Законотворчество и законность – основа развития государства

Законотворчество и законность – основа развития государстваВ разные годы, и в особенности в последние месяцы, периодически поднимается вопрос о необходимости принятия новой Конституции РЮО, поскольку действующая на сегодняшний день содержит ряд неточностей и противоречий. И подобное суждение имеет под собой ряд конкретных оснований. В нашей рубрике «Мнение» предлагаем вашему вниманию мнение по данному вопросу заслуженного юриста РЮО Юрия Кокоева.

Конституция РЮО, как и конституция любого другого государства, является его основным законом, которому должны соответствовать все принимаемые в нем законы и подзаконные правовые акты, и по которому должно жить и работать государство. От того, какова степень соответствия норм Конституции РЮО международно-правовым нормам и нормам Конституции РФ, во многом зависит состояние законности в стране. В Южной Осетии в соответствии с Постановлением ВС РЮО от 29.12.1992 г. «О применении аналогии законов России на территории РЮО», впредь до введения в действие законов РЮО в нашей стране применяется законодательство РФ. П.5 ст.2 Конституции РЮО гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РЮО являются составной частью ее правовой системы». А в соответствии со ст. 23 «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и РЮО» от 24.11.2008 г. «Договаривающиеся Стороны обязуются принимать меры по унификации законодательства». Это означает, что принимаемые в РЮО законы и подзаконные правовые акты должны соответствовать законодательству РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам РЮО.

Между тем, отдельные нормы, затрагивающие основные права и свободы человека и гражданина, либо отсутствуют в Конституции РЮО, либо не соответствуют закрепленным в гл.2 Конституции РФ и во Всеобщей декларации прав человека нормам. Что касается принятых по подготовленным местными министерствами и ведомствами, а также ВС РЮО, проектов законов и подзаконных правовых актов РЮО без надлежащей правовой экспертизы на соответствие Конституции РЮО и действующему в стране законодательству, то их отдельные положения также не соответствуют Конституции РЮО и аналогичным российским законам и подзаконным правовым актам.

Вот факты в подтверждение сказанного. И начнем с того, что составляет основу бытия человека – с жизни.

1. Право на жизнь. Это право провозглашено в качестве основного и неотчуждаемого в ст.20 Конституции РФ и ст.3 Всеобщей декларации прав человека. В Конституции РЮО такой статьи нет, то есть, получается, государство не гарантирует своим гражданам это основное и важнейшее право. Между тем, государство, провозгласившее себя демократическим, суверенным, правовым – а именно таковым, согласно ст.1 Конституции РЮО, является Южная Осетия, – обязано гарантировать своим гражданам право на жизнь, и оно, это право, должно быть закреплено в его основном законе – Конституции РЮО. В противном случае государство не имеет морального права считать себя правовым и демократическим.

2. Равенство перед законом и судом. Это право, гарантирующее равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, имущественного и должностного положения и не допускающее любые формы ограничений этих прав по указанным признакам, провозглашено в ст.19 Конституции РФ и ст.2 Всеобщей декларации прав человека. В Конституции РЮО такой нормы нет. Следовательно, отдельные граждане по тем или иным признакам могут вполне обоснованно считать себя обладателями больших прав и свобод по отношению к другим. Насколько существенным является этот пробел в Конституции РЮО, понятно любому здравомыслящему человеку. Между тем, норма о равенстве перед законом и судом, как и норма о праве на жизнь, были провозглашены в Конституции РЮО 1993 г. (ст. 26 и 46 соответственно). Из каких соображений разработчики проекта действующей Конституции РЮО решили, что данным нормам нет места в ней, приходится гадать.

3. Ст.35 Конституции РЮО гласит: «Никто не может быть подвергнут аресту или содержанию под стражей иначе, как на основании судебного решения или с санкции прокурора». То есть в РЮО арест человека, заключение его под стражу допускается как по решению суда, так и с санкции прокурора!? И если бы Прокуратура РЮО без судебного решения арестовывала и заключала под стражу граждан, подозреваемых в совершении преступления, ее действия были бы в рамках закона. Ибо Конституция РЮО имеет большую юридическую силу по сравнению с действующим на территории РЮО УПК РФ, согласно которому арест, заключение под стражу допускается только по решению суда. Но этого, к счастью, в действительности не происходит – в РЮО арест, заключение под стражу производится только по решению суда, руководствуясь УПК РФ. Наличие в Конституции РЮО ст.35 в таком виде недопустимо, слова «или с санкции прокурора» следует исключить, ибо предоставить право заключать под стражу граждан одновременно двум органам – суду и прокуратуре – это нонсенс. Эту несуразицу составители проекта действующей Конституции страны необдуманно переписали из Конституции РЮО 1993 г.

4. П.2 ст.56 Конституции РЮО гласит: «Порядок организации деятельности Парламента РЮО определяется конституционным законом». Вопрос: правомерно ли придавать регламенту, определяющему порядок организации деятельности Парламента РЮО, силу конституционного закона? Ответ состоит в уяснении отличия закона от подзаконного правового акта.

Закон – обладающий высшей юридической силой нормативный правовой акт, принятый в особом порядке высшим представительным органом государственной власти или непосредственно народом, и регулирующий наиболее важныеобщественные отношения. По юридической силе законы делятся на конституционные, закрепляющие основы общественного и государственного строя и определяющие основные правовые начала всего действующего законодательства, и обыкновенные, регулирующие различные стороны жизни общества.

Никакой из выше перечисленных признаков не характеризует Регламент Парламента РЮО, никакие наиболее важные общественные отношения он не регулирует. Никакие основы общественного и государственного строя не закрепляет и никакие основные правовые начала всего действующего законодательства не определяет Регламент Парламента РЮО. Следовательно, Регламент Парламента РЮО, являющийся, по сути, правилами внутреннего распорядка деятельности законодательного органа, в ст.56 Конституции РЮО ошибочно возведен в ранг конституционного закона. Порядок организации деятельности Парламента РЮО, то есть регламент, не может определяться ни конституционным, ни обычным законом. Регламент Парламента РЮО содержит признаки подзаконного правового акта. Подтверждением правильности сказанного является положение п.4 ст.101 Конституции РФ, которое гласит, что каждая из палат Федерального Собрания РФ принимает свой регламент и решает вопросы внутреннего распорядка своей деятельности.

Исходя из изложенного, в интересах законности и правопорядка следует изменить ч.2 ст.56 Конституции РЮО, исключив из нее упоминание о конституционном законе, и изложить в следующей редакции: «Парламент РЮО принимает свой регламент и решает вопросы внутреннего распорядка своей деятельности».

5. О пресловутом цензе оседлости, ставшем катализатором напряженности в обществе каждый раз во время очередных президентских выборов. Трудно представить, чтобы какое-либо другое правовое государство могло позволить себе предусмотреть в своем основном законе такие крайне дискриминационные меры, донельзя ограничивающие общепризнанное пассивное избирательное право граждан, как это прописано в ст.48 Конституции РЮО. Когда в преддверии очередных выборов отдельные граждане высказываются о недопустимости такой степени ограничения права быть избранным на высший пост страны, сторонники таких мер возражают им, мол, такие ограничения были инициированы бывшим Президентом РЮО Э. Дж. Кокойты. Но разве отмена или изменение нормы права зависит от того, кто инициировал ее принятие? И разве нет в стране граждан, кроме Э. Кокойты, избирательные права которых могут нарушаться цензом оседлости в таком виде, как это предусмотрено ст.48 Конституции РЮО? Соответствует ли этот ценз принципам законности и справедливости в отношении таких граждан РЮО? И еще вопрос: почему мы, южные осетины, должны идти впереди планеты всей в вопросе ограничения признанных международным сообществом основных прав и свобод человека и закрепленных в Конституции РЮО? Есть ли на эти вопросы разумные, не продиктованные политически ангажированными соображениями, ответы?

Сразу отмечу. У читателя может сложиться мнение о том, что автор данной статьи выступает с критикой ценза из лояльного отношения к своему однофамильцу Э.Кокойты, для которого этот ценз является препятствием для регистрации в качестве кандидата в президенты РЮО. Заявляю, что я не могу питать к нему благостные чувства вследствие того, что именно при его правлении, и не без его позволения, я был незаконно отправлен в отставку с должности судьи ВС РЮО «руками» небезызвестного А.И. Биченова за постановленный под моим председательством приговор ВС РЮО от 12.10. 2005 г. по т.н. «паспортному» уголовному делу, законность которого была подтверждена повторным приговором ВС РЮО от 23.10.2013 г. (Это, без преувеличения, беспрецедентный во всей мировой судебной практике случай, когда за вынесение одного приговора, оказавшегося к тому же законным и справедливым, судья отправлен в отставку. Кроме того, согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 28.02.2008 г. № 3 - п, судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за вынесение незаконного судебного акта, если в судебном порядке не будет установлена его вина в вынесении заведомо неправосудного судебного акта).

Возвращаясь к теме ценза оседлости считаю, что в интересах законности и правопорядка, соблюдения основополагающих прав и свобод человека и гражданина, ст.48 Конституции РЮО в части, предусматривающей обязательное постоянное проживание на территории РЮОпоследние десять лет, предшествующие дню регистрации, не должна быть камнем преткновения для граждан страны, которые по каким-либо объективным либо субъективным причинам не могли постоянно проживать последние десять лет в РЮО. Поэтому в целях приведения ст.48 Конституции РЮО в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права иДоговором «О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РФ и РЮО» от 24.11.2008 г., которые, как сказано в п.5 ст.2 Конституции РЮО, являются составной частью правовой системы страны, из п.1 ст.48 на мой взгляд следует исключить слова «последние» и«предшествующие дню голосования» по аналогии со ст.81 Конституции РФ. Ибо нет каких-либо законных оснований для ограничения избирательных прав граждан РЮО и РФ, проживающих в РЮО, по сравнению с гражданами РФ. Напротив, вышеупомянутый Договор между РФ и РЮО содержит требование об унификации законодательства двух государств.

И еще один факт в подтверждение незаконности ценза оседлости. Согласно п. п. 2,3 ст. 93 Конституции РЮО, принятый закон о поправках в Конституцию РЮО в течение 7 дней направляется Президенту РЮО для подписания и официального опубликования. А Президент РЮО в месячный срок со дня вступления в силу закона о поправках осуществляет официальное опубликование Конституции РЮО с внесенными к нему поправками, а также с указанием даты вступления соответствующих поправок в силу. Эти положения Конституции РЮО при принятии поправок к ст.48 Конституции РЮО были нарушены. Обе поправки к п.1 ст.48 Конституции РЮО были опубликованы и вступили в силу с нарушением указанных сроков, причем вторая поправка, принятая Конституционным законом РЮО от 8.02.2012 г., была опубликована и вступила в силу лишь 2.11.2013 г., то есть спустя почти два года со дня его принятия! Можно ли говорить о легитимности данных поправок при таких нарушениях положений Конституции РЮО?!

От редакции. Вопрос ценза оседлости действительно сложный, но на наш взгляд,если и вносить изменения, то ограничения все же должны быть. К примеру, человек, не проживавший в Южной Осетии с 1989 года определенное время и не познавший тяготы, которые два десятилетия пережил наш народ, по нашему мнению, не имеет морального права претендовать на высший пост в стране. К тому же, если есть искреннее желание помочь Республике, то существуют, скажем, и министерские должности. Почему упор сразу делается на место главы государства? Тут же напомним, что наша газета и вовсе уже давно выступает за возвращение к парламентской форме правления, как это было на заре становления Республики.

6. Согласно ст.8 Закона РФ «Об органах судейского сообщества в РФ»,представителями общественности, представителями Президента РФ в Квалификационной коллегии судей могут быть граждане РФ, достигшие 35 лет, имеющие высшее юридическое образование, не совершившие порочащих их поступков, не замещающие государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы. Смысл такого требования Закона заключается в том, что госслужащие и служащие, замещающие муниципальные должности, зависимы от своих руководителей и, следовательно, несвободны в выражении своего мнения при решении вопросов, относящихся к ведению ККС, в т.ч. привлечении судьи к дисциплинарной ответственности. Проведем параллель. Ст. 7 аналогичного Закона РЮО – требование о запрещении государственным и муниципальным служащим быть представителями общественности и представителями Президента РЮО в ККС РЮО, то есть слова… «не замещающие государственные или муниципальные должности, должности государственной или муниципальной службы», не содержит.

7. Согласно п. п. 5,6 ст. 14 «Кодекса судейской этики РЮО»,судья должен пресекать любые попытки членов своей семьи и близких родственников давать негативные оценки деятельности судебных органов. Им также следует воздерживаться от высказываний и публичных заявлений, касающихся оценки судебных решений, которые могут подорвать репутацию судебной системы и причинить ущерб интересам правосудия. Данное положение Кодекса означает, что если судья не пресек попытку своего близкого родственника – бабушки, внука, усыновителя, брата или сестры, либо если кто-либо из них публично высказал негативную оценку судебного решения, – он, судья, может быть привлечен к дисциплинарной ответственности, вплоть до прекращения его полномочий. Эти же требования распространяются и на судей, пребывающих в отставке, отставка которых может быть прекращена, что влечет прекращение выплаты судье в отставке пожизненного содержания.

Мало того, что аналогичный российский Кодекс таких ограничений прав и свобод указанных лиц не содержит, положения данной статьи местного Кодекса не соответствуют статьям 30 и 31 Конституции РЮО, гарантирующим гражданам свободу слова, печати, права критиковать недостатки в работе госорганов.

…Это лишь часть из множества других примеров того, как нивелируется провозглашение РЮО демократическим правовым государством. Поэтому Парламент РЮО при принятии любых изменений в законы и подзаконные правовые акты должен проводить правовую экспертизу на соответствие Конституции РЮО, действующему законодательству и требованию унификации с законодательством РФ и не принимать несовершенные законы и подзаконные правовые акты, которые могли бы быть предметом рассмотрения Конституционного Суда РЮО. Но и он, увы, по сей день не создан…

 

Юрий Кокоев,

(печатается в сокращении)

Рубрика «Мнение»


Опубликованно: 30-06-2021, 14:02
Документ: Аналитика > http://respublikarso.org/analytics/3728-zakonotvorchestvo-i-zakonnost-osnova-razvitiya-gosudarstva.html

Copyright © respublikarso.org
При копировании материалов, гиперссылка обязательна.

Вернуться назад