Бегло о музеях юга Осетии и их проблемах

20-07-2020, 15:54, Культура [просмотров 973] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Бегло о музеях юга Осетии и их проблемахЕсли рассматривать историю музеев Южной Осетии, то она началась в 20-х годах прошлого века, когда в столице Юго-Осетинской автономной области, городе Цхинвал, был создан областной Краеведческий музей. В историческом центре Цхинвала, недалеко от Старого моста было обустроено небольшое здание, в котором демонстрировались документы по истории революционного движения, предметы национального быта и старины, отдельные образцы флоры и фауны Южной Осетии. Коллекции музея, основу которых составили поначалу малочисленные предметы этнографии и археологии, увеличивались на протяжении всей семидесятилетней истории советской власти. В 30-40-е годы экспозицию музея обогатили произведения живописи и графики на национальную тематику Махарбека Туганова, основоположника современной осетинской художественной школы. Лучшие работы выдающегося мастера и по сей день принадлежат югу Осетии, поскольку именно здесь он творил и создавал свои шедевры в расцвете творческих сил. Еще один из главных вкладов в музейный фонд Южной Осетии – уникальная коллекция Тлийской бронзы Баграта Техова.

За свою столетнюю историю музей пережил многое: пожары, обстрелы, кражи, наиболее «громкие» из которых пришлись уже на новое время – это и исчезновение Оконского Триптиха, который спустя годы «всплыл» на одном из западных аукционов и был передан Грузии, и пропажа картины Махарбека Туганова «Расстрел тринадцати коммунаров», о судьбе которой до сих пор ничего не известно. В виду отсутствия условий для хранения, отдельные экспонаты и вовсе пришли в негодность. Тут надо вспомнить и о том, что в годы войны в начале 90-х большая часть экспонатов в целях спасения и сохранения временно была вывезена на север Осетии.

Пять лет назад, в 2015 году, Национальный музей Южной Осетии, наконец, обрел новый адрес и современное здание, которое соответствует требованиям хранилища. С появлением нового здания было принято и решение о перемещении сюда вместо восстановления музея Великой Отечественной войны, расположенного ранее в Цхинвале на улице Таболова. Таким образом, был закрыт хоть и небольшой, но музей, который под крышей нового здания превратился, по сути, в подобие обычного школьного уголка. Мизерное количество личных вещей героев ВОВ, определенное количество писем, фотографий – понятно, что расширением экспозиции все последние годы всерьез никто не занялся. И это при том, что заслуги осетин, в частности, юга Осетии, в исходе войны неоспоримы. Поэтому, на наш взгляд, необходимо вновь возродить Музей боевой славы.

Задвинуто и другое, еще более важное направление – тема геноцида осетинского народа. Историческая и пропагандистская значимость этой экспозиции в Национальном музее очевидна. Именно здесь молодое поколение и гости Республики должны получать исчерпывающую информацию об истории национально-освободительного движения южных осетин, геноциде 1920 года, грузинской агрессии в начале 90-ых, в 2004-ом и 2008 годах. Однако если ориентировать то же подрастающее поколение на получение какой-то информации о геноциде осетин посредством посещения музея, то, следует признать, что это заведомо провальный вариант. Вся экспозиция, посвященная геноциду, это небольшое количество фотографий в том числе и августа 2008-го и ряда экспонатов. И первопричина подобного – в малых размерах самого Национального музея. Он не может вместить в себя всю историю нашего народа. А ведь сегодня музейная коллекция насчитывает свыше 40 тысяч экспонатов разных периодов. Подобного рода экспозиции должны носить постоянный характер и при этом не выглядеть в какой-то мере скомкано. Поэтому тут снова надо сказать о уже не раз высказываемой идее необходимости создания отдельного Музея геноцида осетинского народа.

Из-за малых экспозиционных площадей музей лишен и широты картинной галереи. Потому коллекция изобразительного искусства вынуждена находиться большее время в запасниках. Таким образом, работы осетинских классиков, да и современных осетинских художников, также являющихся частью музейных фондов, находятся в хранилищах.

Если же говорить о музейном деле как таковом, то в Южной Осетии на сегодняшний день Национальный музей единственный подобный объект культурного значения, который доступен для посетителей, хотя существуют и другие музеи. Но пока, к сожалению, лишь формально. Это и дом-музей выдающегося осетинского лингвиста, ученого с мировым именем Васо Абаева, и Дом-музей прославленного композитора, основоположника госансамбля «Симд» Бориса Галати, и Дом-музей выдающегося инженера, яркого представителя осетинской интеллигенции начала ХХ века Рутена Гаглоева. В случае со всеми тремя объектами можно сказать, что на сегодняшний день они не соответствуют масштабу тех знаковых в истории Осетии личностей, в память о которых изначально задумывались. Есть еще этнографический музей Ксанских эриставов в поселке Ленингор, который следует считать действующим, но и там существуют свои проблемы.

Дом-музей Васо Абаева, который функционировал в Цхинвале еще с советских времен, сгорел в результате попадания снаряда в 2008 году. На его месте было построено новое здание музея, но он пока не наполнен содержанием и не открыт для посещения.

Что касается Дома-музея Бориса Галати, то здесь картина несколько иная – в музее, а он обустроен в доме, в котором когда-то жил и творил Галати, порой проводятся различные творческие вечера, у желающих есть возможность ознакомиться с историческими материалами, касающимися наследия великого композитора, но и здесь пока нет наполнения содержанием в полной мере. В таком виде его двери не могут быть распахнутыми для приема гостей Республики.

Ситуация с еще одним объектом культурного значения – Домом-музеем Рутена Гаглоева, также не радужная. Изначально проект был задуман внучкой выдающегося инженера Бэлой Гаглоевой. Руководством Республики было принято решение построить дом в родовом селении Рутена Гаглоева Уанел и здесь же выставить все материалы, касающиеся жизни и деятельности выдающейся личности. Проект был реализован в рамках Инвестпрограммы, но, как и в случае с Домом-музеем Васо Абаева, за годы, прошедшие с момента завершения строительства, он не наполнен содержанием и двери дома по-прежнему закрыты.

Тут надо сказать, что во всех трех случаях с малыми «именными» музеями необходима обязательная финансовая государственная поддержка, чтобы довести их, что называется, «до ума». И еще не забыть про восстановление Музея ВОВ и создании музея геноцида.

…Таким образом, современная музейная история Южной Осетии – это немалый ворох проблем, решение которых вполне реально. Тут главное надо понимать, что о состоятельности государства, об уровне развития народа, по его отношению к своему наследию судят в целом об уровне развития культуры, одной из главных направлений которой являются именно музеи. И количество тут тоже немаловажно.

Рада Дзагоева

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 

Популярно