Осетинский народный танец «Симд» в плену инсинуаций

3-12-2021, 14:57, Аналитика [просмотров 544] [версия для печати]
  • Нравится
  • 0

Осетинский народный танец «Симд» в плену инсинуацийНедавно в центре внимания общественности Осетии оказалась ситуация, о которой сначала поведал в своем интернет-блоге журналист Алан Мамиев, после подняло проблему наше издание, несколько совещаний прошло в министерстве культуры РЮО... Суть вопроса в том, что осетинский национальный танец «Симд» стараются представить, как жемчужину кабардинской национальной хореографии – от музыки до танцевального рисунка. Это вызвало недоумение не только в нашей Республике, но и у части общественности на севере Осетии.

В последнее время любой пользователь интернета, набрав в поисковике фразу «танец Удж» может увидеть великолепное исполнение народного танца коллективом ансамбля «Кабардинка» из Кабардино-Балкарии. Плавность движений, гордая осанка не могут не завораживать зрителя. Но постепенно приходит ощущение де-жавю – где-то я это уже видел, где-то я уже это слышал. И, действительно, после того как стройный ряд танцоров совершает плавный разворот ровной линией по зеркалу сцены, понимаешь – да это же осетинский танец «Симд». При этом не только это фирменное танцевальное движение, являющееся знаковым для осетинского «Симд»-а,но даже музыкальное сопровождение танца повторяется практически нота в ноту.

Можно было бы безмерно восхищаться мастерством балетмейстера ансамбля «Кабардинка», великолепно поставившего танец девушек и юношей, если бы не указание на то, что это старинный кабардинский танец. И тут необходимо сделать небольшой культурологический экскурс в прошлое.

В Кабарде издавна, а во время праздника урожая обязательно, исполнялся традиционный танец «Удж». Подобные танцы были известны многим народам, и не только кавказским. Корреспондент лондонской газеты «Таймс» Дж. Лангворт указывает в своих записках, что в основе танца «Удж» – хоровод, исполняемый с участием мужчин и женщин. Особенно британца впечатлили девушки – «прекрасные создания медленно двигались, а скорее их вели по кругу; па танцующих представляли собой едва уловимые глазом движения корпуса, общество двигалось под оживленную музыку своих менестрелей все время по кругу, сохраняя на лицах важность, подобающую разве что судьям или же членам государственного совета» (1840 г.). Заметьте, в старинных свидетельствах упоминания о развороте танцоров в одну линию нет.

Наши оппоненты спросят, а есть ли зафиксированные свидетельства фирменного знака осетинского танца «Симд» в самой Осетии?! В старинных хрониках такого свидетельства, действительно, нет. Осетинский танец в его старинной вариации «Нæртон Симд» был сакральным круговым танцем и в этом их сходство с «Удж». Но хоровод известен практически всем народам мира и в этой части претензий к кабардинским хореографам быть не может. А вот приоритет танцевального разворота неоспорим.

В этой связи необходимо сказать, что надо отличать народный танец от сценического. То, что мы сегодня видим на сцене это, конечно же, адаптированная версия народного танца. Важно понимать, что по законам сценической хореографии нельзя переносить танцы на сцену в нетронутом виде. От постановщика требуется способность найти гармонию между фольклорным материалом и режиссерской обработкой, или, другими словами, танцы для показа на сцене должны быть театрализованными. И главным элементом этой театрализации осетинского «Симд» стал тот самый «осетинский» разворот в одну линию. При этом точно известно, когда этот народный элемент был введен в рисунок танца в рамках сцены – в 1936 году танцором и балетмейстером В.Хетагуровым.

1 августа 1936 года первый секретарь Обкома Компартии Юго-Осетинской Автономной области Борис Таутиев вызвал в свой кабинет начальника управления культуры Владимира Хетагурова. Он показал ему телеграмму, которая пришла из Тбилиси. В ней сообщалось о том, что наVОлимпиаде самодеятельных коллективов, проводимой в рамках Грузинской ССР, должна быть представлена и Южная Осетия.

Было решено представить на суд тбилисского зрителя танец, который бы произвел на искушенную публику должное впечатление. Выбор пал на «Симд», который не был тогда широко известен за пределами Осетии. «В тот же день я обратился к актерам драматического театра им. К.Хетагурова. Из их числа сформировал двенадцать танцевальных пар, – вспоминал сам В.Хетагуров. – Пришлось, основываясь на своем опыте участия в профессиональных коллективах, подгонять народные танцевальные элементы к сценическим требованиям. Репетиции шли ежедневно с утра и до самого вечера». Кстати, с тех пор число танцевальных пар в развороте (если позволяет сцена) должно быть не менее 12.

5 августа в Цхинвал приехала комиссия из представителей Тбилисского театра оперы и балета им. З. Павлиашвили, которым и был представлен танец «Симд» в новой, сценической редакции. Окончание выступления было встречено аплодисментами – танец «Симд» был однозначно одобрен специалистами, особенно грузинских товарищей поразил разворот двенадцати пар по центру сцены. Уже вечером того же дня юго-осетинский коллектив был в Тбилиси.

Олимпиада проходила на сцене Тбилисского театра оперы и балета в течение двух дней. Свое танцевальное мастерство демонстрировали десятки коллективов со всех уголков Грузинской ССР. Однако выступление юго-осетинс-ких танцоров произвело наиболее сильное впечатление. В этой связи произошел уникальный для того времени случай, один и тот же коллектив принимал участие в обоих конкурсных днях. Организаторы Олимпиады, подтвердив свое восхищение мастерством осетинских танцоров, завершили исполнением танца «Симд»заключительный день смотра.

