Телевизионные дебаты кандидатов. Об одной идее возвращения к истокам

Телевизионные дебаты кандидатов. Об одной идее возвращения к истокамВ последние дни солидную зрительскую аудиторию у экранов телевизоров неизменно собирает Государственная телекомпания «Ир». Ровно в 21.00, когда начинаются теледебаты, большинство наших сограждан, откладывая свои дела, начинают следить за словесными баталиями кандидатов на высший пост в Республике. После некоторые их выступления разбираются по фразам, обсуждаются в обществе, небольшими видеонарезками «гуляют» по телефонам. Признаться, пока ничего нового кандидатами сказано не было. Некоторые идеи, высказанные участниками президентской гонки, уже не первый год обсуждаются в обществе, часть поднимается и нашей газетой. Как яркий тому пример – вопрос необходимости возвращения Республики к парламентской форме правления, более подходящей нашему обществу и исторически и ментально, нежели президентская. «Республика» говорит об этой проблеме уже последние лет десять, порой, возможно, даже навязчиво. Многие соглашаются, но делать реальные шаги никто не спешит. На дебатах, причем не единожды, даннуютему поднял Дмитрий Тасоев, с парламентской формой согласился Гарри Мулдаров, частично поддержали ее Александр Плиев и Алан Гаглоев, правда, говорили они больше об уменьшении полномочий президента в пользу народных избранников. Но самое интересное, что формально ближе всех к реализации данной идеи, как это не странно прозвучит, находится Анатолий Бибилов. В случае его победы на выборах и утверждения на второй срок. Поясним. На наш взгляд, ни один Президент добровольно не откажется от своих главенствующих функций, и не будет сознательно отдавать бразды правления депутатскому корпусу. Логическиэто может произойти только в случае приближения окончания второго срока главы Республики, чтобы уже попытаться переизбраться в Парламент и возглавить его. Впрочем, А. Бибилов никогда, даже косвенно, не высказывался по данному вопросу. Конечно, мы можем ошибаться в своих умозаключениях, но, по крайней мере, до сих пор никто ни из кандидатов, ни из общества за последние годы даже не пытался обратиться в ЦИК с инициативой проведения референдума о переходе страны с президентской формы правления обратно к парламентской.

Между тем возвращение к Парламентской Республике действительно является давно назревшей необходимостью. Сразу отметим, в нашем понимании речь идет о депутатском корпусе из 70 человек (как в первом созыве), а не о 34 (как сегодня), поскольку в этом случае большинства не будет ни у кого. Кроме того, около 80% народных избранников должны быть избраны в одномандатных округах, а не входить в Парламент через партийные списки, являясь своего рода «темными лошадками» для избирателей. Ну и понятно, что в случае принятия назревшего решения о возвращении страны к парламентской форме правления, нынешний депутатский корпус в полном составе слагает свои полномочия и назначаются новые выборы.

Еще раз отметим, что при всем уважении к действующему главе государства и к трем предыдущим президентам, нашей стране, народу в целом, ментально больше подходит форма организации, когда решения принимаются сообща, а не индивидуально. Именно так было на заре становления Республики, когда все вопросы, в том числе и правовые, касающиеся утверждения независимости, решались коллегиально семьюдесятью народными избранниками в Органном зале. Причем порой еще и при участии общественности страны.

Надо сказать, что о сомнительности выбора в пользу президентской Республики многие высказывались сразу. Более того, такие патриархи юго-осетинской политики как Знаур Гассиев и Нафи Джусойты, в знак протеста против планов устранения действующей парламентской Республики и вовсе покинули стены законодательного органа, сдав депутатские мандаты. Но маховик перехода уже был запущен и Южная Осетия, некоторое время спустя, стала президентской. Причем без проведения референдума – новая президентская Конституция была принята годами позже.

Однако, несмотря на ожидания, новая форма правления не стала панацеей от всех сложностей государственного строительства. Не привела она и к гармонии между ветвями власти. Более того, как показала последующая история страны, практически каждый Президент РЮО оказывался втянут в противостояние с частью депутатского корпуса, имели место кризисы власти.

Кстати, некоторые предлагают альтернативный вариант – переход к президентско-парламентской форме правления. Но, думается, раздвоение функций не лучшее решение. При парламентской форме существует верховенство не отдельной личности, а народа через его выборных представителей. Это, можно сказать, наша национальная традиция – решать все вопросы именно на народном сходе, Ныхасе, и потому парламентская форма правления это историческое право нашего народа. Потому и выбор в 90-х годах при зарождении страны был попросту логичен.

Еще раз поясним наше видение варианта перехода (возврата). Количество депутатских мест значительно увеличивается – с нынешних 34-х до, по образцу Парламента первого созыва, до 70 народных избранников. Выборы в Парламент получают главенствующее, а не второстепенное, как сейчас, значение. Ведь фактически мы избираем 70 руководителей страны, всех равных по статусу и ответственности. Понятно, что чем больше депутатов, тем больше и мнений, но тем интенсивнее и глубже дискуссия по различным проблемным вопросам, а оттого выверенней бывают принимаемые решения. Именно так, при жарких спорах депутатами первого созыва Парламента в 90-х годах, и принимались решения, которые по сей день являются основополагающими для нашей страны.

При увеличении количества депутатских мест, по нашему мнению, необходимо также увеличить и квоту мажоритариев по отношению к депутатам, которые проходят просто по партийному списку. Своих мажоритариев народ знает, что называется в лицо, и в любой момент население каждого района может спросить со своего депутата. При этом такое соотношение (при 70 депутатах) может быть увеличено, скажем, как 80 к 20, вместо сегодняшних 50 на 50 (в этом случае т.н. «случайные» депутаты уже не пройдут, поскольку народ больше будет голосовать уже по персоналиям). Ну и после избрания нового состава Парламента, депутаты выбирают руководителя Парламента – первого среди равных. У которого есть право подписи, но он ее не может поставить ни под одним документом без согласования с депутатами.

К числу положительных моментов существования Парламентской Республики относится то, что вся власть сосредоточена в рамках одного органа. При этом, для принятия решения в данном случае требуется большинство голосов депутатов (при 70 это 36 человек, и уже этим решение будет оптимальнее). При этом народные избранники уже не одобряют политику президента или критикуют ее, а сами, как это было в начале 90-х годов, вершат судьбу страны на общем собрании, подобно народному Ныхасу.

…Понятно, что за минувшие десятилетия люди уже привыкли, что страной руководит именно Президент. Но возвращение к Парламентской Республике, с которой собственно и начиналась наша новейшая история, это не романтическая иллюзия. К слову, первый и второй состав Законодательного органа отличались не только широким представительством. Эти два состава депутатов считаются самыми эффективными в своей деятельности. Поэтому, думается, вопрос возможности возврата к Парламентской Республике нуждается в широком общественном обсуждении.

 

А. Кочиев

Рубрика «Колонка редактора»

 

На фото: Исторический кадр. Ранее сессии Парламента проходили при большом скоплении людей. Таким образом работа народных избранников «контролировалась» обществом.

 

Из архива газеты «Республика»


Опубликованно: 05-04-2022, 15:30
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/4202-televizionnye-debaty-kandidatov-ob-odnoy-idee-vozvrascheniya-k-istokam.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад