«Туркмæ цæуæм, Туркмæ цæуæм. Размæ цæуæм, фæстæмæ кæсгæ…»

6-11-2023, 14:16, Аналитика [просмотров 586] [версия для печати]
  • Нравится
  • 1

«Туркмæ цæуæм, Туркмæ цæуæм. Размæ цæуæм, фæстæмæ кæсгæ…»Строки, вынесенные в заголовок статьи, взяты из песни осетин-переселенцев в Турцию. Тысячи осетин оставили родные ущелья, могилы предков и отправились в поисках лучшей доли на чужбину. С того времени прошли века, но и сегодня каждое слово в печальном напеве отдается болью и тоской сердец наших соотечественников, покидавших Родину. В прощальном призыве звучит: «Уходим в Турцию, в Турцию уходим. Вперед идем, но взор наш обращен назад …».

 

Дорога в один конец

Осетинские мухаджиры – так принято называть всех переселенцев с Северного Кавказа в пределы Османской империи. Понятие «мухаджир» произошло от арабского «мухаджарат» («переселение») и первоначально не было связано непосредственно с масштабной сменой населением места жительства. Не называли себя так и сами горцы- переселенцы, например, осетины считали себя «туркмæцæуджытæ» (букв. уходящие в Турцию). Это понимание отражается и в названии песни, о которой мы упоминаем в преамбуле статьи – «Туркмæцæуджыты зарæг» («Песня уходящих в Турцию»).

Сегодня этот напев в разных вариациях исполняется на просторах Интернета, но впервые его в публичном пространстве представил осетин Турции Айтек Кубатиев. Автором песни является его отец Темирболат Кубатиев, представитель знатной осетинской фамилии. Его семья была вынуждена бежать в Турцию после того, как по итогам революции 1917 года в России большевики начали преследование горской аристократии.

Мы неспроста указали 1917 год, это был период, когда горцы имели последнюю возможность покинуть пределы распадающейся Российской империи. В Советской России эмигрировать за границу стало практически невозможно. Таким образом, 1917 год можно назвать окончанием такого историко-демографического явления, как мухаджирство.

Первая же волна переселения пришлась на 1859 год. Это были преимущественно представители горской аристократии севера Осетии. Главой мухаджиров был представитель дигорской знати Алимурза Абисалов, он, как баделяты фамилий Тугановых, Кубатиевых, Кануковых, Кусовых, Козыревых, выехал в Турцию вместе с зависимыми крестьянами.

Вторую волну эмиграции (1860-1861 гг.) возглавил куртатинский таубий Ахмет Цаликов. Тогда выехало 300-350 семей осетин, 90 из которых через некоторое время вернулось обратно. Выехали Цаликовы, Дударовы, Кануковы и др.

Третье, самое крупное переселение осетин и других горцев состоялось в 1865 году. Под началом тагаурского алдара генерал-майора русской армии Муссы Кундухова в Турцию выселилось несколько тысяч человек. Выехали Алдатовы, Есеновы, Кануковы, Кундуховы, Мамсуровы, Тхостовы, Дударовы и др. По некоторым данным, к началу XX века в 5 вилайетах (административная единица в Турции) насчитывалось до 15 осетинских селений, в которых проживало до 3,5 тысяч человек.

В начале ХХ в. исход осетин в Турцию продолжился. Связано это было, как упоминалось выше, с событиями Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны. В эмиграции этого периода приняли участие в основном представители знатных осетинских фамилий. Спасая свои семьи от красного террора, они были вынуждены искать новое место жительства и, зная, что в Турции у них есть родные, устремились именно туда. Эмигрировали из Осетии в Турцию не только этнические мусульмане, но и христиане, не разделявшие идеологи Советской власти. Но эта волна переселения больше напоминала тонкий ручеек.

Политика и религия

Причины переселенческого движения имели политические, экономические, социальные и религиозные основания. Считается, что после победы русского оружия на Кавказе, верхушка местной знати, опасаясь лишения привилегий в составе Российской империи, решила переселиться в пределы Турции. Еще одним фактором послужило решение российского правительства о переселении горцев на равнину, желающего таким образом вывести их из удобных для обороны горных ущелий или доступного для турецкого десанта Черноморского побережья.

В числе экономических причин называется политика изъятия части земель у местных народов и передача ее русским переселенцам. Не могли принять покоренные кавказцы требований сдачи личного оружия и призыва в имперскую армию. Среди религиозных факторов называется то, что среди горцев распространялось мнение о намерениях российских властей обратить всех мусульман в православную веру.

