарта Уырызмага, решительного Сослана, бесстрашного Батрадза, хитроумного Сырдона, хлебосольной Сатаны не могли и не хотели.

Вместе с тем люди понимали, что многие достоинства, которыми обделен каждый человек в отдельности, чудесным образом воплотились в героях эпоса. И ощущение этого придавало повествованиям свою неповторимую ауру притяжения. «Впрочем, даже на интеллигента и отъявленного скептика нартские образы, в особенности если сказания исполняются выдающимся певцом, производят сильное и незабываемое впечатление. Вы знаете, что все это – сказка, миф, фантастика, но на эту фантастику наложены такие живые бытовые и психологические краски, что вы почти начинаете верить в её реальность, вам кажется, что, если не в вашем, то в том особенном мире, где жили и подвизались нарты, все это было возможно и естественно. Поистине наши тысячелетние «сказки» и сейчас остаются для писателей лучшей школой реализма, трезвой простоты и мужественной силы», – справедливо считал В.Абаев. Эпические герои Нартиады широко известны и популярны в массах, любимы и близки, они живут не только в сказаниях, но и в быту, в повседневной жизни. И действительно, разве не было в каждом ауле почтенного старшего подобного Уырызмагу, отмеченного не только серебром в окладистой бороде, но и мудростью прожитых лет. В Сослане видится вполне реальный образ беззаветного удальца и непомерного гордеца, такими молодцами славились ущелья Осетии-Алании. Образ Сатаны, несмотря на все ее чудесные деяния, все же выглядит вполне приземленным на фоне обуревающих ее страстей. Ну а без таких персонажей как Сырдон не обходилось ни одно сельское общество в Осетии.

 

Аура фэнтэзи

Вместе с тем, особенностью осетинского нартского эпоса, как и большинства эпосов народов мира является то, что изображенные в нем события и персонажи во многих случаях фантастичны. Нарты сражаются с одноглазыми великанами, уаигами, с семиголовым чудищем Кандзаргасом, с бесами-кадзита, с небожителями зэдами и дуагами; они проникают в подводное царство Донбеттыра, в Страну мертвых к владыке Барастыру, даже на самое небо – к небесному кузнецу Курдалагону и к пребывающему в небесах покровителю домашнего очага Сафе.

Сверхъестественными свойствами обладают и сами нарты – не только необычайной силой, которую надо рассматривать как типичную народно-поэтическую гиперболу, но и способностями колдовского характера: так, Сатана своими заклинаниями поднимает снежную бурю и видит в зеркале картину мира, Сырдон предстает как оборотень, превращаясь то в кучу золота, то в шапку или в старика и старуху. Несомненно, что основой многих фантастических персонажей мог здесь в свое время послужить и исторический материал, как это наблюдается и в эпосе других народов – в частности, например, в русских былинах с их Змеем Горынычем или Идолищем Поганым – собирательными образами врага, с которым борется народ.

Сюжеты и персонажи нартских сказаний в большинстве случаев не осложняются никакими конкретно-историческими толкованиями. Не этим были озабочены исполнители эпоса. Вместе с тем, несмотря на то, что в сказаниях о нартах фантастическое занимает большое место, основной смысл сюжетов эпоса не в полете фантазии. Между тем, овеяно фантастикой рождение и самих героев: Сослана из камня, Батрадза из опухоли на спине отца... Тот же Курдалагон передвигается с неба на землю, «оседлав гребень огненной бури». Здесь же таинственный камень Забвения Горя, на который, если ляжешь, то забудешь о своих бедах… Наполнено фантастикой и сказание «Как Сослан женился на Косер». Здесь нарт Сослан приударяет за красавицей по имени Косер, живущей в летающей башне. Когда Сослану удается хитростью спустить башню на землю, и он нагло вламывается к Косер, та его предупреждает: «Не сможешь ты управлять моей башней». Что и подтвердилось, едва не приведя к гибели героя эпоса.

В списке чудес и красавица Акола, живущая в железной башне, которая каждый день «распуская крылья, совершает три круга в небе». Или та же Саумарон – женщина, рожавшая без порочного зачатия, жившая в Сау адаге (Черный овраг). По просьбе злых духов подземного мира-далимонта она родила им тысячи воинов, воевавших с нартами. Как тут не обратить внимание на аналогию с известной сагой Дж.Толкина «Властелин колец», где живший в Черной впадине злой маг-волшебник Саруман, возрождал к жизни тысячи орков для борьбы с героями повествования. А имя верховного повелителя темных сил Саурона удивительным образом созвучно с осетинским сау (черный). Очевидно, еще предстоит выяснить, где черпал вдохновение для своей саги Дж.Толкин.

Мир эпоса, в котором обретаются нар-ты, фантастичен: он бывает дружественен, порой враждебен; чудесными свойствами или колдовскими способностями герои эпоса обладают сами. Но нарты, прежде всего, люди, а не фантастические существа. Они рождаются и умирают, повседневность нартов наполнена заботами, чувствами, интересами – это человеческая жизнь, лишь облаченная сказителями в художественную форму.

 

Подготовила Д.Плиева

На фото: картина А. Джанаева «Нарты»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Июнь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 

Популярно