После триумфа в Тбилиси В.Хетагурову сообщили, что в декабре в Москве пройдет Декада литературы и искусства Грузинской ССР, в числе других танцевальных номеров Государственный ансамбль танца Грузии должен представить и осетинский «Симд». Поставить танец предлагали самому В.Хетагурову. Задача была непростая. Во-первых, грузинские танцоры не имели представления о том, что такое «Симд». Первый раз они его увидели на Олимпиаде. И, во-вторых, времени оставалось совсем мало. Ответственности прибавляло то, что на концерте в Москве среди зрителей должен был быть сам И.Сталин.

За десять дней до того, как в Москве должна была начаться Декада в Тбилиси приехала московская комиссия. Претензий к исполнению танца «Симд» не возникло, и он вскоре был встречен с одобрением московским зрителем. Аплодисменты раздавались и из правительственной ложи, где сидели руководители Советского Союза...

Осетинский массовый танец «Симд» отличается органической слаженностью, композиционной завершенностью, строго регламентированной последовательностью танцевальных элементов и высокой зрелищностью, формировавшихся на протяжении длительного времени. Рисунок танца традиционен, хотя в известной мере и определяется искусством импровизации ведущей пары. Но разворот на сцене танцующих в одну линию пар остается неизменным – это, образно говоря, визитная карточка этого осетинского танца.

Именно в этой редакции танец «Симд» исполнятся всеми коллективами. За пределами Осетии наибольшего мастерства в его исполнении достигли танцоры Государственного ансамбля Грузии, созданного супругами Сухишвили и Рамишвили. С первых лет существования коллектива танец «Симд» входит в репертуар прославленного ансамбля. Правда, со временем его название претерпевало удивительные перемены, превращаясь то в «грузинский массовый танец», то в танец «Осури» (осетинский), то снова в «Симд».

Смеем предположить, что хореографы Сухишвлили и Рамишвили прекрасно знали танцы и других народов Кавказа, тем более, что их они вводили в репертуар ансамбля на гастролях по всему миру. И если бы танец «Симд» был заимствованием из кабардинской танцевальной культуры, они бы вряд ли посмели называть его осетинским. Назвали бы его образно «Танец гор» или «Танец народов Кавказа», но существование названия «Симд» в сегодняшней афише ансамбля говорит само за себя.

Другой пример. В ноябре 1958 года в городе Сталинир (Цхинвал) прошли гастроли Государственного ансамбля Абхазии. В репертуаре творческого коллектива – песни и танцы народов СССР, в том числе и осетинский массовый танец «Симд». Причем этот танец исполнялся в традиционной редакции. Едва ли бы абхазы, являющиеся родственным адыгам народом, решились бы выступить с танцем, который мог быть копией кабардинского танца «Удж».

Здесь бы нам снова хотелось вернуться к блогеру Алану Мамиеву, который пригласил на свой эфир сына знаменитого осетинского хореографа Х.Варзиева – Сослана. При этом отметим, как собеседник Мамиева осторожно выбирал слова для того, чтобы высказать свое возмущение плагиатом осетинской музыки кабардинскими постановщиками.

Куда конкретнее был известный осетинский писатель и журналист, главный редактор газеты «Хурзæрин» Юрий Габараев. В своей статье, опубликованной на страницах газеты, он сетует на безграничную толерантность осетинского общества, и в частности, писательского сообщества Осетии. Не может он понять и позицию руководства ансамбля «Кабардинка», Ю.Габараев пишет: «Неужели художественный руководитель ансамбля, балетмейстер и хореограф не знали, что… под видом кабардинского танца ставят осетинский танец?! Неужели они не знали, что сказал народный поэт Кабардино-Балкарии Кайсын Кулиев про осетинский танец: «Даже если бы осетины создали только один танец «Симд», они были бы великой нацией». И с этим нельзя не согласиться.

При этом мы не допускаем, что Кайсын Кулиев не имел представление об особенностях рисунка кабардинского танца «Удж», чтобы так искренне восхищаться осетинским танцем.

Тот факт, что у осетин снова пытаются отобрать часть их национального культурного достояния не может не волновать. Именно об этом в предыдущем номере писал редактор «Республики» Андрей Кочиев. С одной стороны, наше возмущение не должно стать поводом для недопонимания с братскими кавказскими народами (за пределами России этого как раз и ждут), с другой – периодическое молчание уже воспринимают как согласие, и об этих фактах необходимо говорить вслух и открыто. В конце концов, если тебя демонстративно не уважают, а попытка присвоения «Симда» именно это и означает, то о каком уважении с нашей стороны может идти речь?!

Думается, тут свое слово должны сказать и лидеры севера и юга Осетии-Алании. Это вопрос государственного уровня. И именно в этом вопросе мы должны выступать единым фронтом, отстаивание общенационального вопроса должно сплотить нацию. Возможно, данный вопрос придется решить на уровне министерства культуры России. Свое слово, обращение в соответствующий комитет Госдумы должны сделать и наши парламентарии. Но, прежде всего, свое слово должны сказать специалисты севера и юга в области танцевального искусства: хореографы, композиторы и искусствоведы. Именно компетентное мнение должно стать решающим в этом культурологическом споре.

 

Л. Джиоев

Мы еще вернемся к данной теме.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Новости

«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 

Популярно