Но были и определенные нюансы. Например, отток населения Северного Кавказа совпал с началом реформенных преобразований в России и, прежде всего, с отменой крепостного права. Горская знать покидала Родину с той целью, чтобы сохранить свое право на крестьян. Не совсем верно утверждение, что в числе переселенцев были преимущественно люди, выступавшие противниками утверждения России на Кавказе. Среди мухаджиров были офицеры имперской армии, которые получили награды и чины, воюя против имама Шамиля в составе российской армии. Кстати, именно представители этой части осетинского сословия были самыми последовательными агитаторами в вопросе переселения. Наиболее известный из них генерал русской армии Мусса Кундухов, получавший за каждого переселенца по три рубля золотом из российской казны.

Свое видение переселенческого поветрия, будучи сам оказавшись в числе мухаджиров, изложил осетинский писатель Инал Кануков: «Между горским населением появилось какое-то беспокойное состояние, и это беспокойство заразило даже нас, вечно покорных русскому правительству и невозмутимых осетин-мирян. Всполошились и осетины, пошли втихомолку беспокойные толки между осетинами-мусульманами, и стали они тоже помышлять о Стамбуле, притом с такой мыслью, что будто оставшимся здесь предстоит гибель. Нашлись между ними и такие фанатики, которые верили во все эти толки, принимали все за чистую монету и решились распрощаться с Родиной. К числу таких-то фанатиков присоединился и мой дядя, считавшийся тоже майором по армейской кавалерии и, следовательно, имевший тем более весу среди своих земляков, что был в русской службе офицером. И не нашлось тогда ни одного порядочного горца, который бы постарался разубедить и представить предпринимаемое дело в настоящем его виде. И простодушные земляки, принимая дядины слова за чистую монету, верили и присоединялись к числу все более и более увеличивавшихся переселенцев» (рассказ «Горцы-переселенцы).

Со временем в агитации стали принимать участие и непосредственно турецкие эмиссары из числа ранее переселившихся горцев. Ведь польза от мухаджирства была и для Турции: с одной стороны, желание пополнить свою армию отважными кавказцами, с другой – расселить поселенцев-мусульман среди христианских регионов Османской империи, чтобы нейтрализовать возможные восстания. Поэтому для переселенцев устанавливались значительные преференции. Так, прибывшие в страну и принявшие подданство Турции, наделялись землей, освобождались от поземельной и личной подати в течение шести лет.

В настоящее время в Турции проживают представители примерно 150 осетинских фамилий, представляющие все четыре основные общества севера Осетии – Тагаурское, Куртатинское, Алагирское и Дигорское.

Южная Осетия и осетины Ближнего Востока

Переселенческое движение не затронуло юг Осетии, но исход северян не остался без переживаний за судьбы соотечественников. Одна из групп осетин-переселенцев направлялась через Мамисонский перевал и горный регион Западной Грузии Рачу в портовый город Батум. Услышав об этом исходе, навстречу переселенцам вышли осетины из соседнего с Рачей Кударского ущелья. Как гласит народное предание, они застали людей отдыхающими после преодоления перевала. На большой зеленой поляне южане устроили пир, зарезав несколько голов крупного рогатого скота и овец. Правда спиртное употребляли только жители Кударского ущелья, так как в составе переселенцев были бдительные муллы, которые не одобряли употребление горячительных напитков. Как вспоминали старожилы, мухаджиры были настроены оптимистично, радовались будущей встрече с новой родиной, пели веселые песни. У одной из них был припев «Туркмæ цæудзыстæм, сырх мæнæу хæрдзыстæм» («Идем в Турцию, где много красной пшеницы»). Для жителей горных ущелий, где пшеница практически не вызревала, эта перспектива была очень заманчивой.

После относительно мирных отношений между СССР и Турцией в 20-х годах, между двумя странами устанавливается подозрительность, переросшая в конфронтацию. Последнему способствовала сперва прогерманская позиция Стамбула, после прозападная политика турецких властей. Поэтому контакты между осетинами в Турции и их соотечественниками в Осетии прекращаются на десятилетия. Для турецких осетин на долгие годы их Родина стала красивым мифом и недостижимой мечтой.

Но находились и энтузиасты, которые стали наводить утраченные контакты. Здесь необходимо отметить, что говорить о переселении осетин в Турцию не сов- сем верно, осетины переселялись в пределы Османской империи. А пределы эти были необъятны: Ирак, Сирия, Иордания, Палестина, Ливан, Греция, Албания, Румыния, Сербия и еще с десяток страны. В этом перечне компактные поселения осетин были отмечены в Иордании и Сирии.

«Первооткрывателем» осетинСирии стал профессор Людвиг Чибиров в бытность свою сотрудником юго-осетинского Краеведческого музея. Ему удалось наладить связь с нашим соотечественником в Дамаске Азаматом Албегаты. НаVI Всемирном фестивале молодежи, состоявшемся в 1957 году в Москве, заслуженный деятель искусств ГССР Таурбег (Тата) Гаглоев познакомился с делегацией молодежи из Сирии. В составе делега­ции оказалась девушка-кабардинка. Узнав о том, что ее новый знако­мый – осетин, девушка рассказала Т. Гаглоеву о том, что в Сирии тоже живут осетины и что она дружит с ними. После долгой беседы но­вые знакомые обменялись адресами и расстались. Фестиваль закончил­ся, делегации разъехались по домам.

По прошествии времени вЦхинвал на адрес Т. Гаг­лоева пришло письмо из столицы Сирии Дамаска от сирийского осетина Азамата Мирзоевича Албегаты. В нем сообщалось, что в Сирии насчитыва­ется около ста осетин, а кабардинцев свыше пяти тысяч. Албегаты интере­совало, как живут люди в Осетии, какие изменения произошли на Родине его предков. В конце письма он просил прислать произведения К. Хетагурова и дру­гих осетинских писателей. «Будучи сыном репрессированного, Т. Гаглоев не стал писать от­ветное письмо, его можно было понять, – вспоминает Л.Чибиров. – Выполнить же просьбу Албегаты по моей инициативе взялся коллектив работников му­зея. За короткое время мы собрали произведения лучших осетинских писателей, фотографии достопримечательностей Осетии, отдельные номера осетинских журналов и газет и отправили посылку, вложив в нее письмо от коллектива».

Последующая пере­писка между Людвигом Чибировым и Азаматом Албегаты продолжалась больше года, до тех пор, пока спецслужбы не велели ее прекратить.

Через какое-то время А.Албегаты смог приехать на свою историческую Родину в Осетию, где он пробыл определенный период. Азамат сделал все возможное, чтобы его сын наладил связь с исторической Родиной. Айманд Албегаты учился в Ленинграде, вместе с ним в общежитии жили студенты из Южной Осетии, которые научили его родному языку. Позже он женился на одной из них, девушке из фамилии Пухаевых. «Вскоре после свадьбы новобрачные приехали в Цхинвал и Айманд по поручению отца разыскал меня. Мы провели весь вечер вместе, вспо­миная, как все начиналось, разговаривали на осетинском языке. Он благодарил меня за то, что я первым открыл им Родину», – вспоминает Л.Чибиров.

После установления межгосударственных контактов Южной Осетии с Сирией, состоялись новые встречи и с представителями осетинской диаспоры этой ближневосточной страны.

Сегодня осетины в Турции по-прежнему составляют видимое этническое представительство, не растворившись полностью в тюркской среде и сохранив свою идентичность. По разным подсчетам, осетинское население в Турции составляет от 20 тыс.до 36 тыс. человек.Сейчас большинство осетин проживают в крупных городах – Анкаре, Стамбуле и Измире. Есть и компактные поселения в сельской местности. В процессе подготовки статьи мы связались с заведующим кафедрой русского языка и литературы Стамбульского университета Топчу Маратом, который изучает повседневность потомков горцев-мухаджиров. По нашей просьбе он предоставил нам карту с указанием районов компактного проживания осетин в Турции (отмечены красными кружками).

После распада СССР были открыты границы, стало возможным налаживать личные контакты и с осетинами зарубежья. В Турцию из Осетии направляются научные работники, появляются исследования, посвященные осетинам, живущим в этой стране. Отдельное внимание «турецким» осетинам стали уделять и в Южной Осетии. В Цхинвал неоднократно приезжали представители осетинской диаспоры и группы осетинской молодежи. Многие из них получили гражданство РЮО.

В Турции было учреждено представительство МИД РЮО, которое возглавил Ремзи Канукати. К сожалению, он скончался в декабре 2020 года, в память об этом патриоте Осетии был назван сквер в центре столицы Южной Осетии. Приказом по Министерству иностранных дел от 10 января 2022 года полномочным представителем МИД РЮО в Турецкой Республике назначен Хоситы Бурхан.

Сегодня, благодаря активным контактам с материковой Осетией, для потомков горцев-переселенцев их Родина, бывшая ранее мифологическим преданием, обрела реальное содержание.

 

Р.Кулумбегов

«Туркмæ цæуæм, Туркмæ цæуæм. Размæ цæуæм, фæстæмæ кæсгæ…»

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Февраль 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829 

Популярно